Наши танкисты подкрались, как кошки, и лихим налётом уничтожили батарею немецких пушек

Рота Т-34 готовилась к атаке. Однако комроты был мрачен. Его смущала рощица на правом фланге.

- Вот обязательно немцы там орудия поставят, - сказал он. – Я бы точно поставил. И прямо по бортам нам влупил.

Разведчики-пехотинцы заверили его, что никого в рощице нет. Они там были прошлой ночью, только следы от машин и всё.

Ротный всё равно хмурился.

- Холодов, - подозвал он к себе старшину, командира танка. – Смотри сюда.

Он показал ему карту. От наших позиций к рощице вела неглубокая лощина.

- Уяснил? – спросил ротный.

Холодов кивнул.

- Пройдёшь по ней, когда артподготовку наши начнут, - ротный забрался на танк. – Лезь сюда.

Он рукой показал на ту лощину. Она была видна очень хорошо и простреливалась немцами. Но ближе к рощице ложбина заросла высокими кустами.

- Как наши начнут стрелять артиллеристы, немцы спрячутся, - ротный махал руками, показывая, как ехать. – Проскочишь открытое место и в рощицу. Если там есть кто, уничтожить! А если нет, то с фланга нас поддержишь, мы по полю покатим. Вперёд!

Артиллерийская подготовка началась во второй половине дня. И как только пушки ударили по немцам, танк Холодова нырнул в лощинку и на полном газу пронёсся по ней и сразу укрылся в кустах.

- Ну-ка, Саня, глянь, что там, - старшина послал вперёд осмотреться своего заряжающего. – Только осторожно!

Саня вернулся через десять минут. Артподготовка уже окончилась и на поле выкатывались танки в атаку. За ними выбегали пехотинцы.

- Стоят четыре пушки, - отдыхиваясь, сказал заряжающий. – Противотанковые, с расчётами. Нас ждут.

- Ну и дождались, - оскалился Холодов. – В машину!

Танк взревел и размалывая кусты гусеницами, проскочил за минуту оставшиеся метров четыреста до рощицы.

Круша берёзы и поливая рощицу огнём из пулемёта, Т-34 устроил настоящий разгром.

Немцы услышали рёв мотора у себя за спиной, но развернуть орудия не успели. К тому же они вглядывались, думая, кто это там у них в тылу шумит. Оказалось, советский танк.

Первая пушка была смята сразу. Расчёт побежал в разные стороны. По второй и третьей сначала прошлись из пулемёта, потом раздавили гусеницами.

По четвёртому орудию ударили в упор из пушки.

Наша танковая рота неслась по полю, стреляя на ходу. Ротный открыл люк на башне и высунулся. Он смотрел направо, на рощицу.

И вдруг увидел, как там закачались, падая, берёзы. И тут же среди них мелькнул силуэт Т-34. Сверкнуло пламя. Это старшина Холодов бил из своей пушки.

- Нормально на правом фланге, - подумал ротный.

Немцы, растерянные тем, что их засаду обнаружили и разнесли так быстро, сильного сопротивления не оказали.

Их главная ударная сила – батарея противотанковых орудий оказалась разгромленной за несколько минут.

В итоге все танки в роте оказались целы. И пехота практически без потерь ворвалась на немецкие позиции и закрепилась на высоте.

А разведчики потом проставились танкистам.

- Признаём свою вину, - сказал пехотный разведчик-лейтенант. – Немцы, получается, нас обманули.

- А мы их обманули, - сказал командир танковой роты.