Он стрелял не видя врагов, прямо в чёрный дым разрывов

1943 год. Взвод собрали на полянке, в кустах. Уже светало и хмурые утренние сумерки отползали от Днепра на запад. Где-то далеко на востоке чуть покраснело небо.

- Наша задача окопаться и держаться сутки,- взводный чихнул. Во время переправы через Днепр он оказался в воде, простудился.

- А кого нам на поддержку дадут? – спросил сержант Наливайко. – У немцев сила серьёзная.

Взводный прикрыл глаза, напрягся и снова чихнул.

- Никого не дадут, - ответил он. – Перед нами рубеж обороны плацдарма, а наша задача оборона танков.

Бойцы удивились, что за танки, что сами за себя постоять не могут. Недавно попавший на войну детдомовец Лёшка не удивлялся. Он очень устал. Прибыв с пополнением на фронт, их сразу бросили на переправу через Днепр. Плыли на бочках, набитых ветками. Днём. Сверху их терзали «мессера» и «юнкерсы». С высот правого берега лупили пулемёты и пушки.

Хрипло крича «Ура!», те, кто доплыл, бросились вверх по берегу. Они смогли вышибить немцев из передней линии. Потом был огненный ад до самого вечера. Лёшка стрелял из винтовки куда-то в дым, откуда слышались рёв моторов, грохот. Иногда оттуда появлялись люди. Они кричали, падали.

Один раз Лёшка обернулся. Днепр был покрыт водными столбами. Они вырастали то тут, то там, а меж них плыли и плыли люди. На плотах волокли пушки, пулемёты. Очень часто водные столбы разрывали эти плоты. Люди исчезали.

За четыре дня упорных боев немцев удалось оттеснить на несколько километров. по ночам на плацдарм переправлялись танки. Бойцы успокаивались. Лёшка слышал разговоры, что с танками воевать проще. Появились большие пушки.

От тех, с кем Лёшка ехал на войну и с кем переправлялся через клокочущий Днепр, почти никого не осталось. Всех или убили или ранило. Лёшка прибился к какой-то сборной части.

- Молодец! – сказал ему лейтенант. – Винтовку сохранил.

Лёшка вытер под носом и промолчал. Он не знал, что надо говорить в таких случаях. Точнее забыл. Всё, чему его учили в запасном полку, вылетело из головы. Надо было уметь только прятаться и быстро стрелять в дым.

Взвод шёл среди кустов и вдруг его остановили.

- Обходи! – услышали бойцы. Солдаты с топорами в руках хмуро поглядывали на них и колотили какие-то большие коробки. Их тут же мазали зелёной краской.

- Да это же танки! – ахнул Наливайко. – Макеты танковые строят. Немца обмануть хотят.

Бойцы не знали, что яростные атаки танковой армии Рыбалко не смогли прорвать оборону немцев на букринском плацдарме. Это мешала и местность, изрытая оврагами, и немецкая оборона. Немцы расположились на господствующих высотах. Танки, маневрируя меж оврагов, всё время подставлялись под пушечный огонь. Десятки бронированных машин оставались на поле боя после каждой атаки. По ночам их вытаскивали для ремонта.

Командование решило перебросить армию Рыбалко под Киев. А чтобы немцы не узнали об этом, на букринском плацдарме сделали фанерные макеты танков.

Вот, возле них и выставили два батальона пехоты – охранять.

Но генералы немного просчитались. На переднем крае стояли самоходки и два артдивизиона. Но они ушли вместе с танками. За две ночи всю армию перекинули на левый берег. Пехота осталась одна.

День прошёл спокойно, а утром началось. «Юнкерсы» висели над головой весь день. Бесконечные карусели пикировщиков постоянно заходили на обнаруженные макеты, принимая их за сосредоточение танков. Пехота сидела, сжавшись, в наскоро отрытых стрелковых ячейках. Земля ходила ходуном от разрывов бомб.

А вечером пошли в атаку танки. Сначала был мощный артиллерийский налёт. Едва улеглась земля, а танки и мотопехота оказались уже рядом с окопами.

Лёшка, как и раньше, стрелял в дым и людей из своей винтовки. Он отупел от бесконечного грохота. И уже не было страха. Он бездумно палил, заряжал, и снова палил.

Снаряд ударил прямо в его ячейку. Лёшку выбросило наверх, он широко раскрыл глаза, не чувствуя боли и на этом всё закончилось.

Последний резерв дивизии – две батареи и батальон пехоты остановили напор немцев. Те отступили. Видимо, они поняли, что танки, так и ни разу не выстрелившие по ним – макеты. Атак здесь больше не было.

Лёшку похоронили в одной воронке со всеми, кто здесь погиб. На братской могиле из обломков фанерных танков поставили маленький обелиск, сколоченный на скорую руку. Сверху сапёры приколотили выструганную топором фанерную звезду.

Прорвать немецкую оборону на букринском плацдарме так и не удалось.