Их натравливают на Россию. Команда «фас» для террористов

02.05.2018

Двое боевиков в Дербенте, оказавших сопротивление силам правопорядка, ликвидированы. В тот же день осуществлена нейтрализация ячейки террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (запрещена в России) в Татарстане, 14 ее членов задержаны. Чуть раньше было уничтожено еще 9 террористов в Дербенте, готовивших теракт в Санкт-Петербурге на майские праздники. Ликвидированы боевики в Ставрополе. Арестовано двое участников запрещенной в России организации «Джебхат ан-Нусра».

Насыщенность информационного потока, посвященного такого рода событиям, позволяет говорить о настоящей террористической войне, которая вновь развернута против нашей страны. Собственно, она никогда и не прекращалась, но наступали периоды, иногда довольно продолжительные, «ремиссии» или затишья.

Нетрудно заметить, что каждая активизация террористического подполья удивительным образом совпадает с обострением отношений нашей страны с Западом. Эта закономерность столь очевидна, что рост международной напряженности воспринимается российскими спецслужбами как вполне отчетливый сигнал удвоить оперативные усилия. И постараться сработать на упреждение. Как мы видим, к счастью, в большинстве случаев это удается.

В связи с происходящим нельзя не вспомнить, как полтора года назад, в 2016 году, тогдашний официальный представитель Госдепартамента США Джон Кирби выступил с открытыми угрозами терактов в российских городах в связи с действиями нашей страны в Сирии.

«Последствия таковы, что гражданская война в Сирии продолжится, экстремисты, экстремистские группы продолжат пользоваться вакуумом власти, существующим в Сирии, для расширения своих операций, которые будут включать в себя — несомненно — удары по российским интересам, возможно, даже по российским городам. И Россия продолжит отправлять домой военных в мешках для трупов, и они продолжат терять ресурсы, возможно, даже снова самолёты», — заявил чиновник внешнеполитического ведомства США, выступая на брифинге для СМИ.

Это заявление, в котором отчетливо угадывается угроза увеличить помощь террористам, вплоть до передачи им ПЗРК, а также активизировать подполье на территории России, вызвало тогда резкую отповедь российского МИДа.

Так, официальный представитель внешнеполитического ведомства Мария Захарова констатировала, что «подобное чревовещание про «трупы в мешках», «теракты в российских городах» и «потери самолётов» больше похоже на команду «фас», чем на комментарий дипломата».

По мнению экспертов, столь недипломатичный даже для американца выпад представителя Госдепа был реакцией на удачный удар российского «Калибра» по центру управления террористами в провинции Алеппо, в котором было уничтожено несколько иностранцев, в том числе сотрудников ЦРУ и высокопоставленных офицеров военной разведки.

Впрочем, поддержка (и организация) террористического подполья на территории России спецслужбами США и их союзников – секрет Полишинеля. Эти факты столь очевидны, что о взаимодействии террористов с Северного Кавказа и спецслужбами США рассказал в вышедшем в документальном фильме «Президент» Владимир Путин.

«Однажды были зафиксированы просто прямые контакты между боевиками с Северного Кавказа и представителями спецслужбы Соединенных Штатов в Азербайджане, — привел пример российский лидер. — Там реально просто помогали даже с транспортом».

Спонсорство и поддержка террористических и экстремистских организаций, действующих на территории России и других стран, которые США и их союзники числят в своих противниках, осуществляется через специально созданные для этого «гуманитарные» НКО (вроде британского «Хейло Траст», специалисты которой готовили подрывников из северокавказских боевиков) и «исламские» фонды.

В их числе такие организации, как: Американский исламский центр (Islamic American Center), расположенный в Вашингтоне; Исламская благотворительная организация «Голос Чечни» (Islamic Relief Chechnya Аppeal), зарегистрированная в Госдепартаменте США; «Исламская городская помощь» (Islamic City Relief); Исламский американский фонд «Закят» (Islamic-American Zakat Foundation); Исламский центр содействия (Islamic Action Center); Чечено-Ингушское общество Америки (Chechen-Ingush Society of America, другое название – Chechen Relief Expenses) и многие другие.

Большинство из этих организаций, созданных в начале 90-х, продолжают функционировать и сегодня.

Собственно, террор всегда занимал и занимает видное место в американском арсенале методов гибридной войны. В том числе в силу своей «дешевизны». Ведь организация даже такого чудовищного теракта, как, скажем в Беслане или «Норд-Осте», требует несопоставимо меньших затрат, чем скажем, недавний ракетный удар по Сирии, стоимость которого, по мнению специалистов, приблизилась к сотне миллионов долларов.

Тем более что суммы, выделяемые на организацию терактов не требуют одобрения законодателей и поступают из внебюджетных фондов, в том числе от средств, полученных от продажи наркотиков и нелегальной продажи оружия (в том числе тем же террористам).

Успехи наших контрразведчиков, бойцов и оперативников антитеррористических служб очевидны: за последние годы предотвращено множество терактов, нейтрализованы многочисленные активные и «спящие» ячейки террористов.

Но надо отдавать себе отчет в том, что никакое мастерство спецслужб не даст стопроцентной гарантии, что враги не смогут найти лазейку. Ну а те, кто намерен уничтожить нашу страну, как мы видим, не намерены останавливаться ни перед чем и готовы применять против нас любое оружие.