«Нет состава преступления»: в Бурятии полицейский сбил мать двоих детей и избежал суда

02.05.2018

Следственный комитет по Бурятии закрыл дело против полицейского Глеба Сергучёва, который в 2017 году насмерть сбил мать двоих детей. После ДТП он вместе с товарищем попытался сжечь машину и тело погибшей женщины. СК завёл уголовное дело, однако спустя год закрыл: экспертиза показала, что водитель не мог предотвратить аварию, а сжечь улики попытался в состоянии аффекта. Теперь депутат Госдумы Николай Будуев требует провести проверку следственных мероприятий.

16 апреля 2017 года около девяти часов вечера 32-летняя жительница посёлка Селенгинск Мария Седунова возвращалась от своей подруги из соседнего села. Однако домой Седунова так и не попала: на трассе М-55 её насмерть сбила машина, за рулём которой был полицейский Глеб Сергучёв.

Обстоятельства аварии шокировали жителей республики: после удара осколки стекла разрезали тело Седуновой пополам. Сергучёв вместе со своим товарищем, находившимся на пассажирском сиденье, попытались избавиться от автомобиля и тела. Они уехали с места ДТП и возле села Большая Речка попытались сжечь машину с останками Седуновой.

Тем не менее следствию удалось быстро восстановить картину произошедшего. Водитель затем заявил, что машина якобы воспламенилась сама, однако эту версию опровергла техническая экспертиза. Позднее СК объяснил действия полицейского тем, что тот находился в шоковом состоянии.

«Непосредственно после наезда у Сергучёва развилось временное психическое расстройство в форме аффективно-шоковой реакции, которую он купировал самостоятельно через несколько часов, — цитирует руководителя Следственного отдела по Кабанскому району СУ СК Виктора Тушкаева башкирская газета «Номер один». — В период временного расстройства психической деятельности он не мог осознавать характер общественно опасных действий и руководить ими».

Вскоре после ДТП полицейский и его товарищ были задержаны, началось расследование. Находившегося за рулём Сергучёва в мае 2017 года уволили из МВД.

Однако спустя год близкие погибшей Марии Седуновой узнали, что СК закрыл дело против Сегучёва. По мнению следствия, экс-полицейский не был виновен в случившемся: он ехал с допустимой скоростью и не мог предотвратить столкновение.

Результаты экспертизы

RT обратился за разъяснениями в Следственный комитет Бурятии. Там рассказали, что уголовное дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Такое решение следователь принял на основе автотехнической судебной экспертизы, а также судебно-медицинской экспертизы тела Седуновой.

Следственный эксперимент, проведённый на участке дороги, где произошло смертельное ДТП, показал, что скорость автомобиля не превышала 90 км/ч. Ранее, по словам близких Седуновой, друг Сергучёва на допросах говорил, что они двигались со скоростью 130 км/ч. Однако выводы экспертов не подтвердили эту информацию, а потому протоколы допросов не были приняты во внимание.

«КОГДА МЫ ПРОВЕЛИ ПЕРВУЮ ЭКСПЕРТИЗУ, ТО ЭКСПЕРТ СКАЗАЛ, ЧТО ВИНЫ ВОДИТЕЛЯ НЕ УСМАТРИВАЕТ, — ПОЯСНИЛ RT ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СК ПО БУРЯТИИ ДМИТРИЙ СТОЛЯРОВ. — ТОГДА МЫ РЕШИЛИ ПРОВЕСТИ ПОВТОРНУЮ ЭКСПЕРТИЗУ, НО ВТОРОЙ ЭКСПЕРТ ЛИШЬ ПОДТВЕРДИЛ СЛОВА СВОЕГО КОЛЛЕГИ. ОН СКАЗАЛ, ЧТО У ВОДИТЕЛЯ НЕ БЫЛО ВОЗМОЖНОСТИ ПРЕДОТВРАТИТЬ АВАРИЮ. ПО ТАКИМ УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОСНОВОЙ ЯВЛЯЕТСЯ РЕШЕНИЕ АВТОТЕХНИЧЕСКОГО ЭКСПЕРТА. МЫ ОТ ЭТОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ОТОЙТИ НИКУДА НЕ МОЖЕМ».

Эксперты отметили, что ДТП произошло в тёмное время суток, к тому моменту, как водитель увидел идущую по дороге Седунову, он уже не успевал среагировать и предотвратить наезд.

Кроме того, Глебу Сергучёву вернули права. По словам знакомых семьи погибшей, вскоре после аварии мировой суд лишил его прав за то, что он покинул место происшествия. Однако адвокат обжаловал это решение в районном суде — и приговор отменили. Пока шли судебные тяжбы, срок привлечения к ответственности по этой статье прошёл, и Сергучёву вернули права.

Железнодорожный суд Московской области отказал в отсрочке приговора Ольге Алисовой, приговорённой к трём годам колонии-поселения по…

Между тем в СК отметили, что решение о закрытии уголовного дела может быть оспорено.

«Сейчас решение следователя проходит процессуально проверку в аппарате Следственного управления, — говорит Дмитрий Столяров. — Его также может проверить прокурор, а потерпевшие могут обжаловать решение в суде. Так что здесь имеет место всесторонняя проверка».

Депутат Госдумы от Бурятии Николай Будуев уже обратился к главному прокурору республики Галине Ковалёвой и главе СУ СК РФ по Бурятии Андрею Кондину с просьбой провести ещё одну проверку того, как велось расследование дела о гибели Марии Седуновой.

«Прошу вас провести проверку изложенных в статье сведений, в случае выявления нарушений законодательства применить меры прокурорского реагирования. О результате рассмотрения прошу меня проинформировать», — написал в запросе Николай Будуев.

В прокуратуре Республики Бурятия RT заявили, что уже включились в работу по делу.

«Мы уже передали материалы прокурору для проверки, — сообщила RT представитель бурятской прокуратуры Юлия Павлова. — О результатах сообщим».

Остались две дочери

У Марии Седуновой осталось двое детей — годовалая Арина и шестилетняя Ульяна. Их забрала к себе сестра погибшей Ирина Сурикова. Теперь она воспитывает четверых детей.

После смерти Марии в семье произошла ещё одна трагедия: вскоре после смертельного ДТП у матери Седуновой и Суриковой диагностировали рак. Пенсионерка перенесла несколько операций, но вскоре умерла.

По словам Ирины Суриковой, мать очень сильно переживала из-за смерти Марии, практически перестала есть — и сил на борьбу с недугом не осталось.

Дети Седуновой также тяжело переживают потерю. Арина рассматривает фотографии погибшей мамы, а Ульяна, по словам Суриковой, иногда прикладывает руку к уху, представляя, будто разговаривает с мамой, и рассказывает ей о своих делах.