«Пучдемониада. Эпизод II: Призрачная надежда»

Фото: Lluis Gene, AFP/Getty Images
Фото: Lluis Gene, AFP/Getty Images

В самом конце 2017 года произошло событие, ставшее логическим продолжением «каталонской драмы», к развитию которой давно приковано пристальное внимание практически всей Европы: в Каталонии (автономном сообществе в составе Испании) прошли внеочередные выборы в региональный парламент. Проведение этих выборов стало неизбежным результатом роспуска региональных органов власти испанским правительством после проведения 1 октября 2017 года референдума о независимости Каталонии.

О каталонском референдуме октября 2017 года и последующей реакции центрального правительства Испании подробно писалось в нашей предыдущей статье на эту тему («Пучдемониада» или ещё один великий упущенный шанс Каталонии). После отмены результатов каталонского референдума, роспуска региональных органов власти и введения прямого управления Каталонией из Мадрида под руководством вице-премьера Сорайи Саэнс де Сантамарии испанское правительство приступило к уголовному преследованию лидеров каталонского правительства и парламента. Чтобы избежать ареста президент Женералитата (верховного органа самоуправления Каталонии, включающего в себя региональный парламент и правительство автономии) Карлес Пучдемон и ещё 4 министра регионального правительства 30 октября эмигрировали в Бельгию.

Вице-премьер испанского правительства Сорайя Саэнс де Сантамария обращается к Карлесу Пучдемону: «Ваше письмо меня не убедило, положите пока свою голову вот сюда и подождите до четверга». Карикатура Ferreres, источник: www.elperiodico.cat, 17 октября 2017 года
Вице-премьер испанского правительства Сорайя Саэнс де Сантамария обращается к Карлесу Пучдемону: «Ваше письмо меня не убедило, положите пока свою голову вот сюда и подождите до четверга». Карикатура Ferreres, источник: www.elperiodico.cat, 17 октября 2017 года

Остальные члены правительства Каталонии решили остаться на Родине и очень скоро об этом пожалели: уже 2 ноября все они были арестованы. Одновременно с этим Конституционный суд Испании 31 октября приостановил действие декларации независимости Каталонии [1], а 8 ноября – вообще аннулировал её [2]. В эти же дни происходили массовые акции сторонников независимости, требовавших освобождения членов каталонского правительства и парламента. Одновременно проходила межотраслевая всеобщая забастовка, объявленная профсоюзной конфедерацией Каталонии.

Участники акций протеста 8 ноября 2017 года перекрывают одну из автодорог Каталонии. Фото: Europa Press
Участники акций протеста 8 ноября 2017 года перекрывают одну из автодорог Каталонии. Фото: Europa Press

Именно на таком политическом и эмоциональном фоне началась подготовка к новым региональным парламентским выборам, назначенным на 21 декабря 2017 года. Сразу следует отметить, что все действующие в Каталонии партии, хотя некоторые и не без колебаний, приняли решение участвовать в этих выборах. Здесь уместно сказать несколько слов о том, по каким правила избирается современный каталонский парламент. Однопалатный парламент Каталонии включает в себя 135 депутатов, которые избираются по пропорциональной системе в 4-х многомандатных округах, границы которых совпадают с границами четырёх исторических каталонских провинций (Барселоны, Лериды, Жироны и Таррагоны).

При этом из-за разной численности жителей провинций, количество избираемых от них кандидатов является неравным. Места в парламенте получают только партии, получившие не менее 3% голосов избирателей. Партии, представленные в парламенте, участвуют в выборах свободно, без каких-либо дополнительных условий. Партии, не имеющие представительства в парламенте, для участия в выборах должны собрать подписи избирателей в каждом из округов в количестве не менее 0,1% от общего числа зарегистрированных избирателей. Данные правила были установлены уже давно и с тех пор не подвергались серьёзным изменениям.

Референдум о независимости в 2017 году стал самой обсуждаемой темой в Каталонии и вызвал серьёзный раскол в каталонском обществе. В подобных условиях было совершенно ясно, что выборы 21 декабря, по своей сути, будут носить характер «скрытого референдума» о независимости, только теперь проводимого с согласия Мадрида. Всего в декабрьских выборах приняло участие 7 партий и коалиций, которые (за одним исключением, о котором будет сказано ниже) разделились на два блока, различавшиеся принципиально разным отношением к идее каталонской независимости. Блок сторонников независимости включал в себя 3 политические силы.

Первой из них, была созданная уже после проведения октябрьского референдума коалиция нескольких политических объединений «Вместе за Каталонию» (кат. Junts per Catalunya, JuntsxCat). Для того, чтобы понять отношение JuntsxCat к идее независимости Каталонии, достаточно сказать, что она демонстративно выдвинула первым номером своего списка Карлеса Пучдемона, не смотря на то, что тот находился в изгнании в Бельгии. Второй по значимости силой в лагере сторонников независимости стала коалиция «Левые республиканцы Каталонии – Каталония Да» (кат. Esquerra Republicana de Catalunya – Catalunya Sí, ERC-CatSí). С лидером этой коалиции Ориолом Жункерасом ситуация сложилась ещё серьёзнее, чем с К. Пучдемоном. В ходе связанных с референдумом событий он был арестован испанскими властями по обвинению в призывах к отделению Каталонии и с начала ноября 2017 года находится под арестом.

Лидер «Левых республиканцев Каталонии» Ориол Жункерас прибывает в судебное заседание Национальной Аудиенции Испании 2 ноября 2017 года, незадолго до своего ареста. Фото: ACN / www.diarimes.com
Лидер «Левых республиканцев Каталонии» Ориол Жункерас прибывает в судебное заседание Национальной Аудиенции Испании 2 ноября 2017 года, незадолго до своего ареста. Фото: ACN / www.diarimes.com

Третье силой в этом лагере является небольшая крайне левая партия «Кандидатура народного единства» (кат. Candidatura d’Unitat Popular, CUP). Надо заметить, что эта партия на протяжении довольно долгого времени является самой радикальной сторонницей идеи каталонской независимости. Именно эти три политические силы имели совокупное большинство в парламенте Каталонии и формировали региональное правительство до вмешательства Мадрида. У этих политических сил есть одна важная общая особенность: они представляют собой чисто каталонские объединения, действующие только в рамках региона. Следует также отметить, что все эти объединения категорически не согласились с введением прямого правления Мадрида и роспуском региональных органов власти.

Лагерь противников независимости также был представлен на декабрьских выборах тремя политическими силами (для удобства мы будем объединять их под термином «юнионисты»). Первой из них, безусловно, является правящая в Испании Народная партия(исп. Partido Popular, PP) во главе с Мариано Рахоем. Эта испанская партия является, пожалуй, наиболее враждебной к идее каталонской независимости. Именно поэтому её поддержка в регионе в последние годы существенно уменьшилась.

Второй силой, выступающей против независимости, является одна из старейших партий королевства Испанская социалистическая рабочая партия (исп. Partido Socialista Obrero Español, PSOE). Здесь нужно сразу оговориться, что в вопросе о статусе Каталонии позиция социалистов несколько отличается от позиции «народников». Социалисты давно выступают за расширение автономии региона, но только в рамках Испании. Именно они инициировали принятие новой редакции статута (основного закона) Каталонии в 2006 году (который в итоге похоронили «народники»), что послужило мощным толчком для развития движения за независимость.

Активисты партии «Граждане» во время избирательной кампании. В центре (с полотенцем) и на экстерьере автобуса – один из лидеров партии Инес Арримадас. Фото: Inés Arrimadas (www.facebook.com/ines.ciudadanos), 15.12.2017
Активисты партии «Граждане» во время избирательной кампании. В центре (с полотенцем) и на экстерьере автобуса – один из лидеров партии Инес Арримадас. Фото: Inés Arrimadas (www.facebook.com/ines.ciudadanos), 15.12.2017

Третьим участником «коалиции юнионистов» стала довольно специфическая партия «Граждане – Партия граждан» или просто «Граждане» (исп. Ciudadanos-Partido de la Ciudadanía, Ciudadanos), возникшая относительно недавно, в 2006 году, однако уже завоевавшая определенную популярность во всей Испании. Партия граждан, в отличие от Народной партии и PSOE возникла непосредственно в Каталонии и при этом всегда и везде выступала и выступает категорически против отделения региона от Испании [3].  Собственно, и создана она была каталонскими интеллектуалами. обеспокоенными ростом популярности идеи каталонской независимости. Более того, эта партия считает чрезмерным привилегированный статус каталонского языка в системе регионального государственного управления и образования [4].

Именно поэтому к «Гражданам» существует крайне негативное отношение не только в среде националистов, но со стороны большинства каталонских СМИ, которых партия обвиняет в бойкоте по отношению к ней [5]. Все три названные партии поддержали введение прямого правления из Мадрида и роспуск каталонских органов власти, соглашаясь с позицией центрального правительства, что каталонцы нарушили Конституцию Испании и инициировали проведение незаконного референдума. Следует также отметить, что все эти партии являются общеиспанскими и поэтому в принципе не могут поддержать идею сецессии Каталонии.

Единственной политической силой, которая попыталась поменьше говорить о проблеме независимости в ходе избирательной кампании, был избирательный блок  Catalunya en Comú-Podem, возглавляемый региональным отделением общеиспанской партии «Подемос» (исп. Podemos «Мы можем!»). Однако у этого избирательного блока, чьим наиболее известным лидером в Каталонии является алькальд (мэр) Барселоны Ада Колау, в отношении проблемы независимости существует весьма неоднозначная позиция.

Партия «Подемос» выступила против провозглашения независимости Каталонии, но при этом не поддержала роспуск региональных органов власти. Более того, представители партии не возражали против проведения референдума и осудили насилие со стороны испанских властей в отношении избирателей. По сути дела, «Подемос» в принципе не возражает против независимости Каталонии, но предпочитает обсуждать данный вопрос в отдаленном будущем, а не сейчас. И в целом, в ходе избирательной кампании представители «Подемос» предпочитали больше говорить об экономическом развитии региона, а не о его независимости.

Лидер избирательного блока Catalunya en Comú-Podem (по совместительству лидер каталонского отделения партии «Подемос») Ксавьер Доменек (справа) и алькальд Барселоны Ада Колау (слева) на предвыборной конференции в ноябре 2017 года. Фото: EFE
Лидер избирательного блока Catalunya en Comú-Podem (по совместительству лидер каталонского отделения партии «Подемос») Ксавьер Доменек (справа) и алькальд Барселоны Ада Колау (слева) на предвыборной конференции в ноябре 2017 года. Фото: EFE

Сразу после объявления даты выборов в каталонский парламент внутри партий, выступающих за независимость, началась напряжённая дискуссия о том, стоит ли принимать в них участие. С одной стороны, участие в выборах означало признание этими партиями законности действий мадридских властей, что для них было совершенно неприемлемо. С другой стороны, неучастие в выборах, которые без них всё равно состоялись бы, лишало эти партии возможности попасть в парламент, что для них было также неприемлемо. В случае бойкотирования выборов сторонниками независимости, каталонский парламент сформировали бы исключительно сторонники единства с Испанией, которые однозначно собирались участвовать в декабрьских выборах. В конце концов, все три партии приняли принципиальное решение принять участие в выборах.

Как отмечалось выше, предстоявшие выборы фактически рассматривались всеми партиями как новый, правда, «скрытый» референдум о независимости Каталонии. Именно поэтому все политические дебаты и дискуссии вновь были посвящены вопросу выхода из состава Испании. В избирательной кампании решила принять участие и центральная власть. В середине ноября, впервые за время «каталонского кризиса», с визитом в Барселону прибыл премьер–министр Испании Мариано Рахой. Он приехал, прежде всего, для того, чтобы поддержать предвыборный список Народной партии.

Визит широко освещался мировыми СМИ, однако оставил по себе довольно жалкое впечатление. Премьер Рахой в окружении толпы охранников ограничился посещением лишь центра Барселоны и выступлением перед активистами своей партии с напутствием перед предстоящими выборами. При этом все присутствующие прекрасно понимали, что Народная партия в Каталонии находится в полной изоляции и уже превратилась в маргинальную силу. Уже на предыдущих региональных выборах крупнейшая партия Испании получила в Каталонии всего 8,49% голосов [6].

Предвыборная борьба между сторонниками и противниками независимости приняла достаточно ожесточенный характер. На протяжении всей кампании в регионе проходили массовые акции сторонников и противников расставания Каталонии с Испанией. При этом на митингах сторонников независимости регулярно транслировались на больших экранах обращения «брюссельского сидельца» Карлеса Пучдемона, призывавшего своих сторонников не терять уверенности в себе и бороться за «каталонскую республику». Более того, даже в Брюсселе сторонники независимости Каталонии устроили массовую акцию, в которой участвовало 45 тыс. человек во главе с самим Пучдемоном [7].

Карлес Пучдемон (в центре) среди своих сторонников на манифестации в поддержку независимости Каталонии 7 декабря 2017 года. Брюссель, Бельгия. Фото: Francois Lenoir / REUTERS
Карлес Пучдемон (в центре) среди своих сторонников на манифестации в поддержку независимости Каталонии 7 декабря 2017 года. Брюссель, Бельгия. Фото: Francois Lenoir / REUTERS

Степень предвыборного раскола в каталонском обществе можно продемонстрировать посредством двух символических примеров. Во-первых, сторонники и противники независимости стали демонстративно использовать разные флаги. Если на митингах «юнионистов» размахивали официальными флагами Каталонии (Саньера), то сторонники независимости демонстративно использовали флаг, который возник в ходе развития движения за независимость (Эстелада) и немного отличается от официального флага региона. Во-вторых, в ходе избирательной кампании сторонники независимости почти всегда изъяснялись на каталонском языке, а их оппоненты – исключительно на испанском, чего ранее не наблюдалось никогда.

Именно во время предвыборных дебатов взошла новая «звезда» каталонской политической сцены – лидер фракции «Граждане» в каталонском парламенте Инес Арримадас. В ходе дебатов она убедительно «переиграла» представителей других партий, выступая за сменяемость власти, против раскола общества и за прекращение «процесса» выхода Каталонии из состава Испании [8]. Тем не менее, предвыборные опросы предсказывали победу сторонникам независимости, хотя и с небольшим перевесом.

В такой вот непростой общественно-политической обстановке 21 декабря 2017 года прошло голосование, результаты которого поставили в определённый тупик и политиков, и политологов. Прежде всего, следует отметить, что голосование прошло при очень высокой для Каталонии (и Испании вообще) явке избирателей: на избирательные участки пришло 79,09% избирателей, что более чем на 4% больше, чем на предыдущих выборах [9]. Многие эксперты полагали, что повышение явки будет на руку «юнионистам», чьи сторонники традиционно более инертны, чем сторонники независимости, которые ходят на выборы, как будто по приказу. Однако подобные предположения подтвердились не в полной степени.

Глава парламентской оппозиции Инес Арримадас на избирательном участке 21 декабря 2017 года. Фото: Lluis Gene / AFP
Глава парламентской оппозиции Инес Арримадас на избирательном участке 21 декабря 2017 года. Фото: Lluis Gene / AFP

Говоря о результатах выборов, прежде всего, следует отметить победу партии «Граждане» во главе с Инес Арримадас, которая заняла первое место, набрав 25,37% голосов, что более чем на 7% больше её предыдущего результата. Напомним, что эта партия последовательно выступает против выхода Каталонии из состава Испании. Этот результат позволил «Гражданам» получить 36 мест в региональном парламенте вместо занимаемых ими 25. Полученный «Гражданами» результат вызвал восторг как у сторонников партии, так и у центрального испанского правительства. Премьер-министр Рахой заявил, что победа «Граждан» и уменьшение количества парламентских мест у сепаратистских партий закрывает вопрос о независимости Каталонии. Однако на самом деле всё оказалось не так просто, как бы хотелось Мариано Рахою.

Враждебные премьеру Рахою силы также показали вполне себе достойный результат на прошедших выборах. Коалиция «Вместе за Каталонию», возглавляемая опальным главой Каталонии Карлесом Пучдемоном, получила 21,39% голосов избирателей и 34 места в парламенте, заняв тем самым почётное второе место. Третье место заняли их политические союзники из ERC-CatSí («Левые республиканцы Каталонии – Каталония Да»), набравшие 21,39% голосов и получившие 32 депутатских мандата. Четвертое место заняли социалисты, получившие 13,88% голосов и 17 мест в парламенте, что почти полностью повторило их результат на прошлых парламентских выборах. Коалиция во главе с партией «Подемос» получила 7,45% голосов избирателей и 8 мест в парламенте (ранее их было 11). Таким образом, следует признать, что в условиях жесткого раскола общества половинчатая и неоднозначная позиция «Подемос» по вопросу о независимости Каталонии, мягко говоря, не принесла ей политических дивидендов.

Очевидно, что на любых выборах кроме победителей есть и проигравшие. В этот раз их было двое. Первым аутсайдером стала крайне левая партия CUP («Кандидатура народного единства»), которая наиболее рьяно выступала за провозглашение независимой Республики Каталония в одностороннем порядке без каких-либо переговоров с Мадридом. Оказалось, что столь радикальная позиция, которая во многом способствовала эскалации конфликта в регионе, понравилась далеко не всем избирателям. В результате, партия потеряла почти половину сторонников, набрав лишь 4,45% голосов против 8,2% в 2015 году. Соответственно и партийная фракция в новом парламенте сформировалась лишь из 4 человек вместо прежних 10.

Карлес Риера (в центре), возглавивший список CUP на декабрьских выборах в парламент, во время предвыборной кампании призывает «повернуть вспять переворот 155» и «спасти республику». Фото: Marta PÉrez / EFE
Карлес Риера (в центре), возглавивший список CUP на декабрьских выборах в парламент, во время предвыборной кампании призывает «повернуть вспять переворот 155» и «спасти республику». Фото: Marta PÉrez / EFE

Ну и наконец, катастрофическое поражение на выборах потерпела правящая в Испании Народная партия, которая смогла набрать лишь 4,24% голосов избирателей, что более чем вполовину меньше, чем в 2015 году. В результате в парламенте региона партия будет представлена только 4 депутатами вместо 11, имевшихся ранее. Каталонцы не простили лидеру партии М. Рахою его отношения к региону и действий присланных им правоохранителей. По сути дела, крупнейшая партия Испании в Каталонии на достаточно длительный период скатилась до уровня полумаргинальной политической силы (правда, вряд ли сам Мариано Рахой считает это проблемой, поскольку «битва с сепаратистами за единство Испании» существенно подняла его рейтинг среди избирателей в других регионах страны).

И в целом, итоги декабрьских выборов нельзя признать однозначными. С одной стороны, очевидным победителем стала партия «Граждане», выступающая за единство страны. С другой, о своей победе объявили и сторонники независимости. В частности, Карлес Пучдемон на следующий день после выборов заявил о победе сторонников независимости над «монархией» [10]. Основанием для подобного заявления стало то, что 3 партии, выступающие за независимость, получили в совокупности 70 мест в парламенте, что дает им твердое большинство и возможность вновь сформировать «сепаратистское» правительство.

Сторонники каталонской независимости из числа левых во всем мире также рассматривают результаты выборов как победу «блока за независимость». Несмотря, на то, что количество сторонников сецессии Каталонии в новом парламенте уменьшилось с 72 до 70, в целом, их большинство сохранилось. Ссылки же на то, что это не самая убедительная победа, отвергаются ими на том основании, что на референдуме о выходе Великобритании из состава ЕС в 2016 году сторонники Brexit’a также победили с незначительным перевесом, а процесс выхода уже идет полным ходом [11].

Не смотря на свой небывалый успех на декабрьских выборах, партия «Граждане» по-прежнему останется в оппозиции, поскольку парламентского большинства она может добиться только на основе соглашения либо с коалицией «Вместе за Каталонию» (JuntsxCat), либо с левыми республиканцами из ERC-CatSí, что совершенно исключено в силу кардинальных расхождений по вопросу о независимости Каталонии. В то же время у сторонников независимости ситуация с формированием правительства тоже не так проста, как им хотелось бы. Действительно, они имеют большинство в парламенте, но и их положение относительно шатко по двум причинам.

Во-первых, создание правительства «блока за независимость» полностью зависит от позиции самого младшего партнера – радикально настроенной левой партии CUP, которая вместе со своими 4 местами в парламенте по сути приобрела возможность пользоваться «золотой акцией». Создание «правительства независимости Каталонии» без её голосов невозможно, но в обмен на это партия ставит жесткое условие немедленного подтверждения принятой декларации о независимости Республики Каталония новым парламентом и новым правительством региона без каких-либо переговоров с Мадридом. Если такие действия будут предприняты, они повлекут за собой совершенно очевидные последствия: испанское правительство вновь применит ст. 155 Конституции Испании и снова распустит Женералитат Каталонии.

Карикатура: «Добро пожаловать в независимую республику в моей квартире». Источник: Miki & Duarte / blogs.grupojoly.com
Карикатура: «Добро пожаловать в независимую республику в моей квартире». Источник: Miki & Duarte / blogs.grupojoly.com

Кроме того, эти действия крайне усугубят положение членов бывшего правительства Пучдемона, которые сейчас находятся под следствием за совершение «действий, направленных против целостности Испании». До этого они дали показания о том, что провозглашение декларации о независимости было всего лишь одним из шагов в ходе переговорного процесса Барселоны и Мадрида и не более того. Однако повторное голосование за эту «фиктивную» декларацию не оставляет узникам ни единого шанса «отвертеться» от уголовного преследования [8].

Отметим, что в соответствии с п. 5 ст. 472 УК Испании, провозглашение независимости части национальной территории Испании является одним из проявлений мятежа (исп. rebelión) против конституционной власти, что, в свою очередь, согласно ст. 473 УК Испании, влечёт для организаторов мятежа наказание в виде лишения свободы на срок от 15 до 25 лет, а если же их действия сопровождались насилием и/или нецелевым использованием государственных финансов – на срок от 25 до 30 лет.

Всё это прекрасно понимают лидеры умеренного крыла националистов во главе с «мятежным» Пучдемоном, который заявил, что будет вести переговоры о создании нового правительства не только с леваками из CUP, но и с другими силами [12]. Исходя из имеющейся партийной конфигурации каталонского парламента, единственной силой, к которой может быть обращен призыв К. Пучдемона, является коалиция во главе с «Подемос», чья позиция по вопросу независимости региона представляется весьма туманной. В то же время, союз с «Подемос» однозначно потребует от сторонников Пучдемона отказа от немедленного повторного провозглашения независимости, чего явно не поймет значительная часть «ядерного электората» националистов. В общем, как гласит старинная каталонская поговорка, «куда ни кинь – всюду клин».

Во-вторых, большинство «блока за независимость» является весьма зыбким: 70 мест из 135 и при этом, как минимум, 2 представителя этого большинства (К. Пучдемон и О. Жункерас), не могут принимать участия в голосовании (первый скрывается за пределами Испании, второй вообще сидит в мадридской тюрьме). В результате, у сторонников независимости при каждом голосовании остается неуверенное большинство всего в 1 голос [12]. И эта проблема пока не имеет решения. События, развернувшиеся после выборов, показали, что новое голосование никак не изменило прежнюю траекторию развития каталонской политики и модель взаимоотношений между региональной и центральной властями. Практически сразу представители «блока за независимость» заявили, что главой правительства вновь должен стать Карлес Пучдемон, несмотря на то, что он не может въехать в Каталонию из-за выданного ордера на его арест.

Карлес Пучдемон выступает на митинге в Барселоне в декабре 2017 года по видеосвязи из Брюсселя. Фото: Jeff J Mitchell/Getty Images
Карлес Пучдемон выступает на митинге в Барселоне в декабре 2017 года по видеосвязи из Брюсселя. Фото: Jeff J Mitchell/Getty Images

Естественно, этот вариант не устроил испанское правительство. Премьер Рахой заявил, что идея назначения Пучдемона главой правительства является абсурдной, поскольку он находится за границей [13]. Подобный скептицизм М. Рахоя только раззадорил сторонников независимости. В начале января коалиция «Вместе за Каталонию» (JuntsxCat), возглавляемая Пучдемоном, заявила, что её депутаты будут голосовать только за кандидатуру своего лидера и в случае её неутверждения готова к роспуску парламента и новым выборам [14]. Столь жесткая позиция оказала воздействие на союзников JuntsxCat и 10 января они заявили, что именно К. Пучдемон будет их единым кандидатом при голосовании по вопросу о новом главе Женералитата. При этом предлагалось либо организовать его видеовыступление Пучдемона из Брюсселя, либо зачитывание его обращения одним из депутатов [15].

В последние месяцы Карлес Пучдемон, который лишь в силу обстоятельств стал главой правительства региона в столь непростое время, превратился в настоящую «икону борьбы за независимость Каталонии». На данный момент он, по сути, является безальтернативным лидером «блока за независимость». При этом его положение на политической сцене в Испании в некоторых моментах схоже с аналогичным положением Алексея Навального в России. И тот, и другой формально выключены из политико-правового поля, однако фактически в нем находятся, несмотря на явное неудовольствие властей. Заявления и того, и другого вызывают общественный резонанс и реакцию властных структур. Сторонники и того, и другого проводят многочисленные митинги в разных городах и т.д. Правда, за Пучдемоном стоит партийная коалиция в региональном парламенте и его кандидатура выносится на реальное голосование.

За прошедшее после выборов время К. Пучдемон то предлагал М. Рахою провести переговоры за границей, то поздравлял жителей Каталонии по телевизору, то рекомендовал премьеру Рахою восстановить полномочия распущенного регионального правительства. Вопросы о Пучдемоне просто преследуют М. Рахоя на каждой пресс-конференции независимо от повода её проведения. Не исключено, что «призрак Пучдемона» будет преследовать Мариано Рахоя ещё очень долго. Тем временем, парламент Каталонии 9 января 2018 года подал иск в Конституционный суд Испании о признании неконституционными действий испанских властей, связанных введением в регионе прямого правления из Мадрида в соответствии со ст. 155 Конституции Испании [16].

Бывший спикер парламента Каталонии Карме Форкадель (в центре) прибывает на заседание Верховного суда Испании 9 ноября 2017 года, где она была заключена под стражу по обвинению в организации мятежа и на следующий день выпущена под залог в 150 тыс. евро. Фото: Benito Ordoñez / www.lavozdegalicia.es
Бывший спикер парламента Каталонии Карме Форкадель (в центре) прибывает на заседание Верховного суда Испании 9 ноября 2017 года, где она была заключена под стражу по обвинению в организации мятежа и на следующий день выпущена под залог в 150 тыс. евро. Фото: Benito Ordoñez / www.lavozdegalicia.es

Пока Конституционный суд рассматривал очередной иск, в развитии «каталонского кризиса» начался новый этап. 17 января 2018 года состоялось первое заседание вновь избранного парламента Каталонии. Главным вопросом, который должен был быть решен на этом заседании, стал вопрос избрания спикера парламента нового созыва. Согласно каталонскому законодательству, глава парламента избирается абсолютным большинством голосов депутатов. Если ни один из кандидатов не получает в первом туре такого большинства, проводится второй тур, в котором для избрания достаточно относительного большинства голосов. Казалось бы, имея 70 мест в парламенте из 135, сторонники независимости могли бы абсолютно не волноваться за исход предстоящего голосования. Однако, уже на этом этапе проявилась проблема неуверенного «сепаратистского» большинства: в день выборов спикера из указанных 70 мест, принадлежащих сторонникам независимости, 8 занимали лица, которые в принципе не могли принимать участие в столь важном голосовании.

Пятеро из них во главе с К. Пучдемоном, находились в добровольном изгнании в Бельгии и не могут въехать на территорию Испании, поскольку испанский суд выдал ордер на их арест. Ещё трое новоизбранных депутатов парламента Каталонии вообще в тот момент были в заключении по обвинению в мятеже. Таким образом, вместо 70 «штыков» у сторонников независимости в наличии имелось лишь 62. Кроме того, бывший спикер парламента и ближайшая сподвижница Пучдемона Карме Форкадель отказалась выдвигать свою кандидатуру, сославшись на то, что находится под следствием.

После долгих переговоров сторонники независимости решили выдвинуть в качестве своего кандидата 38-летнего левого республиканца Роже Торрента из ERC-CatSí. Кроме того, им удалось добиться разрешения суда на то, чтобы находящиеся под арестом депутаты также смогли проголосовать, передав свой голос кому-либо из своих сторонников (в Испании подобная практика считается допустимой). Правда, одновременно суд отказал в предоставлении подобного права «брюссельским изгнанникам», поскольку они скрывались от правосудия.

Новоизбранный спикер парламента Каталонии Роже Торрент (слева) во время встречи с Карлесом Пучдемоном в Брюсселе 21 января 2018 года. Фото: Geert Vanden Wijngaert / AP
Новоизбранный спикер парламента Каталонии Роже Торрент (слева) во время встречи с Карлесом Пучдемоном в Брюсселе 21 января 2018 года. Фото: Geert Vanden Wijngaert / AP

В противовес Р. Торренту противники независимости выдвинули кандидатом на пост председателя парламента представителя партии «Граждане» Хосе Марию Эспехо. Как и предполагалось с самого начала, в первом туре ни один из кандидатов не получил необходимых 68 голосов. Во втором туре за Роже Торрента проголосовало 65 депутатов (пригодились голоса заключенных) и он был избран спикером каталонского парламента. За Х. М. Эспехо проголосовало 56 депутатов, ещё 8 депутатов от голосования воздержались (фактически, от голосования уклонилась вся фракция партии «Подемос») [17]. Надо сказать, что Р. Торрент является твердым сторонником независимости Каталонии, кроме того, он стал самым молодым главой каталонского парламента за всю историю его существования.

Сразу после избрания главы парламента партии начали консультации по кандидатуре будущего главы регионального правительства. И вот тут возникли новые проблемы. Как уже говорилось выше, все партии, входящие в «блок за независимость», сразу заявили, что на этом посту они видят только Карлеса Пучдемона. Сам «отец каталонской независимости» 18 января заявил, что вполне бы мог управлять регионом и из Брюсселя, используя «новые технологии». Кроме того, он не исключил назначения на эту должность Ориоля Жункераса, сидевшего в мадридской тюрьме под следствием по обвинению в участи в «мятеже» [18]. В ситуации, когда «сепаратистские» партии решили выдвигать кандидатуру Пучдемона, а все остальные фракции не имели достаточного числа голосов в парламенте для утверждения своего кандидата, Роже Торренту не оставалось иного выбора, как объявить «брюссельского изгнанника» единственным кандидатом на пост главы автономии, что он и сделал 22 января [19].

Само заседание парламента, на котором планировалось рассмотрение кандидатуры К. Пучдемона, было намечено на 30 января. Согласно закону, кандидат на должность главы Каталонии должен выступить перед депутатами регионального парламента с изложением своей программы, после чего свою оценку этой программе и самому кандидату должны дать представители всех партий, представленных в парламенте. Вслед за этим должно пройти голосование, в ходе которого кандидат должен заручиться поддержкой абсолютного большинства депутатов. В том случае, если кандидат не получает такого большинства, через 2 дня проводятся новые дебаты и голосование, в ходе которого для утверждения на должность кандидату достаточно получить простое большинство голосов. Если же и в этом случае избрать главу региона и правительства не удается, депутатам дается два месяца для проведения консультаций по поводу кандидатуры главы автономии. В случае отсутствия решения «вопроса о власти» в указанный срок, парламент распускается и назначаются новые выборы [20].

Будучи знакомы с вышеописанной процедурой, сторонники независимости стали искать способ утверждения кандидатуры К. Пучдемона без его фактического посещения заседания парламента. Мы уже не раз упоминали о «креативном подходе» к политике, весьма характерном для каталонских националистов. И здесь он вновь проявился в полной силе. Было выдвинуто сразу несколько вариантов «альтернативной процедуры» рассмотрения кандидатуры «брюссельского изгнанника». Первый и самый простой подразумевал оглашение программы К. Пучдемона одним из депутатов, представляющих его партию. Второй предполагал выступление Пучдемона из Брюсселя посредством видеоконференции. Наконец, согласно третьему варианту, Карлес Пучдемон должен был тайно приехать в Барселону и появиться в парламенте прямо в ходе заседания, буквально «из-за кулис» (или, согласно древней каталонской поговорке, «как чёрт из табакерки»).

Однако, пока сторонники независимости строили планы по передаче власти К. Пучдемону, испанское правительство не дремало и, предвидя возможные действия националистов, решило в очередной раз использовать против них свою любимую «правовую дубинку» – Конституционный суд Испании, который уже 27 января 2018 года он вынес решение, согласно которому все вышеперечисленные способы прихода Карлеса Пучдемона к власти признавались незаконными. При этом Конституционный суд постановил, что само внесение кандидатуры К. Пучдемона на пост главы автономии является вполне законным, но её рассмотрение и утверждение должно чётко соответствовать установленной процедуре, для чего непременно требуется личное присутствие Пучдемона в каталонском парламенте при утверждении его главой автономии.

Вторым непременным условием было поставлено предварительное согласие судьи Верховного суда Пабло Льярены на приезд К. Пучдемона в Испанию и на его участие в заседании каталонского парламента. Указанный судья ведет дело по обвинению Пучдемона в мятеже и растрате и именно он в случае согласия на приезд Пучдемона в Каталонию уполномочен приостановить действие ордера на арест лидера сторонников независимости. Действующий ордер на арест К. Пучдемона совершенно исключил возможность его «тайного появления» в парламенте и уж тем более его приведение к присяге в качестве президента Женералитата [21]. Кроме того, Конституционный суд предупредил каталонских парламентариев о том, что соучастие в проведении незаконной процедуры утверждения К. Пучдемона главой Каталонии станет основанием для привлечения их к уголовной ответственности.

«Каталонский инквизитор», судья Верховного суда Пабло Льярена (справа), во время вступления в должность в 2016 году пожимает руку председателю Генерального совета судебной власти Карлосу Лесмесу. Фото: EFE
«Каталонский инквизитор», судья Верховного суда Пабло Льярена (справа), во время вступления в должность в 2016 году пожимает руку председателю Генерального совета судебной власти Карлосу Лесмесу. Фото: EFE

Находясь под столь жестким давлением со стороны Мадрида, Роже Торрент на заседании парламента 30 января объявил, что обсуждение кандидатуры на должность главы Женералитата переносится на более поздний срок, но при этом подчеркнул, что К. Пучдемон остается единственным кандидатом на данный пост [22]. Это компромиссное решение вызвало бурное негодование сразу с двух сторон. Противники независимости заявили, что спикер и его команда пытаются любым путем протащить кандидатуру «преступника, мятежника и растратчика» Пучдемона.

С другой стороны, толпа сторонников независимости, возмущенная отложением утверждения кандидатуры Пучдемона, устроила массовые беспорядки в Барселоне и даже пошла на штурм здания парламента. Решение о переносе обсуждения кандидатуры Пучдемона вызвало у него глубокую депрессию – общаясь со своими сторонниками, он фактически обвинил лидеров парламентского большинства в том, что они «им пожертвовали», что, по его мнению, означает наступление «последних дней республиканской Каталонии» [23].

Всеобщее уныние в стане «сепаратистов», однако, длилось недолго. Уже через несколько дней на совещании каталонских политиков в Брюсселе был разработан новый план приведения К. Пучдемона к власти. Здесь вновь возобладал «креативный подход» и К. Пучдемон выступил с идеей создания особого органа, так называемого «Совета республики», в который вошли бы депутаты каталонского парламента, мэры городов, депутаты городских советов, выступающие за независимость Каталонии. Возглавить этот орган, естественно, должен был сам Пучдемон. При этом даже обсуждался вопрос о проведении в Брюсселе 18 февраля торжественной процедуры инаугурации Пучдемона. Фактически же, на этом совещании лидеры националистов обсуждали классический проект создания «правительства в изгнании».

Одновременно с этим «отец каталонской независимости» предложил провести 21 или 22 февраля новое заседание каталонского парламента для рассмотрения другой кандидатуры на пост главы правительства и автономии [24]. Этот «кто-то другой» должен стать символическим главой Каталонии, фактически выполняющим указания К. Пучдемона по скайпу. Идея двух правительств, естественно, вызвала бурное негодование в Мадриде, где её назвали просто нелепой. Следует признать, однако, что с формально-юридической точки зрения испанским властям было бы довольно трудно доказать незаконность такого порядка управления регионом.

Карикатура: «Злоключения» Пучдемона в Бельгии. Источник: laviaaugusta.blogspot.ru
Карикатура: «Злоключения» Пучдемона в Бельгии. Источник: laviaaugusta.blogspot.ru

Параллельно с обсуждением идеи «двойного правительства» сторонники независимости вновь и вновь пытались вернуть Пучдемона в каталонскую политику при помощи юридических инструментов. В частности, депутаты от коалиции «Вместе за Каталонию» (JuntsxCat) 12 февраля 2018 года обратились в Конституционный суд Испании с ходатайством не принимать к рассмотрению иск правительства Испании о запрете Пучдемону вступать в должность главы правительства региона [25]. С правовой точки зрения, само обращение правительства Испании с подобным иском автоматически делало невозможным рассмотрение кандидатуры К. Пучдемона в каталонском парламенте. При этом было очевидно, что Конституционный суд в итоге займет сторону правительства Испании, поскольку ранее уже вынес решение о невозможности утверждения главы автономии без личного присутствия кандидата на заседании парламента.

Таким образом, при решении вопроса об утверждении главы Каталонии возникла патовая ситуация, в которой единственным кандидатом большинства был Карлес Пучдемон, но он не мог, однако, стать главой Женералитата, так как не имел возможности законного въезда на территорию Каталонии. После некоторой паузы, взятой на раздумья, К. Пучдемон всё-таки решил отказаться от претензий на пост главы Женералитата. Об этом он объявил 1 марта 2018 года [26]. В данном заявлении, помимо прочего, содержалось два момента, которые вызвали новую волну негодования в Мадриде. Во-первых, Пучдемон не просто снял свою кандидатуру, а заявил, что уходит в отставку с поста главы регионального правительства. Тем самым он подчеркнул, что не признает законными действия испанского правительства по ограничению каталонской автономии и добровольно покидает свой пост как легитимный президент Женералитата Каталонии.

Во-вторых, Пучдемон предложил вместо себя кандидатуру лидера общественной организации «Каталонская национальная ассамблея» Жорди Санчеса, который был вторым в списке JuntsxCat на декабрьских выборах 2017 года. Пикантность ситуации состояла в том, что Ж. Санчес с октября 2017 года находится в тюрьме города Мадрида по обвинению в организации мятежа (он был арестован через несколько дней после проведения октябрьского референдума). Выдвижение Ж. Санчеса было воспринято в Мадриде как очередной плевок в лицо испанским властям. Эмоциональное состояние Мариано Рахоя и его коллег, однако, не очень интересовало лидеров каталонских националистов и уже 6 марта спикер регионального парламента Р. Торрент подписал резолюцию о выдвижении Жорди Санчеса кандидатом на пост главы Каталонии [27].

Предвыборный баннер коалиции «Вместе за Каталонию» (JuntsxCat) с портретами Жорди Санчеса и Карлеса Пучдемона. Барселона, 21 декабря 2017 года. Фото: Джорди Бойшареу / РИА Новости
Предвыборный баннер коалиции «Вместе за Каталонию» (JuntsxCat) с портретами Жорди Санчеса и Карлеса Пучдемона. Барселона, 21 декабря 2017 года. Фото: Джорди Бойшареу / РИА Новости

Казалось бы, само нахождение Санчеса в тюрьме делало невозможным его присутствие на заседании парламента, назначенном на 12 марта 2018 года, однако сторонники независимости всё-таки надеялись на два обстоятельства. Прежде всего, они рассчитывали, что Верховный суд Испании временно выпустит Ж. Санчеса из-под ареста для участия в заседании (в истории Испании были случаи, когда находящиеся в заключении лица, избранные депутатами, доставлялись на заседание парламента). С другой стороны, суду был предложено выпустить Ж. Санчеса под залог. Однако испанская Фемида вновь не оправдала ожиданий каталонских «сепаратистов». 9 марта Верховный суд оставил в отношении Ж. Санчеса прежнюю меру пресечения в виде заключения под стражей без права выхода под залог [28]. После этого стало ясно, что Санчес выбывает из списка кандидатов на пост главы Каталонии.

Перед сторонниками независимости вновь встала проблема поиска подходящего кандидата. Одновременно с этим Карлес Пучдемон пытался добиться в испанском суде своей правовой и политической реабилитации («бодался теленок с дубом). 9 марта он обратился с иском в Верховный суд Испании, требуя отмены решения испанского правительства об отстранении его от должности главы правительства Каталонии, принятого на основании ст. 155 Конституции Испании [29]. Здесь следует отметить явную непоследовательность лидера «Каталонской республики». Считая себя главой независимой Каталонии, он по сути обратился в суд другого государства, чтобы он восстановил его в должности главы правительства всего лишь одного из регионов Испании.

Пока К. Пучдемон старался восстановить свой прежний статус, лидеры сторонников независимости лихорадочно искали кандидатуру нового кандидата на пост президента Женералитата. В результате выбор пал на кандидатуру бывшего члена правительства Каталонии Жорди Туруля, который считается сторонником «мягкой линии» в отношениях с Мадридом. Его кандидатура была официально выдвинута спикером парламента Роже Торрентом, обсуждение кандидатуры было назначено на 22 марта [30].  Эта дата была выбрана совершенно неслучайно: на следующий день Верховный суд Испании, ставший одним из активнейших субъектов каталонской политики, должен был огласить обвинения политикам, проходящим по так называемому «сепаратистскому процессу» и обвиняемым в мятеже и растрате. Одним из обвиняемых был и Жорди Туруль.

Кандидат в президенты Женералитата Каталонии Жорди Туруль заключается под стражу 23 марта 2018 года по решению Верховного суда Испании. Фото: Susana Vera / Reuters
Кандидат в президенты Женералитата Каталонии Жорди Туруль заключается под стражу 23 марта 2018 года по решению Верховного суда Испании. Фото: Susana Vera / Reuters

Казалось бы, утверждение кандидатуры Ж. Туруля не должно было вызвать никаких проблем. Однако в ходе голосования в парламенте 22 марта 2018 года Туруль получил лишь 64 голоса депутатов, при том, что для утверждения его в должности главы автономии было необходимо 68 из 135 [31]. Понятно, что против его кандидатуры в парламенте голосовали социалисты, «народники» и «Граждане». Однако главную роль в таком исходе голосования сыграли не они, а депутаты от той самой леворадикальной партии CUP («Кандидатура народного единства»), которых совершенно не устроил «примиренческий» подход Ж. Туруля в отношении испанского правительства. Кандидат выступал за начало диалога Барселоны и Мадрида, тогда как радикалы не видели в нем никакого смысла, настаивая на немедленном подтверждении парламентом декларации о независимости, что неизбежно повлекло бы за собой роспуск парламента.

В обычной ситуации правительственный кризис, порождённый голосованием CUP,продлился бы 2 дня, после чего прошло бы повторное голосование, в ходе которого кандидатура Ж. Туруля была бы утверждена простым большинством голосов депутатов. Однако Каталония давно живет в весьма специфической политической ситуации, особенность которой проявилась уже на следующий день. Как и ожидалось, 23 марта Верховный суд Испании, в очередной раз показав свой крутой нрав, вынес решение об аресте прямо в зале суда Жорди Туруля, бывшего спикера парламента Каталонии Карме Форкадель и ещё трех депутатов каталонского парламента. Руководитель партии «левых республиканцев» Марта Ровира, также вызванная в заседание Верховного суда, где решался вопрос и о её заключении под стражу, предпочла уклониться от явки и срочно выехала в Швейцарию.

Генеральный секретарь партии «Левые республиканцы Каталонии» Марта Ровира, не явившаяся в в заседание Верховного суда 23 марта 2018 года и бежавшая Швейцарию. Фото с vozlibre.com
Генеральный секретарь партии «Левые республиканцы Каталонии» Марта Ровира, не явившаяся в в заседание Верховного суда 23 марта 2018 года и бежавшая Швейцарию. Фото с vozlibre.com

Ведущий дело судья Пабло Льярена («каталонский инквизитор») доложил, что им выявлена принадлежность указанных лиц к обширной группе, которая в течение нескольких лет создавала сеть различных организаций, готовивших «атаку на конституционное государство необычайной силы и настойчивости» [32]. Одновременно, он отказал обвиняемым в освобождении под залог, заявив, что у него нет уверенности в том, что они не попытаются бежать из страны.

Вместе с тем, судья Льярена выписал новые ордера на арест Карлеса Пучдемона и других «бельгийских беглецов», а также примкнувшей к ним Марты Ровиры. На фоне этих триумфальных успехов испанского правосудия решил подать голос премьер-министр Испании Мариано Рахой. Осознавая последствия столь решительных действий Верховного суда, Рахой заявил, что лично он не в восторге от необходимости проведения новых выборов в Каталонии [33]. При этом премьер не мог не понимать, что именно он и верные правительству высшие суды Испании своими действиями активно помогают сделать подобные выборы неизбежными.

Арест каталонских политиков мгновенно вызвал массовые протесты в Барселоне, вылившиеся в столкновения с полицией, ставшие уже достаточно привычными для столицы Каталонии в последнее время. Может быть, эти протесты и стихли бы через один-два дня, однако тут в «каталонский кризис» неожиданно вмешались правоохранительные органы Германия. 25 марта 2018 года автодорожная полиция земли Шлезвиг-Гольштейн задержала вездесущего К. Пучдемона на границе с Данией во исполнение ордера на арест, выданного испанским судом [34].

Каталонские протестанты у тюрьмы в Ноймюнстере (земля Шлезвиг-Гольштейн, ФРГ), куда был помещён задержанный по испанскому ордеру Карлес Пучдемон до решения вопроса о его экстрадиции в Испанию. Фото: Daniel Friedrichs
Каталонские протестанты у тюрьмы в Ноймюнстере (земля Шлезвиг-Гольштейн, ФРГ), куда был помещён задержанный по испанскому ордеру Карлес Пучдемон до решения вопроса о его экстрадиции в Испанию. Фото: Daniel Friedrichs

Нельзя не отметить оперативность немецких властей, которые задержали Пучдемона всего через 2 дня после выдачи ордера. Вполне ожидаемо, что сразу после этого десятки тысяч людей вышли на улицы Барселоны, протестуя против задержания «иконы каталонской независимости». Возмущённая толпа демонстративно сожигала флаги Испании и портреты короля Филиппа VI. Естественно, не обошлось без столкновений с полицией, в ходе которых пострадали 98 человек [35].

Кстати, следует отметить, что рейтинг короля Испании в последние месяцы в Каталонии падает все ниже и ниже. Это очень ярко проявилось в конце февраля, когда глава государства прибыл в Барселону на международную выставку мобильной техники и был встречен массовыми выступлениями сторонников независимости, возражавших против его приезда. Более того, спикер каталонского парламента и алькальд (мэр) Барселоны отказались встречаться с Его Величеством.

Арест Пучдемона вызвал большой резонанс не только в Каталонии – его резко осудили и лидеры баскских партий, выразившие свою солидарность с лидером каталонской независимости. В более мягкой форме задержание К. Пучдемона осудил лидер партии «Подемос» Пабло Иглесиас. Напротив, лидер «Граждан» Альберт Ривера вновь показал себя твердым противником независимости Каталонии, публично одобрив арест бывшего главы Женералитата [36]. Сторонники независимости в новых условиях решили действовать в двух направлениях. С одной стороны, активисты, объединившиеся в рамках организации «Комитеты защиты республики» (весьма показательное название), в знак протеста против ареста Пучдемона начали перекрывать дороги, ведущие в Каталонию из Испании, и дороги во Францию, идущие через территорию Каталонии [37]. Для этого они активно использовали автомобильные покрышки (прямо-таки киевский Майдан, осталось только начать их жечь).

Лидер «Партии граждан» Альберт Ривера (справа) и глава парламентской фракции партии Инес Арримадас (слева) во время избирательной кампании в ноябре 2017 года. Фото: EFE
Лидер «Партии граждан» Альберт Ривера (справа) и глава парламентской фракции партии Инес Арримадас (слева) во время избирательной кампании в ноябре 2017 года. Фото: EFE

С другой стороны, сторонники независимости в каталонском парламенте 28 марта 2018 года инициировали принятие резолюции, в соответствии с которой признавалось право всех задержанных каталонских политиков претендовать на должность главы автономии. Речь, прежде всего, шла о К. Пучдемоне, Ж. Санчесе и Ж. Туруле. Естественно, за резолюцию проголосовали депутаты всех «сепаратистских» фракций (JuntsxCat, ERC-CatSí и CUP). Против резолюции ожидаемо проголосовали социалисты, «народники» и «Граждане». Фракция «Подемос», как обычно, заняла промежуточную позицию: её депутаты проголосовали за отдельные пункты резолюции, но не за весь текст целиком [38]. Нельзя не отметить, что принятая резолюция лишена какой бы то ни было юридической силы и носит всего лишь символический характер.

На данный момент «каталонский кризис» ещё очень далек от своего завершения. Причем все его участники находятся не в самой лучшей ситуации. Сторонники независимости никак не могут избрать главу правительства, поскольку все их основные кандидаты либо в бегах, либо сидят за решёткой. Если в ближайшее время не будет избран президент Женералитата и не будет сформировано правительство, неизбежно проведение досрочных выборов с непредсказуемым результатом. При этом продолжается процесс постепенной радикализации сторонников независимости Каталонии, которые все ближе и ближе подходят к черте, отделяющей мирный протест от насильственного захвата власти.

«Свободу политзаключённым!» Граффити на улицах каталонского города Сабадель Фото: Juanma Peláez / naciodigital.cat
«Свободу политзаключённым!» Граффити на улицах каталонского города Сабадель Фото: Juanma Peláez / naciodigital.cat

С другой стороны, положение Мариано Рахоя может показаться просто идеально. Испанские суды одно за другим отменяют решения парламента Каталонии и активно сажают лидеров движения за независимость. Но даже в этой ситуации у премьера Рахоя остаются две проблемы. Прежде всего, его Народная партия не имеет большинства в испанском парламенте, поэтому для принятия необходимых законов (и особенно бюджета) главе испанского правительства нужны голоса умеренных баскских националистов, которые отнюдь не разделяют его энтузиазма в борьбе за целостность Испании и стремятся в условиях столь серьёзного кризиса урвать дополнительные преференции для своего региона [39].

Другой проблемой Рахоя и испанского правительства вообще является долгосрочное решение «каталонской проблемы» и предотвращение дальнейшей эскалации конфликта. Однако, как мы писали ранее, пока что Мариано Рахой не показал себя человеком, способным (или хотя бы готовым) решить эту проблему. Важное значение имеет и определение дальнейшего статуса Карлеса Пучдемона, ожидающего решения германского суда относительно его выдачи Испании. В то же время следует признать, что, каким бы ни был будущий статус Пучдемона, для сторонников независимости он уже превратился в символическую фигуру, воплощающую независимость Каталонии.

«Пучдемон — наш президент!» Фото: Susana Vera / Reuters
«Пучдемон — наш президент!» Фото: Susana Vera / Reuters

Таким образом, прошедшие в декабре парламентские выборы в Каталонии развеяли призрачную надежду на решение проблемы, порожденной октябрьским референдумом о независимости Каталонии. «Каталонская проблема» остаётся нерешённой до сих пор: если в намеченном на 22 мая заседании каталонского парламента не будет наконец утверждён глава автономии, Каталонию ждут новые внеочередные парламентские выборы. Как будут развиваться события «каталонской драмы» покажет уже самое ближайшее будущее.

Перепечатано с izbircom.com / 22.04.2018