"Немецкие "косторезы" не дают даже высунуться, не то что голову поднять,а сверху вражеские минометчики минами сыпят..."

Гордеев Михаил Илларионович:

"Если кто думает, что пулеметчик в стрелковом полку место привилегированное и более безопасное, чем рядового стрелка, то он сильно ошибается.

После госпиталя, куда я угодил во время Сталинградских боев, меня выписали и снова отправили пулеметчиком в родном полк.

Только теперь в другую роту и базировались мы рядом с Курской дугой.

Я даже зашел в старую роту, но увидел только троих старых знакомых, с которыми был мало знаком.

После этого я больше никогда не искал старых знакомых, текучка была страшная, только себя расстраивать.

Бои на нашем участке шли, как это сейчас говорится, местного масштаба.

На роту у нас было всего два старых "Максима", винтовки СВТ-5, "Мосинки" да пару ППШ и те у командиров в основном.

В первой же атаки мы потеряли один из пулеметов.

Во время наступления мы всегда должны были поддерживать пехоту, вне зависимости бежит она или залегла.

Целились и выбивали фрицев из окопов, подавляли немецких пулеметчиков.

Конечно на пули грудью не бежали, как простые стрелки, но этого и не требовалось. Пули сами нас находили.

Немецкие пулеметчики тоже лупили по нам из своих MG-34 или MG-42, мы их еще "косторезами" называли, за их скорострельность.

Да плюс ко всему еще и вражеские минометчики с артиллеристами вели по нам огонь.

Вот минами наш второй пулеметный расчет и подбило.

Прямое попадание, "максимка" на пару метров в воздух взлетел.

Из расчета только один и спасся, третий номер, который за патронами пополз в тыл.

А меня тогда с моим расчетом плотно фрицы прижали.

Мы в воронке после снарядов засели, только пулемет наш торчит.

Немецкие "косторезы" не дают даже высунуться не то что голову поднять,а сверху вражеские минометчики минами сыпят, пытаются попасть.

Гришка, мой второй номер, только на секунду голову поднял, чтобы оценить ситуацию, так ему пуля в каску и прилетела.

Атака была сорвана, почти половина роты полегла тогда.

На следующий день мы снова начали атаку, но уже более подготовлено.

После хорошего артобстрела немецких позиций мы кинулись в бой.

Я со своим расчетом выбрал теперь позицию получше, за небольшим взгорком, чтобы в случае опасности суметь сменить позицию.

И это мне пригодилось, фрицы снова стали обстреливать нас из минометов.

Но только теперь, пока они обстреливали пригорок, мы уже были в другом месте и смогли подстрелить парочку немецких пулеметчиков.

Нашим бойцам все-таки удалось захватить фашистские укрепления.

Помощь безработному историку

После чего мы за минут десять или пятнадцать мы на них сами закрепились и отбили вражескую контратаку."