Видишь "раму" - жди беды. Или почему наши солдаты не любили немецкий самолет-разведчик.

Focke-Wulf 189,  (Fw 189)
Focke-Wulf 189, (Fw 189)

Гордеев Михаил Илларионович:

"Последний бой мне запомнился не захватом Кенигсберга (Калининграда), не моим последним ранением, после которого я больше не попал на фронт, а немецкой "рамой".

Если мы видели этот немецкий самолет-разведчик значит скоро надо было ждать вражеских бомбардировщиков или артобстрела.

Мы стояли уже на подступах к городу, немцы не хотели сдаваться просто так и частенько нас контратаковали.

И вот рано утром мы увидели высоко в небе одинокий Focke-Wulf 189, "рама" на нашем армейском жаргоне.

Эти самолеты немцы ценили за то, что они хорошо маневрировали на больших высотах, где простым истребителям было трудно вести бой.

Поэтому эти самолеты-разведчики было трудно сбить, зениткам тоже было сложновато их достать.

Да и сама "рама" была не беззащитна, у нее в каждом крыле по пулемету и пулеметная турель еще имелась.

Иногда эти немецкие самолеты несли с собой небольшие бомбы и могли действовать, как бомбардировщики.

Но это я сейчас об этом знаю, а тогда, сидя в окопе за своим пулеметом, я еще 20 летний парнишка знал только одно: видишь "раму" - жди беды.

За небольшим леском леском сзади наших позиций стояла зенитная батарея, она сразу же открыла огонь.

Но фашистскому разведчику удавалось уклоняться.

Только четверка наших истребителей, появившихся позже смогли его отогнать.

Да только поздно уже было, немцы получили координаты и открыли ураганный огонь из орудий и минометов по нашим укреплениям.

Таких точных попаданий я не видел еще никогда за всю войну.

Видимо опытный экипаж был у этой "рамы", раз смог так хорошо навести немецкую артиллерию на нас.

Надеюсь, что наши летчики сбили этого гада тогда.

Во время обстрела меня серьезно ранило в левую руку, перебило кость чуть выше локтя.

Мое место занял второй номер, которому я быстро давал указания.

Сам я правой рукой положил его СВТ-5 на бруствер и приготовился к бою.

Артобстрел стих и почти сразу же показались немецкие солдаты, они хотели совершить прорыв на нашем участке.

Немецкая артиллерия сильно побила наш полк, первым застучал наш пулемет.

Уже следом за ним начались раздаваться отдельные выстрелы, которые в скором времени превратились в организованную оборону.

Как отбили атаку фашистов уже даже не помню, я в скором времени потерял сознание из-за ранения.

Помощь безработному историку

Ребята потом рассказывали, что я еще несколько раз стрельнул из винтовки прежде чем отключиться."