Нахтбуммель

и хотя лето кончилось вот только что, однако вечером оказалось уже довольно прохладно. Мелкий колючий дождь лупасил по мордасам. Мелочь, недостаточная для того, чтобы доставать зонт, до достаточная для того, чтобы сразу по выходу из центрального вокзала почувствовать себя некомфортно. Амстердам с самого начала давал понять, что он не собирается быть “приятной прогулочкой”, несмотря на свою репутацию. Ладно, я вообще из Питера, ишь, напугал крапиву голой жопой! Видали и похуже. И в эти дни мы загорали!

Это был первый мой приезд в Амстер. Я так много слышал про него, что прекрасно знал какими маршрутами буду ходить. Я приехал на ночь. То бишь без ночевки. Называется "Нахтбуммель".

На хрен музеи, магазины и сувениры, я приехал пошастать ночью. Один. Такое провернуть можно только в одиночку. Любая компания обязательно рано или поздно затягивает тебя в какую-нибудь проблему.

“Один ночью в незнакомом городе” (Нахтбуммель) довольно долго было моих любимым развлечением. Лучше в Европе, конечно. Если жить хочешь.

Хотя, впрочем, начинал я карьеру “ночного шатания” со Смоленска, Витебска, Харькова и Риги. Но в России все-таки стрёмненько по ночам шастать. Не расслабишься. Надо как минимум быть на чеку. Суть ночного шастанья с том медитативном состоняии, которое можно достичь только в незнакомом месте, в одиночку, ночью когда тебе совершенно некуда пойти. И главный компонент- полное спокойствие. Поскольку база у меня на тот момент была в Германии, то шастать по разным европейским городкам свободно было не проблемой даже до Шенгена.

Очень трудно дошастать до первого утреннего поезда в мелких городках, в Амстердаме же это вообще не должно было быть проблемой по идее. Так что вылезал я в Амсте я будучи в совершенно легкомысленном настроении. Типа да не проблема ни фига, всё только в кайф. Ну погода чего-то правда вот не очень.. Ну да не беда… Нос поглубже в шарф и вперед на вилы.

Тут даже расхаживать далеко не надо. Старый Амстер начинается прямо у вокзала. Но я туда не сразу пойду. Сначала пошастаю по дальним каналам, а потому уже, когда задолбает медитативно шастать, направлюсь в Красный район, где можно будет погреться в баре и вообще там, по идее, жисть должна кипеть всю ночь.

Короче вначале визит проходил приятно и по плану. Отойти от центра подальше, а потом медленно “змейкой” приближаться к центру. Все началось мягко спокойно и приятно. Музон в наушниках и косяк делал вечер незабываемым.

Однако где-то к полночи появилось какое- то внутреннее беспокойство. Какое-то вот неуместное черное чувство внутри. Какой-то мелкий демон в желудке, ощущение чего-то страшного. Возможно, конечно, что город подействовал, да и трава выкуренная сразу после вокзала утрировала ощущения. Конечно.

Да и Амстердам что-то не оправдывал ожиданий. Людей на улицах почти не было. Транспорту приезжало мало. Музыки нигде не было слышно. Только легкое харкающее голландское бу-бу-бу телевизорах за окнами, на которые в Амстере не принято вешать занавесок. Поэтому сами квартиры с чистейшими стеклами были как телевизор.

Ну наверное просто уже поздно. Рабочих люд тут ложится рано. Ночная жизнь видимо в центре, а тут вот так... Однако за следующий час внутреннее беспокойство и какой-то необъяснимый страх не только не прошел, но стал усиливаться. Что-то не так. Почем не видно припозднившихся подростков на великах? Где парочки вдоль канала? Странно. Слава Амстердама явно “несколько” преувеличена. Или я просто "подсел на измену", что скорее всего..

К двум часам я добрался до красного района. К тому времени я уже изрядно продрог и мне просто позарез нужен был бар со спасительным шотом виски. Я прямо ворвался туда как мужичилло с дровами зимой в избу. Типа, вжи-их дрова на пол, подняв облако снега и сбрасывая рукавицы к печке:"А-а-а.. Мороз сцуко!”.

Но однако атмосферка в центре была не лучше. Кабинки проституток пустовали. Народу на улицах почти не было. Свет от вывесок, конечно, горел и многие заведения светились , но все было закрыто. Всё!

Редкие пешеходы куда-то спешили, кутаясь на ходу и не поднимая головы. Я прошелся во всем каналам и местам разной степени злачности, однако не смог найти никакого пристанища. Ни ресторана, ни китайцев, ни кофешопа, даже говенного шавермария которые тут Gyros или сексшопа.

Причем работники во всех заведениях были! Их видно было- они просто сидели заперевшись внутри и смотрели телик. В конце концов я уже стучать в двери стал. Типа, ну вы же там, вы типа на работе, ну пустите, блин, помираю с холоду и голоду же! Не... отмахиваются и дальше в телевизор.

Ну не может чтоб совсем-то никто нигде не работал! В районе четырех ночи я уже носился по центру почти бегом. Во-первых, потому что закоченел, а во вторых, потому что беспокойство переросло в настоящую панику. Я конечно доживу и так до утреннего поезда, но блин, чо твориться-то в этом сраном Амстердаме? Мобильного интернета еще не было, да и батарейка телефона уже сдохла.

Здесь что, такой охеренно полохой сервис? Работнички просто сидят внутри и делают вид что работают, заперевшись, а сами просто в телик втыкают. Видать укуриваются просто до полного столбняка каждый вечер! Вот и разгадка!

Я уже кажется шел по третьему разу по одним и тем же местам. Вот этих, вот, красавцев уже видел. Ресторан какой-то, большой довольно таки. И человек шесть-семь перед телеком тесно в кружок и втыкают в какую-то фантастику на экране.. То есть давно так сидят. Пипец укурки!

И соседи и их, ирландский бар, вроде весь коллектив на работе. Но вместо этого тоже просто пялятся в телек. Пялятся безотрывно и безвольно, как охранники на захолустной парковке. Да, думаю, все-таки наверно полная легализация марихуаны это плохо. Вот к чему приводит! И не сомневаюсь, что еще и всю жрачку в ресторанах своих сами сметают подчистую! Хотя для укурков они чего-то невеселы.

Первый поезд “куда надо” выезжал в районе шести. Еще два часа. Бля.. Остается вспомнить старый трюк- лестничная площадка. Незакодированные лестницы можно найти пока что в любом городе. Надо просто иметь наметанный глаз. Зайти и залезть на самый верхний этаж. Если повезет- то там будет чердак, но это роскошь.

Не без труда, но нашел. Просидел полтора часа на лестнице, Хоть не такой колотун и то ништяк. Вот, блин, попадалово.

К шести потопал на вокзал, закоченевший, голодный, мрачный недовольный как скотина. В жопу этот сраный Амстердам, кому такое гавно сдалось! А трепу-то трепу! Блин, подделка и фальшивка! Народу ваще никого. Мрак кругом, холодрыга, все закрыто, везде работают исключительно конечные укурки, сплошной тормозной депрессняк.. Что за отстойный городишка? Архитектура конечно прикольная, но жизнь тут что-то пипец грустная.

В поезде не было почти никого. И я глядел через стекло на этот удаляющийся город, такой красивый и в тоже время такой дебильный. Населенный бездельниками-торчками обажателями кино-фантастики.

“Фак ю”- подумал я, кутаясь в шарф и глядя на часы. На часах было уже шесть часов тридцать пять минут, 12 сентября две тысячи первого года.

Это был мой последний "Нахтбуммель".