Перебирая камни...

02.05.2018

Давным-давно собирался и даже обещал Bas’y пофотографировать свои камни и подготовить для него из этих снимков подборочку на основную ленту. Но все как-то руки не доходили… Тяжелое время… Да и свалка каменная у меня дома преизрядная – полочки, ящички, мешочки, коробочки и коробищи во всех углах и закоулках квартиры… Пока разберешься со всем этим каменным хозяйством…

Тут, пользуясь свалившимся нежданно-негаданно на мою голову выходным, решил всё же разобрать хотя бы пару - тройку коробок с камушками, которые я когда-то демонстрировал посетителям питерской ювелирно-минералогической выставки «Мир камня». Практически о каждом из них мне есть что сказать, многие из них очень и очень красивы и необычны, но для того, чтобы сделать добротный тематический пост, с хорошими фотографиями, с сопровождающим интересным и популярным текстом нужно серьезно подготовиться, подумать, почитать, может быть дополнительно порыться в И-нете… А это опять же требует времени и настроения, с которыми сейчас, как на грех, ну, просто труба…

Поэтому на этот раз решил ограничиться немногим…
Некоторые камни, которые бережно разворачивал из мятой газеты и перекладывал из коробки в коробку, почему-то вдруг невольно задерживались в моей руке, вызывая эмоции и воспоминания, иногда приятные, иногда довольно грустные; какие-то ассоциации и соображения… Всплывали в памяти лица людей, некоторых из которых, к сожалению, уже нет в живых, красивые и дикие места, какие-то памятные события жизни и работы связанные с ними…

Вот об этих-то камушках, которые упорно не хотели укладываться в отведенную для них новую просторную коробку просто так, а как бы просили, даже требовали внимания, пробуждали какие-то мысли и чувства, я и хочу сегодня вам рассказать… Ну и конечно же, показать, пусть и не во всей красе, а как получилось…

Наверное, многое из того, о чем я хочу поведать в комментариях к фотографиям, будет вам непонятно или не очень интересно, всё же это очень и очень лично-субъективное… Да и далеко не самые красивые и забавные эти камушки из того что у меня есть…
Тогда извините за потерянное впустую время или просто пролистните…

Итак, смотрим и читаем минирассказики с иллюстрациями:

«Жареная картошка с зеленым горошком…»

Давным-давно, на выставке «Мир камня» какой-то ребятёнок, возбужденный и очарованный открывшимся перед ним каменным великолепием (а это самая любознательная и благодарная публика), вдруг потянув за рукава родителей, закричал от избытка чувств на весь зал: «Мам, пап, смотрите! Жареная картошка с зеленым горошком окаменевшая!!!» И действительно – ведь похоже, правда? Так потом, с его легкой руки мы и стали называть этот камушек… Каждый, наверное, второй вопрос посетителей, обращавших на него внимание, звучал примерно так: «Скажите, это что, само так выросло? Никто не делал?...»
Конечно же само… Это друза пластинчатых кристаллов кальцита, так называемого «папир-шпата» с приросшими сферокристаллами железистого карбоната - сидерита из Дальнегорского олово-полиметаллического месторождения на Дальнем Востоке. Там попутно собирали одни из лучших в мире образцов снежно-белого и нежно-розового пластинчатого кальцита то напоминающих прекрасную белую розу с нежнейшими лепестками, а то стремительно рвущийся к горизонту многопарусный чайный клипер «Катти Сарк», подсвеченный рассветным солнцем... А красивейшие и совершенные в своем строгом геометрическом изяществе кристаллы флюорита с тоненькой золотистой пиритовой присыпкой… А редко образующиеся идеальные кристаллы сульфидных рудных минералов – халькопирита, пирротина, сфалерита, галенита… Э-э-х!
Сам я в тех благословенных для каждого геолога краях не работал, а привез оттуда и подарил мне этот камень удивительный человек и замечательный минералог «от Бога» Слава Хаецкий, с которым мы крепко дружили в юности и познакомились в конце 70-х годов, когда вместе ходили в геологический кружок при Ленинградском тогда еще университете. Почти 15 лет прошло с того жаркого лета 1992 года, когда Славка погиб… Но я до сих пор вспоминаю его с теплотой и любовью и поневоле вздрагиваю, когда вижу на полках книжных магазинов фантастику Елены Хаецкой подарившей ему замечательного сына…

«Цветочек Аленькой…»

А вот еще один кальцитик… Небольшой одиночный кристалл приросший на основание из кристалликов зеленого флюорита и найденный мной в окрестностях свинцово-цинкового месторождения Кличка. Мы тогда работали в Юго-Восточном Забайкалье – Приаргунье, составляли Государственную геологическую карту – двухсотку нового поколения… И мимо старого рудника этого, который сейчас, по-моему уже не работает, проехать конечно же не могли. Ведь это старейшие месторождения не только Сибири, но и России в целом. Ещё в 17 веке при царе Алексее Михайловиче Тишайшем здесь плавили из свинцовых руд содержащееся в них серебро.
Нерчинский завод, Петровский завод, Алекзавод, Акатуй… Помните в народной песне «Славное море, священный Байкал…» - «…долго я тяжкие цепи влачил, долго бродил я в горах Акатуя.., …Шилка и Нерчинск не страшны теперь…». Это про эти места, где «во глубине сибирских руд» каторжане и ссыльнопоселенцы, в том числе и некоторые декабристы, добывали свинцово-цинковые минералы галенит и сфалерит… Да и сейчас опальный экс-олигарх Михаил Ходорковский отбывает свой срок в Краснокаменской колонии неподалеку от этих мест, всего лишь в нескольких десятках километров юго-восточнее…
На месторождении Кличка, на верхних его горизонтах, горняки нередко вскрывали выработками целые «пещеры Аладдина» - вымытые в известняке горячими гидротермальными растворами подземные карстовые полости, устланные по стенкам великолепнейшими кристаллами кальцита-папиршпата, флюорита, датолита, кварца, барита, пирита… Даже такие не шибко сентиментальные, суровые люди, как горняки-проходчики, не могли удержаться и останавливая работу выламывали как могли эту красотищу и волокли домой. Красота – она для всех красота!!! Оставшиеся сейчас только в музеях и частных коллекциях эти образцы чаруют, и по своей красоте и минералогическому совершенству уступают только уже упомянутым выше камушкам с Дальнегорского месторождения. К сожалению, когда мы здесь побывали, эти горизонты уже были напрочь отработаны и заложены пустой породой, но все равно мы не смогли отказать себе в удовольствии полазить с риском для жизни по старым заброшенным разведочным выработкам – штольням, которые словно норы ласточек-береговушек встречались там и тут на склоне возвышавшейся над рудничным поселком крутосклонной сопки. (Только сами ни в коем случае так не делайте!!! Опасно!!!) И вот в одной из этих штолен мы наткнулись на узкую щелевидную полость, выстланную по стенкам кристаллами и друзами белого кальцита с щетками ярко-зеленого и бледно-фиолетового флюорита. С трудом, лежа на брюхе и просунув в щель на всю длину руки с нехитрым инструментом, практически вслепую, наощупь, мы наломали этих образцов. Когда же мы вытащили все это богатство «на гора» и разложили камушки еще мокренькими и грязненькими, как новорожденные слепые щенятки, на траве, произошло непоправимое – пропитанные подземной влагой верхние слои кристаллов кальцита не выдержали резкой перемены влажности и прямого солнечного света, покрылись тонкой сеткой мельчайших трещин и осыпались... Огорчению нашему не было предела – такие образцы пропали! Чего греха таить, они предназначались нами не только «на комод поставить» и на подарки, мы мечтали часть из них продать на выставке как коллекционное сырьё, ведь не секрет, что в те годы, а это был 1993, жилось очень и очень несладко, в том числе, конечно же, и геологам… Часть образцов все-же удалось сохранить и они порадовали многих ученых и коллекционеров необычными кристаллографическими формами кальцита и флюорита.
На втором снимке, где бывший до этого неказистым по цвету кристалл расцвел, словно Аленький цветочек, это как раз рассеяние луча от обыкновенной лазерной указки в трещиноватой «рубашке» такого кальцита…

«Чёрный агат» Анны Ахматовой

В свое время Николай Гумилев привез из Африки в подарок своей любимой женщине и замечательной поэтессе Анне Андреевне Ахматовой бусы-четки из черного камня. Она ими очень и очень дорожила, существует множество портретов и фотографий на которых она запечатлена в них… Когда для Анны Андреевны настали очень тяжелые времена, она написала такие строки:

«…Но мне страшно, войду сама я,
Кружевную шаль не снимая,
Улыбнусь вам и замолчу…
С той какою была когда-то,
В ожерелье черных агатов
До долины Иосафата*
Снова встретиться не хочу…»

(прим.: *Долина Иосафата – мифическое место, где якобы располагаются ворота на тот свет.)

Сколько вопросов пришлось выслушать мне и моим коллегам на тему: «А покажите-ка нам черный агат…» Такой? Показываешь темненький полосатый агатик… «Нет! Совсем-совсем чёрный, без полосок!» Ну никак было не убедить людей, что такого в природе не бывает, агат ведь по определению полосчатый! Даже пришлось придумывать «популярное» разьяснение на эту тему для «чайников». Например: «Вот животное кошка, она может быть, допустим, рыжей, а может и полосатой… Вот минерал халцедон, он тоже делится на разновидности по цвету – «рыжий» (желто-оранжево-красно-коричневый) – сердолик, зеленый – хризопраз, синий – сапфирин, ну и так далее… У халцедона есть помимо цветных и рисунчатые разности – концентрически и прихотливо-полосчатая называется агатом, параллельно-полосчатая – ониксом… Понятно? А вот теперь – смотрите – сардоникс или сердоликовый агат – «рыженький» и полосатый одновременно. А вот – обычный бело-серенький агатик. Но это все равно агаты, вне зависимости от цвета… Так вот, рыжая или серая кошка может быть полосатой? А черная…???»
На самом деле, камушек в бусах Анны Ахматовой вовсе не агат, а ГАГАТ. Так называется хитрая плотная разновидность угля, которая применяется в ювелирном деле. Я держал эти бусы в руках в Музее Ахматовой в Фонтанном доме и даже с завязанными глазами смог бы сказать, что это именно гагат, значительно более легкий, чем «настоящий» камень и более теплый, живой, на ощупь. Недаром его иногда называют «черным янтарем».
Образовался он довольно специфически. Представьте себе ситуацию, когда крупная речка выносит в свою дельтовую часть при самом впадении в море стволы деревьев, которые захораниваются там под слоем ила. И вот здесь-то при отсутствии воды насыщенной кислородом и наоборот присутствии воды морской медленно-медленно эти стволы превращаются в плотную черную углистую массу, хорошо обрабатывающуюся, берущую приглушенную теплую полировку, в общем, в гагат, или в гишер, как называли его народы Закавказья, где он был очень и очень популярен. В одной только поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» гагат-гишер упомянут около 30 раз…
Этот камень издавна добывался в Англии и был там очень популярен. Из него в эпоху средневековья часто делали фаллические амулеты – сложенные в фигу пальцы для отпугивания нечистого (да-да, известная комбинация из трех пальцев символизирует именно то, о чем вы подумали, так что в следующий раз, прежде чем показать кому-нибудь фигу, крепко призадумайтесь… )
Добывается гагат на Кавказе, в Крыму, в Узбекистане, Англии, Испании, Франции, Германии, на территории штатов Юта и Колорадо в США. Крупные его месторождения находятся и в северных провинциях Канады.
Вот именно оттуда, из канадской провинции Атабаска и привезла мне это гагатовое изделие в подарок мой друг и коллега Наталья Корнеева. Она ездила туда в качестве геолога и переводчика делегации, знакомившейся с богатейшими в мире по содержанию урана месторождениями. А такие сувениры в национальном стиле, вырезанные из цельного куска гагата изготавливали и продавали местные индейцы, живущие, как у них там водится, в резервациях…
Из той поездки Наташа, уж не знаю какими правдами и неправдами, минуя все контроли и досмотры, чуть ли не в кармане, привезла кусочек сверхбогатой урановой руды. Привезла, чтобы наши минералоги и геологи-уранщики, внимательно изучив его, смогли догадаться где, в каких местах Аладана, Привитимья, Патомского нагорья и Карелии могли образоваться подобные же гигантские по размерам и богатейшие по содержанию залежи остродефицитнейших урановых руд… Сколько рентген этот маленький обломок руды «светил» на приборе я вам говорить не буду, но ладонь, поднесенная сверху к толстостенной свинцовой коробке со снятой крышкой, в которой его держали в специальном хранилище, уже через несколько секунд начинала ощущать слабую теплоту и покалывание…
Почти пять лет прошло, как нет Наташи, но в памяти остались ее острые шутки, ее очень лиричные стихи, ее потрясающая преданность своему делу и исключительная верность тем людям, которых она по какой-то причине включила в «свой круг»…

«Летающие тарелки»

Сколько себя с детства помню, всегда интересовался камнями, собирал их, где только можно, разглядывал и раскладывал по жестянкам из-под венгерского зеленого горошка да по картонкам из-под обуви. Тут были и гнейсы с вкраплениями темно-красного граната-альмандина и нежно-розовые выколки полевого шпата - микроклина и разноцветные кварчики и таинственно поблескивающие пластинками слюды сланцы… Однажды даже нашел во дворе кусок красивого зелено-фиолетового флюорита, видимо попавшего на газон случайно, вместе со шлаками какого-нибудь сталелитейного завода, где он применяется в качестве флюса…
Но настоящее раздолье для этого увлечения было конечно же на даче! Она у нас расположена на на южном берегу залива Петрокрепость Ладожского озера. Вот где было разгуляться! Улочки в садоводстве были подсыпаны известняком с расположенных неподалёку знаменитых Путиловских карьеров. Каких только окаменевших «дохлостей» не было в кусках этого известняка с возрастом примерно 485 миллионов лет! И панцири разнообразных членистоногих - трилобитов и раковинки брахопод и мшанки и «морские пузыри»… Да и других, пречудеснейших и необычных для меня тогда еще камней, в окрестностях дачи и прямо на участке было навалом… Большинство из найденного, конечно же, раздарилось и растерялось, но до сих пор бережно храню одни из самых ценных – обломок «винного» топаза вполне ювелирного качества и тонкополосчатый бледно-розовый агат… Какими судьбами занесло их в наши края можно только догадываться – наверное их притащил откуда-то с северов древний ледник около 100-120, а то и более тысяч лет назад.
Между садоводством и отмелым берегом бухты Петрокрепость прорыт неширокий Новоладожский канал, тогда еще судоходный и входивший в печально знаменитый Беломоро-Балтийский водный путь, строившийся большей частью руками сталинских политзаключенных. Здесь он вскрыл древние слои вендских синих глин возрастом почти 600 миллионов лет. Вот в этих-то глинах и на берегу канала я частенько находил очень необычные камушки. Они то напоминали блюдца, то настоящие летающие тарелки, а один был – прямо вылитая электролампочка – с цоколем и резьбой! Размера они были очень разного – от детского кулачка до большого блюда, но все представляли собой фигуры вращения – почти идеально круглые с торца, приплюснутые, с концентрическими бороздками и углублениями, как будто сошли с гончарного круга! Но ведь полмиллиарда с лишним лет! Долгие годы я не мог выяснить ни у кого, что же это на самом деле такое и как оказалось в этих древних глинах. Спрашивал и у учителей в школе и у преподавателей в геологическом кружке и, уже студентом – у маститых профессоров Университета и Горного института… Никто не мог мне внятно ответить на этот вопрос… Став сам геологом, я наконец-то разобрался, как произошли эти необычности. В серединке каждого такого камушка, сложенного окаменевшей глиной – аргиллитом, находится какое-нибудь твердое ядро-зародыш. Либо это обломок другой породы, либо конкреция кристаллов гипса или марказита… На дне древнего моря, где формировались эти глинистые илы, они видимо потихонечку текли в каком-то одним им ведомом направлении, а твердый зародыш, ими увлекаемый, вращаясь, наматывал на себя тонкий глинистый осадок… Вот и получился такой «гончарный круг» и произошли такие забавные летающие тарелки!
Поехав в этом году на майские праздники на дачу, и выйдя вечером на канал ставить донную удочку, неожиданно для себя после долгого-долгого перерыва снова нашел такой камушек... Как привет из детства…

Конечно же, это далеко не все фотографии и мысли, которыми хотелось бы с вами поделиться на эту тему. Но в рамках одного поста, пожалуй, хватит…И так получилось, наверное длинновато, да и камни, нельзя сказать чтобы были уж прямо особенные… Нет в них ничего такого шибко выдающегося ни для геолога, ни для неискушенного в моей профессии человека…
Если захотите, как-нибудь, потом…

Мне очень хотелось донести до вас этим постом, что каждый, малейший, пусть даже совсем невзрачнейший на первый взгляд камушек имеет свою историю, хранит свою чудесную, а иногда и очень-очень грустную сказку или тайну... Надо только научиться её слушать и слышать…
Это и яркая история его рождения, тайна непредставимых воображению, колоссальных по своей энергетике процессов, это и сонная тишина миллиардо- и миллионолетий забвения в небытии и… отпечаток, едва уловимый след души и тепла бережных ладоней тех людей, через руки которых он прошел. Не только геологов, горняков или ювелиров. Но в первую очередь тех людей, которые нам его подарили от чистого сердца…

Не забывайте их! Ведь все мы существуем только пока нас помнят…
Люди…, деревья…, камни… и это бездонное-бездонное бесконечное небо над головой…

Михаил Лейкум, 2007 г.