Никто и ничто не осмелится посягнуть на то единственное, за что сражались тысячи мужчин

Приехав домой, не ожидая от себя, я заперся в комнате. С этого момента меня стало два: один чувствовал ноющую боль, второй смотрел со стороны, как первый судорожно перелистывал общие фото с тобой. Оба сутки напролет пили ром. Так, один я заглушал боль, а я второй сквозь туман понимал, что нельзя уйти за грань и, в последний раз взглянув на я-алкоголика, затянулся сигарой, решив приоткрыть дверь в существующий отдельно от него мир реальности. Прошла неделя. Я смотрю фото и понимаю, что пустота внутри меня сменилась на переполняющие заботы, а вспоминая тебя, я ловлю возникшее чувство приятной ностальгии. Нет, я тебя не забыл. И любовь не прошла. Я помню твою страсть, твою неповторимую красоту, твое, в положительном понимании, легкомыслие, твою доброту и по-детски восторженное лицо, твою бесконечно счастливую улыбку, но измученные от тяжелой жизни глаза...Ты навсегда останешься свободной! Никто и ничто не осмелится посягнуть на то единственное, за что сражались тысячи мужчин. А в моей голове один лишь образ: ты в цветастом платье и твоя кожа, заряженная солнцем так глубоко, что излучает его свет даже при свете луны на черном небе, огромные звезды и необъятный сеньор океан вокруг. Прошло время, и теперь я с уверенностью могу сказать, что часть моего сердца навсегда останется с тобой. Именно с такой: сильной и добродушной. Как я буду жить без этого недостающего кусочка сердца? Меня это не тревожит: если так есть, значит так надо! Куба, я тебя люблю!