О не очень популярном рэпере, который не сдался.

Не оглядывайся

Этёрнал. Город – остров. Город, где постоянно идёт дождь. Тот день не был исключением (вообще за сто двадцать один год не было исключений), поэтому с небес спускались капли воды; благо, что сейчас не осень, особенно в первый её месяц, Коблтин, когда проходит самый сильный ливень, когда дождь льёт действительно, как из ведра.

Район развлечений! Знаете, почему это самый весёлый район Этёрнала? Ответ, конечно же, лежит в самом названии. Правда, там никто не скучает (почти), ведь это место переполнено парками аттракционов, казино, стадионами, кинотеатрами, торговыми центрами, клубами, лавками, музеями, галереями, ресторанами, оперными театрами. Ещё там расположено кафе Вилли Силли, где производят самый вкусный шоколад на всём Акселе! Кстати, власти назвали район по-другому, но хоть у короля спроси, он ответит: «район развлечений» - как и все граждане Этёрнала.

У остановки у стадиона «Рэд Липс» всегда много народу. Ещё бы! Ведь на нём каждую неделю играет одна из самых лучших команд всего Акселя! Впрочем, арена названа в честь клуба. Хорошо, что до матча ещё пять дней, хоть есть возможность к автобусу подойти. Почему другим людям не приходила в голову мысль о том, что можно не ждать под навесом, а просто под чьим-нибудь зонтом? Ведь здесь он у каждого! А, нет. Стоял один парень в синей парке с капюшоном, а люди так внимательно смотрели на его руки… сбитые в кровь руки. С них ещё капала тёмная жидкость, из-за которой даже джинсы испачканы, но не кроссовки. Они были чистыми и почти новыми. Они – его гордость. Ах, да, чуть не забыл. Этого парня звали Сонни, и он один из трёх рэперов в мире. Как жаль, что этот жанр тогда уже никто не слушал.

Вот и автобус. Тот парень без зонта решил обогнать всех, чтобы занять хорошее место, обошёл первого, второго, третьего и… наступил в яму. Намочил джинсы и испортил свою любимую обувь. Эх, жаль. Кстати, его и до этого называли «неудачником», так что он привык, и ему не обидно, но рэпер не смог придержать свой рот на замке и выкинул парочку нецензурных слов; окружающие только посмотрели на него с презрением и покачали головой.

Сонни наконец-то сел на мягкое сиденье под шестым номером, которое находилось у окошка. Парень с утра был на своих двоих, и вот, в полдень, можно хоть немного отдохнуть. «Неудачник» достал телефон и, разблокировав, открыл свой блокнот, куда сразу же поспешил написать: «Я хотел сказать: «Люблю тебя» - но это всё наркотики.» - вообще, его творчество на любителя; в социальной сети «Аксель» есть его сообщество, где можно послушать его песни, но подписано то всего сто пятнадцать человек. Грусть. Печаль. Тлен. Ну, ничего; посмотрим что будет через пару месяцев.

Транспорт двинулся в долгий путь. Из района развлечений в центр, где в одном элитном ресторане, названного в честь богини красоты, рэпера ждал его друг – Маус. Тот, кстати, тоже музыкант, ди-джей, только подписчиков у него в десять тысяч раз больше, а концертов… хотя у Сонни вообще не было выступлений.

Стадион всё отдалялся, а автобус проехал у разукрашенных радужными цветами многоэтажек. Там и дворы великолепные: мини-футбольное поле под крышей, лавочки самых разных форм, красочные статуи у дверей в подъезды. Всё хотят жить в районе развлечений, но только тридцать пять тысяч шестьсот пятьдесят три счастливчика.

Боллистеп. Отличный парк, где по правую сторону находятся мини-музеи музыкальных жанров. Хм, как-то пронёсся слух, что там откроют музей рэпа, а эта новость не могла не радовать «неудачника». Кстати, возле этого парка расположена лавка сладостей «Вилли Силли». Владелец, конечно, умница, но жутко самовлюблённый, раз назвал свою организацию в честь себя самого.

Тем временем, рэпер закрыл тот текст и начал писать другой, здесь то дело пошло быстрее: «Скользи губами по моим, я по твоим щекам. Твой сладкий запах убивает, это самый лютый стаф. Твои глаза так манят, улетают, тут я, слышь. Ну, давай, иди ко мне, давай же полностью меня люби.» - да, я вас понимаю; не многие фанаты рэпа любят Сонни. Но он хоть не сдался, продолжал работать, а вдруг у него получится? Что скажете потом? Подождём – увидим.

Пассажиры исполняли симфонию «шмыганье носом»; какой-то парень вытирал лицо голубым платком; а женщина рядом потирала свою ногу, как оказалось позже – протез.

О, вот и казино. Помню мой знакомый там потерял свою зарплату. Зато как! Выиграл в покере двести тысяч, но потом проиграл всё. Кто-то сказал, что нужно вовремя остановится, но он, наверно, не знал это.

Граница района развлечений и центра, как два разных мира; ведь здесь над каждой улицей крыша. Дождь сменился теплом, богатство – средним классом, веселье – алкогольными вечеринками, красочные высотки – серыми небоскрёбами.

- И как же Щейми всё это создал? - улыбаясь и глядя в окно, говорил темнокожий старик с седой бородой.

- Ну, он же бог. - ответила ему старушка в фиолетовой шапке, сидящая рядом. - Бог всего живого.

Если вы думаете, что в главном районе города нет развлечений, вы ошибаетесь. Власти, хоть они и перфекционисты, всё же разрешили поставить (точнее поместить в подвал небоскрёба компании, производящей всё для музыки) один клуб, Андерти, владелец которого Човка. Он очень весёлый парень… подозрительно очень весёлый парень. Стоит добавить, что почти никто не знает его прошлого и откуда у него столько денег.

Автобус остановился, Сонни надо выйти. Здесь нет ни одной лужи, так что рэпер может не боятся, хотя ему идти то всего несколько шагов. Хотел бы он выйти первым, но это сделали другие, поэтому «неудачник» долго ждал, пока вылезет половина автобуса. Что же ты не занял место у двери?

Фокси - один из самых лучших ресторанов на Этёрнале, да и вообще в мире. Почему? Не знаю. Так решили люди, а не я; но, чтобы вы знали, размер меню здесь около двухсот страниц. Может из-за этого?

Сонни вошёл в заведение, а охранник стал провожать его взглядом и улыбкой. Зал был почти пуст. За тринадцатым столиком сидели молодой мужик с его дочерью; за одиннадцатым – всем знакомый старик, ведь это Вилли Силли; за тридцать третьим была немного полная женщина с чёрными волосами и бледной кожей, а рядом с ней худенький парень; за тридцать четвёртым – Маус; а на сцене стояли музыканты, которые играли джаз, а вокалист, видимо, пытался показать себя с лучшей стороны, ведь он кривлялся, шатался, пел во всё горло, вот это я понимаю актёр.

- Здоров, брат. - приподнявшись со стула и пожав руку «неудачнику», выдал Маус.

- Привет, Ми. - не столь эмоционально ответил рэпер, присаживаясь за стол.

- Заказывай, что хочешь, Сонни, за мой счёт. - поправляя причёску, говорил ди-джей.

- Смотри, сам сказал. - улыбнулся «неудачник» и обратился к официанту, чтобы заказать бутылочку местного пива, одноимённого с городом.

- Я думал, ты закажешь что-то более серьёзное.

- Да не; ты ж позвонил, когда я ел. - сухо сказал рэпер, открывая напиток. - Так что ты хотел?

- В смысле? - лицо Мауса сияло, а глаза были вытаращены на Диана, единственную дочь короля. Понимаю его, даже я бы засмотрелся.

- Братишка, тебе ничего не светит. - смеясь, заметил рэпер и рукой сдвинул голову собеседника на себя. - Так что хотел то?

- А, точно. - лицо Ми заметно изменилось: улыбка исчезла, как и сияние; глаза смотрели на тарелку, где лежал недоеденный стейк; да и вообще, наверно, его настроение упало.

- Эй, типок.

- А, да… забудь, в общем-то. - тяжело вздохнул Маус и еле-еле улыбнулся.

- Что-то серьёзное? Проблемы с типами какими-то?

- Да нет, нормально всё.

- Ну-ну.

- Да честно, Сонни.

- Да верю, верю. - вдруг повеселел «неудачник».

- На. - Ми протянул другу купюру достоинством в пять тысяч крэв.

- Не. Зачем?

- Ну, купишь себе ещё пива… сто бутылок. - захохотал ди-джей.

- Дают - бери. - протараторил себе под нос рэпер и взял деньги.

Маус стал осматривать потолок ресторана, который, действительно, был шедевральным; прозвучал еле слышный звук приходящего сообщения, а Сонни полез в карман.

- Кто написал? - полюбопытствовал Ми, подперев голову своею рукой.

- Моя. - коротко ответил «неудачник» и уткнулся в телефон.

Молодой мужик со своей дочерью доели мороженое и выходили из заведения; теперь понятно, кто это; Сова – предводитель фанатов Рэд Липс, очень влиятельный и жестокий человек, но самый лучший отец (как сказано в журнале «Этёрнал»). Официант принёс Вилли Силли ещё одну чашку капучино; Диана уселась за восемнадцатый стол и сидела в телефоне.

- Слушай, братишка, надо уйти в общем, Элли погулять хочет. - вновь заговорил Сонни.

- А, Элли, тогда иди. - и снова Маус погрузился в грусть.

- Странный ты какой-то сегодня. - вставая из-за стола, проговорил рэпер и удалился к выходу.

Снова улица, снова идти. Знаете, есть две вещи, на которые «неудачник» не жалел денег: кроссовки и сигареты. Он достал пачку и закурил, посмотрел на свои руки, где уже не сочилась кровь. Люди обходили его стороной, провожая своими недоумевающими взглядами. Центральный район стал другой страной, где на людей с других мест смотрят, как на изгоев, мусор, отбросов общества.

Какой-то лысый, здоровый и очень злой мужик в официальном костюме пытался выгнать бомжа, который уселся перед небоскрёбом банка «Крева» (Хм, зачем называть банкноты в честь «добрых» богов, ведь деньги - то ещё зло?). Дело дошло даже до рукоприкладства со стороны сердитого охранника, а Сонни хотел помешать, но бомж встал и, тяжело вздохнув, отправился в путь. Жалко, могли бы увидеть зрелище.

Приближался жилой небоскрёб номер «1001» обычный серый гигант. Это вам не торговый центр «Дариан», где настолько уютно, что некоторые хотят жить там. Так что же примечательного в том жилом здании? В том доме прописана Элли Спиннин, девушка «неудачника» (но глядя на эту красотку, мало кто назовёт его неудачником, хотя ему в лицо никто это и не говорил, кроме друзей). Рэпер что-то написал в телефоне и, оглядываясь, зашёл в холл.

Первый этаж. Напротив двери стояла будка вахтёра, который с каким-то презрением посмотрел на Сонни, спросив о том, что он тут делает. Рэпер быстро буркнул ему в ответ, что здесь встреча. Сторож пытался что-то сказать, но «неудачнику» было попросту плевать.

Не прошло и минуты, как двери лифта, находящегося слева, открылись; вышла немного смуглая девушка низкого роста; её чёрные волосы болтались сзади; карие глаза были опущены вниз, как и уголки губ; вид не очень, что ещё сказать; а вот одета она была, как всегда, великолепно: чёрное короткое платье, чулки и туфли. О чём ещё может мечтать мужик?

Сонни, увидев её лицо, сам забеспокоился, засунул руки в карман парки, нахмурил лицо и задумался.

- Привет, дорогой. - грустно сказала четырнадцати летняя девушка и обняла своего парня.

- Привет. Чего такая грустная?

- Как бы это банально не звучало, но нам надо серьёзно поговорить. - Элли отпустила глаза и голову.

- Не любил эту фразу с детства. Ну, ладно, давай.

- Нам надо расстаться. – сказала она без всякого сожаления, глядя прямо в глаза «неудачнику», без слёз и с невероятной безэмоциональностью.

- Оу, неожиданно. Почему? - почему-то Сонни заулыбался.

- Я сплю с твоим другом, да и вообще он мне больше нравится.

- Маус? - он опустил глаза и тяжело вздохнул.

- Да. - улыбнулась Элли, она казалась счастливой.

- Падла. - а вот рэпер загрустил.

- Я?

- И ты тоже.

- Ах, так ты со мной.

- Мог бы это же сказать чуть ранее. - Сонни немного повысил голос, радость пропала, чувства потерялись.

- Прощай, Сонни, уходи. Не хочу даже видеть тебя.

- Хорошо, любимая. Пока.

- Прощай.

- Не уверен. - усмехнулся «неудачник» и высоко поднял голову.

- Ой, надоел, вали отсюда, быстро. - Элли начинала кричать. Что себе позволяет этот ребёнок?

- Окей.

Сонни быстрым шагом покидал зал; ему невыносимо захотелось курить, сбить нервы, что он и сделал, как вышел. Прохожие снова озирались, смотрели на потрёпанный вид рэпера; какой-то мужик в розовом свитере спросил у «неудачника», всё ли у него в порядке, но ответа не было. Он просто шёл. Не туда, куда глаза глядят. Туда, куда несут его ноги.

Автомобили носились; светофоры подолгу не меняли цвета; всё вокруг нервировало Сонни, как и все. Рыжая девушка так пристально смотрела на сигарету его в руках, что «неудачник» решил отдать её ей.

Остановка, а у неё автобус в район развлечений. Рэпер сел в конце, достал телефон и, открыв блокнот, записал фразу: «Я очень рад, ты подожди, я подожгу немного. Я был бы честен с тобой, но ты не достойна. Твои глаза так заводят, но больно понимать, что я завяз, полюбив тебя, глупая блядь.» - его лицо – само отчаянье, его состояние – печаль.

В окне проносились небоскрёбы, машины и люди; все куда-то спешат и чего-то хотят. Сонни смотрел на пассажиров. Бабушки тихо шептались о пенсии; дедушки – о рыбалке; молодые девочки на первых местах громко смеялись, глядя в свои телефоны. Ручей грязи тёк вниз посередине салона.

На улице же было, как обычно: тучи и дождь. Закончился покрытый центр; начался счастливый район; зажглись огни казино, кафе, торговых центров и стадионов, как другая страна.

«Неудачник» вышел из автобуса и сразу же наступил в лужу. Он посмотрел на небо и крикнул ещё одно нецензурное слово, затем встал под навес у торгового центра и закурил. Рэпер обдумывал текста песен, а Сонни – что делать дальше.

В магазин заходили разные люди, но все были с зонтами. В основном от фирмы «Э.Е.Н.Л.», потому что они изготавливают дешёвую продукцию из того, что есть. Конечно же, цена - не признак качества, но это в другой вселенной. Здесь зонты этой компании ломаются через неделю, максимум – год. Износ.

Кто-то крикнул на «недоумка с сигаретой» у входа, что не заставило его выбросить эту дрянь с пальцев. Дым заходил в лёгкие и оставался там навечно, окрашивая орган в аккуратный серый цвет.

Огоньки сигареты разлетелись в стороны, окурок отправился в урну. «Неудачник» зашагал в сторону промышленного района. Вечером. Перед ночью. Совсем дурак. Вода просочилась через его новые кроссовки и намочила ноги. Противное чувство, наверно.

Снова эти разноцветные многоэтажки. Словно в этом доме живёт только радость. Да, конечно. Но у радости есть две дочери: грусть и смерть.

Уэслис. Шоссе вокруг всего Этёрнала. За ним только порт и промышленный район, где закон на втором месте. Верхнюю строчку занимает группировка «САХ», в которой состоят только темнокожие. Её предводитель – Фила. Его шестёрка – Жозе. Они – лицо этого места.

Сонни проходил через подземный переход, где у стенки играл на гитаре мальчишка с чёрными волосами. Рядом с ним не было кепки или банки, он занимался этим просто так. Потому что хотел. Рэпер уставился на него, вникал в прозвучавшую строчку: «Смерть – это обещание, а твоя жизнь – ложь.» - сильно, мне кажется.

Минуты скользили; парень всё играл; людей становилось всё меньше, и в итоге их не стало; Сонни снова прикурил сигарету и таращился на этого музыканта, который, закончив песню, начал убирать гитару в чёрный чехол.

- Томас. - прозвучал этот мягкий и детский голос. - А тебя как?

- Неудачник. - грустно подметил рэпер.

- Оу, чего так? Что случилось? Я могу чем-то помочь? - парень жалостливыми глазами смотрел на лицо Сонни.

- А ты помог бы?

- Да, конечно. Но… почему «бы»?

- Мои проблемы – это мои проблемы; с ними должны справится я, но не ты. - «Неудачник» отпустил очи вниз, глядя на свои новые и расклеившиеся кроссовки.

- Как знаешь, но… я бы помог. - заметил музыкант отправляясь в сторону района развлечений.

Рэпер сел у стенки, думал о песнях, но голова ужасно болела. Рекламный плакат на противоположной стене гласил: «С нами жизнь вкуснее. Приходите в Вилли Силли» - старик захотел посетителей из этих мест? Хотя это его проблемы, и он сам с ними должен справиться. Сонни, хоть и неудачник, но подметил верно.

С выхода в промышленный район послышались смех и грубые голоса о девушках. Странно, почему все представители мужского рода так помешаны на женщинах? Поцелуи, секс и уборка. Они ведь тоже люди, наверно.

По ступенькам спустились трое темнокожих, здоровых мужиков. У одного на руке был золотой кастет, у другого в руках бита, а третий шёл без ничего, рассказывая шуточки.

Как только они увидели «неудачника», сразу же поспешили к нему. Из-под их ботинок, которые стоили столько же, сколько получает обычный житель их района, летела грязь. Понятно. Это «САХ», что ж. Говорил же, что Сонни – дурачок.

- А кто это у нас тут? - заговорил безоружный парень, но в ответ только молчание.

- Да это ж «Когда-то с Района?» - крикнул низкий, находящийся ближе всех.

- Тот, который из рэпа сделал сопли? - возмутился третий.

- Да-да. Чо-то типа: «моё сердце разбито» - и так далее.

- Да ну? - громко захохотал безоружный.

- А что? - Сонни поднялся, выпрямился и задрал голову.

- О, смотри, он ещё и дерзкий.

- По сравнению с тобой – нет.

- Ты нарываешься на значительные повреждения. - заметил безоружный. - Я – Жозе. Знаешь, что это значит?

- То, что ты подстилка очередного дауна. - ой, зря.

Низкий замахнулся битой. В его лицо полетел окурок. Оружие упало на мокрый асфальт. Жозе смотрел на всё это, а тип с кастетом ударил по лицу «неудачника». Сонни упал. Шестёрка Фила засмеялся. Низкий парень, прихватив биту, сильно ударил по голове лежавшего, за что получил от Жозе выговор. Ещё пару ударов ногой от третьего и конец. Они спокойным шагом ушли в район развлечений.

Красный ручей тёк в сторону выхода к промышленникам. Рэпер не хотел думать о песнях, Сонни же думал о сигаретах. Он облокотился на стену, достал последнюю сигарету и закурил. Рассечение левой брови, перелом носа со смещением, может и сотрясение мозга, но синяк под глазом уже точно.

«Неудачник» не впервые получает телесные повреждения, что видно по тому, как быстро и легко, одним движением руки он вправил себе нос.

Не успела закончится сигарета, как раздался звук входящего сообщения. Рэпер достал свой любимый телефон, экран которого горизонтально треснул. Тяжёлый вздох. Нецензурная брань.

Сообщения от Марка Остина: «Сонни, выдвигайся в Чёрную Жемчужину, я договорился о сцене на одну песню.» - хоть что-то радует. И знаете, что сделал «неудачник»? Он встал и направился к выходу в район развлечений. Понимаете? Избитый парень с переломом будет выступать в кафе. Да! Я знал! Я знал, что этот парень не сдастся.

Опять этот автобус. Хорошо, что в нём было всего-то два человека. Дед и бабушка, которая отдала свой платок «неудачнику» и интересовалась о произошедшем, но Сонни ответил: «Споткнулся, полетел лицом по ступенькам.» - и тяжёлый вздох, конечно же.

Рэпер полностью окунулся в телефон, чтобы дописать текст, прерываясь вытирать лицо. Бабушка и дед вышли, Сонни больше никогда их не увидит, снова одноразовые друзья. Порой такие знакомые бывают невыносимыми, но иногда, как в этом случае, с ними хочется подружиться.

У «неудачника» что-то не получалось, он психовал и бил сиденье спереди. Больше всего его не устраивали тексты, а не то, что кровь не останавливается. Бедный рэпер с расклеенными кроссовками.

Снова ударив сиденье, Сонни дописал последнюю строчку; кстати, вовремя; автобус как раз остановился именно возле кафе, над входом которого горело: «Чёрная жемчужина». Только одна примечательность этого заведения: оно расположено ровно на границе первого и второго жилого района. Дорога делится на две части и огибает два невысоких здания: магазин книг и кафе.

«Неудачник» снова наступил в лужу, но его это уже не заботило; правда ноги снова немного намокли. Швейцар открыл дверь; странно, что он никак не посмотрел на Сонни; может из-за того, что многие на этой границе ходят с таким лицом?

Немного тусклый свет в кафе; аккуратно расставленные столы и стулья красного цвета; красный пол, который намывали по десять раз на день, снова в коричневых пятнах в форме обуви; на сцене барабанщик с улыбкой стучал по барабанам, а вокалист с маленькой гитарой, укулеле, пел: «освободи меня» - а после чего начал просто много раз кричать слог «на». В кафе было около двадцати посетителей, один из которых начал подходить к Сонни. Из-за недояркости этого помещения не сразу стало понятно, кто это. Марк Остин. Второй рэпер. Эгоистичный, злой, дерзкий, в общем, в лучших традициях старого доброго рэпа, кстати, он его и исполнял. Рэп про проблемы общества.

- Мать твою, что с тобой случилось? - сказал он это именно тогда, когда был перерыв между песнями, поэтому всё кафе услышало и обернулось.

- Упал. - занервничал Сонни.

- Садись. Чёрт возьми. - Остин схватился за голову и крикнул на всё кафе. - Здесь есть врач?

- Томми не врач, но смогу помочь. - откликнулся парень с первого столика.

- Томми? - недоумевал Марк.

- Да, Томми. Платок, вата, спирт. Что-то типа этого нужно. - кто-нибудь заметил, что они очень похожи? Не считая незажившей гематомы на левом глазе Остина.

- Секунду. - мягко сказала официантка маленького роста и притащила ко второму столу три белых полотенца и бутылку водки.

- Я заплачу, если что. - поспешил заверить Марк с его «улыбкой».

Даже та группа на сцене заинтересовалась происходящим, но увидев, недоумевающее лицо администратора продолжили: «Мы не должны верить в то… что говорят по телевизору». Кафе снова заработало.

Томми аккуратно вытирал лицо «неудачника», а та самая официантка принесла упаковку пластырей, что вызвало улыбку у Сонни. Пластырь на бровь. Пластырь на нос. Та мелкая и немного полная официантка смотрели на этих троих и улыбались. Мне же больше по нраву улыбка той, которая меньше… такая добрая и счастливая. Последние взмахи полотенцем. И вот он! Почти свежий рэпер с района развлечений.

- Спасибо. - опустив глаза, спокойно сказал «неудачник».

- Не за что. - улыбнулся Томми и ушёл за свой стол дописать капучино.

- Теперь пошли к админу. - заметил Остин и, хлопнув по спине Сонни, отправился к главному.

Люди оглядывали рэпера, но, я думаю, что они могли привыкнуть к этому. На границе часто проносится бог ужаса – Боро. Если быть точнее, то группировки, владеющие первым и вторым жилыми районами частенько сталкиваются, и получается что-то сверхжестокое.

Мужчина средних лет в коричневом пиджаке и в треуголке, из-под которых свисали дреды всматривался на сцену, но перевёл взгляд на рэперов и ждал, пока эти негодяи (ну, серьёзно, почему они так медленно шли?) дойдут.

- А ты умеешь привлекать внимание. - заметил администратор и после паузы в три секунды добавил. - Это хорошо для музыканта.

- Это да. - улыбнулся Сонни.

- После этих парней споёшь своё… свою песню. Может и на постоянную работу тебя возьмём, если мне понравится.

- Хорошо, а как мне вас называть.

- Джек. - вмешался Марк.

- Администратор. Администратор Джек.

- Хорошо.

«Пуля для них, пуля для тебя, пуля для каждого в этой комнате.» - сколько ещё эти парни будут петь? Хотя зрителям нравится: за восьмым столом чувак в белой рубашке и с огромными мешками под глазами обнимал, видимо, жену блондинку.

Сонни сидел за вторым столом и рассказывал Марку о случившемся; Томми, допив свою чашку, положил купюру в счёт и зашагал к выходу, чуть не забыв зонт; Администратор Джек всё также пялился на сцену, но в его руках уже была бутылка рома; официантки ринулись обслуживать новых посетителей.

- Всем спасибо. Мы любим вас. Мы – Бларрифэйс. - закричал вокалист группы альтернативного рока. Аплодисменты! Парни уходили с высоко поднятыми головами, да настолько высоко, что кепка у барабанщика упала. А у него красивые волосы… красивые, розовые волосы.

- А сейчас. - начал говорить Джек уже немного пьяным голосом. - вспомним молодость. - он почесал свою бороду, его глаза залипли на его же ботинки. - Пусть будет… «рэпер»! Встречайте!

- Твой выход, брат. - оу, не думал, что Марк умеет улыбаться.

Снова аплодисменты; Сонни потихоньку отправился на сцену, отдал телефон ди-джею и, когда заиграл его бит начал читать:

И уже похуй как-то.
Я забыл и забил на тебя, так надо.
Напаленый, тяну ладонь чтобы взять.
Ты не учи меня как жить, знаю, что не надо так.

Искал себя, но нашел только идею.
Слова из пустоты, я написал тебе - скажи зачем?
Палил в твои глаза, но все куда-то мимо.
Мои глаза - не узнаешь даже вида.

Всё так банально, кстати.
Не лучшие кенты, их знакомые бляди.
И всем че-то надо, нашли блять таланта,
Я на откатах, не откатал себя с дивана.

Что со мной? Ватные ноги.
Полеты, побитые ладони - после всего так больно.
Надо завязывать, пока не стал тебе знакомым.
Но отложу - это точно не сегодня.

Надо успеть что-то поменять, успеть что-то взять.
Что бы я был не я. В суетных днях,
Наполненных вашим смехом, искал то, что поменяет меня,
И я стану как все.

Надо успеть что-то поменять, успеть что-то взять.
Что бы я был не я. В суетных днях,
Наполненных вашим смехом, искал то, что поменяет,
И я стану как все.