Король умер... Да здравствует король?Что было на самом деле?

02.05.2018

Александровская эпоха, длившаяся четверть века, окончилась неожиданно для всех. А смена правителя в России - всегда ключевой момент в ее истории. Все XVIII столетие эта смена не обходилась без участия гвардии: гвардия была не только опорой трона, но и угрозой для монарха - за кем была гвардия, у того была и власть.

К моменту образования тайных обществ существовала в России мощная традиция цареубийства. В январе 1725 года гвардия сажает на престол Екатерину I вместо Петра II. В 1740 году восемьдесят(!) гренадер свергают Бирона, который был, казалось, полновластным хозяином всего государства. В 1762 году гвардия свергает абсолютно законного императора Петра III и сажает на престол Екатерину II. В марте 1801 года несколько десятков офицеров приходят во дворец, убивают императора Павла и сажают на престол Александра.

Александра не убили. Он внезапно умирает сам, в Таганроге. И курьеры с известием о его кончине на всех парах понеслись в Варшаву и в Петербург. Начались три уникальные недели в российской истории, когда за трон не боролись, а отказывались от него. В Варшаве находился брат Александра, цесаревич Константин, который, при отсутствии у императора Александра детей, по закону должен был занять престол. И потому на конверте в Варшаву значилось: "Его Императорскому Величеству Константину Первому".

Из всех детей императора Павла его второй сын, Константин, более всего походил на отца: и лицом, и вспыльчивым характером. С детства великий князь, как и его старший брат Александр, был разлучен с родителями и воспитывался бабушкой, Екатериной Великой. За храбрость, проявленную в суворовских походах он получил от императора Павла I титул цесаревича. Но когда, в результате дворцового переворота с участием Александра, отца убили, он был так потрясен, что обронил фразу: "После того, что произошло, мой брат может царствовать, если ему угодно. Но если престол когда-либо перейдет ко мне - я его не приму".

Константину не было еще и семнадцати, когда Екатерина II, стараясь смягчить необузданный нрав внука, женила его на четырнадцатилетней принцессе Кобурской, великой княгине Анне Федоровне. Но вскоре она навсегда покинула Петербург, не в силах более выносить грубость и неверность своего супруга. Не добившись от нее развода, Константин вступает в связь с француженкой Жозефилей Фредерикс и у них рождается сын, его единственный и внебрачный ребенок. Сына Константин назвал Павлом Александровым, в честь своего отца и старшего брата.

Когда Константин вместе с Александром вошел во главе гвардии с победой в Париж, он был назначен главнокомандующим польской армией. С тех пор цесаревич жил в Варшаве, в своем дворце Бельвидер и, фактически, являлся хозяином Царства Польского.

В 1820 году Константин наконец-то добился развода с великой княгиней Анной Федоровной и женился на польской графине Жонетте Грудзинской, получившей титул княгини Лович. За свой счастливый моргонотический брак Константин заплатил российским престолом. Цесаревич Константин дал клятвенное обещание императору Александру отказаться от трона. Эта клятва хранилась в строжайшей тайне и общество не знало, что Константин, которого все по-прежнему считали цесаревичем, уже уступил свое право на престол младшему брату Николаю.

Николай был женат на дочери прусского короля, великой княгине Александре Федоровне. Он был счастлив в браке с ней и, что самое важное, у них уже родился законный наследник, будущий император Александр II.

Лишь в 1823 году, за два года до смерти, Александр окончательно оформил отречение Константина своим манифестом и назвал Николая наследником престола. Подлинник манифеста был положен в Успенском соборе московского Кремля, а копии с него отправлены в Государственный Совет, Сенат и Синод. Все четыре экземпляра хранили в запечатанных пакетах с собственноручной надписью Александра: "В случае моей кончины раскрыть прежде всякого другого действия". Однако манифест не был обнародован и, тем самым, в законную силу не вступил. Даже в последние часы жизни Александр не открыл тайны акта о престолонаследии. Не открыл даже близким, окружавшим его в Таганроге.

И вот, глубокой осенью 1825 года, в возрасте 49 лет, император Александр I скончался. Когда прошли первые минуты горя, перед окружавшими тело покойного императора встал важный вопрос: кто является наследником престола? Князь Петр Михайлович Волконский обращается к Елизавете Алексеевне с просьбой посмотреть, не оставил ли император какого-то письменного распоряжения. Ничего не нашли. Не было ли каких-то устных последних слов императора, которые могли бы сориентировать в ситуации престолонаследия? Нет, не было. Волконский опять настойчиво просит посмотреть, не осталось ли в карманах у императора каких-либо документов? В карманах нашли только достаточно невинные бумаги, какие-то переписанные молитвы, которые императрица хотела оставить себе, но потом положила в гроб вместе с Александром.

Что же делать? Волконский и Дибрич должны известить императорскую семью, Российскую империю и весь мир о том, что скончался император Александр и одновременно, в ту же минуту, приветствовать нового императора. Кого они должны приветствовать?

Конверт с сообщением о смерти Александра мчался не только в Варшаву, но и в Петербург. И хотя он был адресован императрице-матери Марии Федоровне, первым известие о кончине императора получил великий князь Николай. Сегодня нам трудно понять, что произошло в эту минуту в его душе, поскольку точно не известно, знал ли Николай о главном документе, передающем престол ему. Но сразу же, по получению депеши, Николай возвращается в большую церковь Зимнего дворца, где все еще идет молебен за здравие императора Александра и где находится вся императорская семья. Он извещает матушку-императрицу, которая после этого сообщения потеряла сознание и ее пришлось унести из церкви в покои. Здесь же, в большой церкви Зимнего, Николай, который по завещанию Александра фактически уже стал императором, приносит присягу Константину. Вслед за ним присягает генерал-губернатор Петербурга Милорадович, затем Николай приводит к присяге дворцовые караулы.

Только два человека в столице точно знали всю ситуацию с престолонаследием и отречением Константина - это императрица-мать Мария Федоровна и ближайший друг Александра, петербургский гарант его завещания, князь Голицын.

Голицын, который своей рукой переписал акты завещания, тут же, как только узнал о смерти императора, бросается во дворец и видит, что уже присягают караулы. Голицын бросается к Николаю и устраивает ему полный разнос. Голицын был в ужасе, ведь эта присяга неизбежно потребует переприсяги, чего в истории России не было никогда. А это значит, что будут очень большие проблемы. И самая важная из них - как на это отреагирут войска?

Тем временем собрался Государственный Совет. Князь Голицын сообщил о завещании Александра, но Совет долго спорил, следует ли вообще вскрывать пакет с последней волей покойного императора. Министр юстиции Лобанов-Ростовский объяснил это нежелание тем, что "мертвые государи воли не имеют". Пакет все-таки вскрыли, но Милорадович заявил, что гвардия и сам Николай уже присягнули Константину и потому он, Милорадович, настоятельно советует господам, членам Государственного Совета, прежде всего тоже присягнуть Константину, а потом уж делать что угодно.

Вслед за Петербургом императору Константину стала присягать вся страна.

Как только в Варшаве Константин получил пакет из Таганрога, его окружение стало буквально навязывать ему трон. Константин же яростно сопротивлялся. Дело дошло до анекдота: не успел один из адьютантов цесаревича обратиться к нему "Ваше Императорское Величество", как Константин набросился на него с кулаками и отправил под арест. Далее Константин составляет письмо о своей непоколебимой воле сдержать слово, данное Александру и уступить престол Николаю, и просит принять от него первого присягу в верности. Младший брат Михаил, который в это время гостил в Варшаве, мчится на перекладных в Петербург с этим сообщением государственной важности.

Вся Европа с изумлением взирает на странную ситуацию в России, когда два потенциальных наследника только и делают, что отказываются от трона, по очереди присягая друг другу, словно говоря: "Только после вас". В европейской прессе даже стали появляться карикатуры на эту курьезную ситуацию. Однако для России ситуация пустующего трона и грядущей переприсяги вовсе не смешна, а чрезвычайно опасна. Николай умоляет Константина либо приехать в Петербург и лично заявить о своем отречении, либо издать специальный манифест о передаче престола. Константин отвечает, что все необходимое он уже сделал, имея в виду свое клятвенное обещание, и остается в Варшаве.

Николай, получив пакет из Варшавы с категорическим отказом Константина приехать в Петербург и обещанием удалиться еще далее, если все не устроится сообразно воле покойного императора, понимает, что бесконечные поездки нарочных из Петербурга в Варшаву и обратно лишь удлиняют период безвластия в стране. И в этот же день, в Зимнем дворце, Николай принимант самое серьезное в своей жизни решение.

12 декабря 1825 года, 29-летний великий князь Николай Павлович решается стать российским императором. "Какой день для меня, великий Боже! - запишет он в своем дневнике. - День, решительный для моей судьбы".