Теперь вы знаете правду.Царственный узник.

02.05.2018

В наши дни, когда вновь разгорелись споры о правах на российский престол нынешних наследников дома Романовых, уместно напомнить, что мужская линия этой династии пресеклась около 270 лет назад. Это произошло в ночь на 19 января 1730 года, когда в Москве умер внук Петра Великого, 14-летний император Петр II.

внук Петра Великого
внук Петра Великого

Юноша умер внезапно, от черной оспы, накануне своей свадьбы и коронации и, естественно, завещания он не оставил. Верховный тайный совет решил пригласить на российский престол вдовую курляндскую герцогиню Анну Иоановну, племянницу Петра I, дочь его брата Ивана V. Бездетная Анна Иоановна все 10 лет своего царствования не предприняла ничего, чтобы официально назначить наследника, и к 1740 году наибольшие шансы для того, чтобы стать русским царем, были у родившегося 18 августа 1740 года племянника императрицы, принца Иоанна Антоновича. Лишь за 10 дней до своей смерти, 7 октября 1740 года, суеверная царица наконец-то решилась назначить грудного младенца наследником престола. И вот, утром 18 октября, гвардия и жители столицы присягнули новому императору Иоану VI и его регенту герцогу Бирону. Кстати, согласно завещани. Анны Иоановны, ее фаворит Бирон получил практически неограниченные права над Российской империей вплоть до семнадцатилетия императора. Но никто в день присяги не мог предположить, что регентство продлится всего 3 недели в ночь на 7 ноября генерал-фельдмаршал Минин во главе отряда из восьмидесяти гвардейцев ворвался в Летний дворец, где находилась резиденция Бирона. Бирон был арестован, заключен в Шлюссельбургскую крепость, а затем сослан в Сибирь. Правительницей на место Бирона 2-месячный император "назначил" свою мать Анну Леопольдовну. Новый "золотой век" закончился ночью 25 ноября 1741 года, когда отряд преображенцев во главе с дочерью Петра Великого, царевной Елизаветой Петровной, совершил очередной дворцовый переворот. Иоанн VI, его родители, первый министр Остерман были арестованы, и уже больше никогда не вышли на свободу. Иоанн Антонович провел все свое детство в Холмогорах отдельно от родителей, братьев и сестер. А в начале 1756 года его судьба резко переменилась: 26 января 1756 года холмогорский комендант получил высочайший указ немедленно и тайно переправить узника в Шлюссельбург. Ночью 31 марта 1756 года ворота в Государеву башню Шлюссельбургской крепости навсегда закрылись за Иоанном Антоновичем. Шлюссельбургская крепость к этому времени уже имела мрачную славу "русской Бастилии", и здесь Иоанн Антонович был помещен в качестве безымянного колодника. Мы сравнительно мало знаем об условиях его пребывания в Шлюссельбурге. Историки могут опереться только на указы тайной канцелярии, которые расписывали правила содержания секретного арестанта. Чаще всего повторялся приказ о "недопущении кого бы то ни было в крепость из посторонних, хотя бы то был генерал или фельдмаршал". Узнику запрещалось давать бумагу, чернила, он не должен был знать, где находится. Ему не разрешалось выходить на свежий воздух, окна в его помещении были замазаны мелом и никогда не открывались. Возле окон стояли часовые и следили, чтобы арестант не мог выскочить из окна. К Иоанну Антоновичу, естественно, относились не как к бывшему императору, а как к обычному арестанту, или, по-тогдашнему, колоднику. Офицеры регулярно доносили о его поведении и его состоянии, и из этих донесений известно, что долгое заключение и одиночество явно не прошли даром для несчастного узника. Уже в 1759 году, на исходе третьего года заключения в Шлюссельбурге, он был близок к умопомешательству: ему казалось, что его "портят шептанием, дутьем, пусканием изо рта огня и дыма" (цитата из донесения). Он выходил из себя при малейшем шуме, набрасывался с угрозами на солдат и офицеров. После смерти Елизаветы Петровны в декабре 1761 года императором стал Петр Федорович, Петр III.

Заняв трон, он уже через неделю подписал указ, который сыграет роковую роль в жизни несчастного Иоанна Антоновича. Вот строки из указа Петра III: "Буде же сверх нашего чаяния, чтобы отважился кто арестанта у вас отнять. В таком случае противиться сколько мочно и арестанта живого в руки не отдавать". Никогда ранее в елизаветинских указах требований ликвидировать узника не встречалось. Спустя 3 месяца Петр III решил лично повидать таинственного узника. Встреча двух императоров состоялась 18 марта 1762 года. Петр Федорович приехал в крепость инкогнито, одеты в форму гвардейского офицера. Впрочем, Иоанн Антонович, возможно, догадался, кто перед ним, и на вопрос "кто он такой?" Иоанн Антонович отвечал без запинки: "Император Иван". Екатерина II, супруга Петра III, едва взойдя на трон, подтвердила указ своего покойного мужа и усилила пункт, трактовавший об убийстве Иоанна при угрозе его освобождения и теперь это зловещее место звучало так: "Ежели паче чаяния случится, чтоб кто пришел с командою или один и захотел арестанта у вас взять, то оного никому не отдавать и почитать все это за подлог или неприятельскую руку. Буде же такому сильна будет рука, что спастись не мочно, то арестанта умертвить, а живого никому его в руки не отдавать". Развязка наступила спустя два года после появления этой инструкции. А предшествовали тому события, которые считаются официальной версией трагедии. Подпоручик Василий Яковлевич Мирович служит в Смоленском полку, расквартированном в городе Шлюссельбурге. Он оказывается на острове, где расположена крепость и узнает, что одним из узников крепости является император Иоанн Антонович. У него возникает безумная идея освободить императора, возвести его на престол и тем самым сделать собственную карьеру. Для XVIII века замысел, вроде бы, вполне логичен. Далее он агитирует солдат гарнизона и добивается успеха; пытается агитировать офицеров, которые охраняли Иоанна Антоновича, но здесь его ждет разочарование. Вместо того, чтобы поддержать Мировича, офицеры приводят в исполнение секретную инструкцию и убивают Иоанна VI. Когда Мирович прорвался в комнату, где содержался узник, он обнаружил уже мертвое тело. Мирович сдается. Через несколько дней начинается следствие, затем Верховный суд и смертный приговор, утвержденный самой Екатериной, и казнь на площади Сытного рынка в Петербурге. Но чем внимательнее историки присматриваются к этой официальной версии, тем меньше она их убеждает. Первое, что бросается в глаза: Мирович не был сумасшедшим, меж тем его замысел выглядел авантюрой, изначально обреченной на неудачу. Допустим, он сумел бы освободить императора-узника из Шлюссельбургской крепости, но как бы он возвел его на престол? Ведь за ним нет ни-ко-го! Далее. В ночь агитации офицеров была стрельба. Следственная комиссия зафиксировала 124 выстрела но ни одного убитого и ни одного раненого. Более того, Иоанна Антоновича убивают после того, как эта канонада продолжается уже долгое время. Меж тем считается, что царевича зарезали спящим. Как могло случиться, что такой шум не разбудил его? Далее. Мирович сдается безропотно и публично заявляет, что только он, и никто другой, должен нести ответственность за это. И еще одна несоответственность: Мирович все-таки никого не убил, и его попытка не увенчалась успехом, и тем не менее Верховным уголовным судом ему был вынесен смертный приговор. И этот приговор Екатерина утверждает спустя 10 лет после того, как Елизавета Петровна отменила смертную казнь в России. Невольно напрашивается предположение, что истинным автором заговора Мировича была сама императрица. Именно ей эта развязка была как нельзя кстати. Впервые такое предположение вынесла еще Екатерина Романовна Дашкова, а в XIX веке крупнейший исследователь екатерининской эпохи Бельбасов подтверждает эту версию. Итак, скорее всего, Мировичу была обещана жизнь за участие в инсценировке, которая приведет к уничтожению опасного претендента на престол. И если летом 1762 года в Ропше был задушен Петр III, более опасный конкурент Екатерины, то спустя два года исчезает и ее второй соперник Иоанн VI. Так началось царствование великой императрицы.