Про трубочиста Карла и сову Катарину

Трещание заводной музыкальной шкатулки, огласило тихую, узкую улочку. Механизм заработал и диск касаясь металлических лепестков наполнил уши Карла пьянящей и убаюкивающей мелодией.

На миг он прекратил свое путешествие вверх по деревянной лестнице и прислушался. Мелодия звучала совсем рядом, в небольшом оконце из которого струился свет керосиновой лампы.

Карл уперся ладонями в сырую стену одного из домов Лондона и осторожно цепляясь за сырые каменные блоки, наклонился к окну.

Внутри, за столиком виднелся силуэт девушки. Округлые формы под нежной тканью пижамы с узором из милых собачек, выдавали в ней идеальную модель для кисти художника.

Она медленно расчёсывала волосы, глядя как кружится пара на зеркальной поверхности музыкальной шкатулки.

Свет лампы отражался от миниатюрного зеркального пола, и освещал ее лицо легким ореолом, придавая ее чертам воздушный, почти ангельский вид.

Кружевная тюль легко колыхалась на ветру, то приоткрывая, то скрывая от Карла полуобнаженную грудь незнакомки.

Трубочист придержал рукой котелок на голове, и мотнул головой, стряхнув с себя наваждение. Он прекрасно понимал, что такая дама даже не посмотрит в его сторону.

Грязного, небритого, необразованного трубочиста из трущоб.

Тяжело но негромко вздохнув, он продолжил свое путешествие наверх, туда где блестела черепица, отсыревшая из за вечных слез неба над Альбионом.

Сегодня ему оставалось прочистить последнюю трубу, и хотелось закончить с этим как можно скорее. К тому же он давно не видел свою старую подругу, которая обязательно подарит ему утешение и уют.

Вскарабкавшись на крышу, он едва не скользнул обратно, но удержался и ловко втянув за собой лестницу, вынул шомпол для прочистки.

Рваный изношенный костюм натужно затрещал когда Карл воздел руки, чтобы ввести шомпол в трубу, как вдруг раздался голос Катарины.

- Сыр сегодня полон! – она указала на огромную луну, когда Карл обернулся на ее голос – Небо усыпано крошками – Катарина обвела взглядом россыпь звезд – Но я не полакомилась ни одной чертовой мышью!

Трубочист с усмешкой покачал головой, и подойдя к огромной сове, с теплотой ее обнял.

- Где ты пропадала целую неделю? – прошептал Карл, уткнувшись носом в ее нежные перья – Я приходил сюда каждый день, тебя не было. Позавчера я приносил тебе пирожное, которое выменял у старого Свена на пару сапог.

- Чертовски дорогой пирожное! – сова неестественно вывернула голову назад и посмотрела на луну вновь – В небе бесплатный сыр. Его не нужно менять на сапоги, но ни одна мышь не приходит им полакомиться!

- Это не сыр, мы уже говорили об этом вздохнул Карл разжимая объятия и отстраняясь от совы.

- Откуда ты знаешь? – сова взмахнула могучими крыльями, намереваясь выиграть этот спор – Ты был там, пробовал его? – Она вновь воздела клюв к сверкающему лунному диску.

- Это все знают! – отмахнулся трубочист.

- Все знают, но никто не пробовал. Как и ту девушку, на которую ты пялишься в окно каждый вечер. Все знают, что она слишком хороша и недоступна. Но никто не смеет подойти к ней.

Трубочист поправил ободранный галстук, и опираясь на черенок шомпола, медленно опустился на черепицу.

- Она даже не посмотрит на меня - тяжело вздохнул он – У нее такие волосы, такое лицо, такая грудь... А глаза какие, ты видела?

Сова вспорхнула с трубы и уселась прямо перед Карлом.

- Такие? – наклонив голову, она заглянула в лицо трубочиста.

Конечно он тут же узнал этот взгляд. Взгляд который сотни раз видел в свечении керосиновой лампы. Взгляд отраженный в зеркальном полу, там, где танцевала изящно вырезанная из дерева пара.

- Катарина! – отшатнулся Карл, больно ударившись головой о трубу – Что за фокусы?!

Котелок слетел с его головы, и покатившись, улетел вниз, плюхнувшись прямо в лужу на поверхности которой отражались сырные крошки.

- Все знают, но никто не пробовал – сова медленно моргнула огромными глазами, вернув свой прежний, хищный взгляд – Если можешь, дотронься!

Сказав это, могучая птица прыгнула назад, к балкону где жила безответная любовь Карла.

Забыв про осторожность, трубочист бросился к краю и свесившись вниз, не удержавшись рухнул на цветочные горшки которыми был уставлен подоконник незнакомки.

От грохота вокруг зажегся свет в окнах, залаяли бездомные псы.

Стук кареты по мостовой, который гулким эхом проносился по улочке, тоже стих.

Карл поспешно попятился назад, в окно, и в итоге рухнул на пол, осыпая комнату незнакомки волной земли и сажи.

Испуганно оглянувшись, он увидел ее совсем близко. Высокая, красивая, все с тем же ореолом и нежной легкостью волос.

- Просто потрогай! – улыбнулась она.

Карл поднял дрожащую руку и с трепетом, медленно протянул ее к незнакомке.

- Нет! - Моргнув огромными совиными глазами воскликнула она – Вот так!

Катарина взяла руки трубочиста и положила их на свою грудь.

Колеса кареты снова загрохотали по мостовой. Свет в окнах соседей погас, а отчаянный лай собаки прекратился.

С невыразимой легкостью из окна Катарины выпорхнуло маленькое перо в крапинку, и станцевав вальс с дождем, медленно опустилось в лужу, снова нарушив отражение россыпи сырных крошек.

Если Вам нравится наше творчество, подписывайтесь на канал, ставьте лайк.

Будем очень благодарны, и постараемся радовать своими произведениями чаще.