Экскурсия в интенсивную психобольницу ч.1

02.05.2018

Приходилось мне бывать в интенсивной психушке, коих только семь во всей РФ и захотелось мне поделиться с вами своими впечатлениями. Ведь вам, кроме как пациентами или на свидание к родне, туда никогда не попасть.

Заведение только снаружи выглядит безобидно. И, попав внутрь, я искренне не понимаю людей косящих под психбольных с целью отлежаться в психушке вместо отбывания реального наказания – это место гораздо хуже, чем тюрьма. Встречает нас сквозной КПП с ящиками, куда надо сдать весь свой нехитрый скарб – ключи, сотовый телефон, наушники, зажигалки и прочее. Потом боец УФСИНа тебя просвечивает взглядом и металлодетектором, забираю паспорт – видимо так проще, чем записывать всех приходящих сразу. Изнутри сразу становится понятно что же это за место – всё что граничит с свободой огорожено вторым забором из сетки, на каждом заборе колючка нескольких видов, вверху проходит натянутая проволока в несколько рядов обмотанная проводами – рискну предположить, что под напряжением, хотя могу и ошибаться. По ночам со всех углов бьют старые советские прожектора и нет ни одного тёмного места на всей территории. Свет, кстати, тоже нигде никогда не гасится. На всех окнах дикие решётки, вмазанные в стену реально глубоко – при желании только рвать сам металл, либо выносить сразу со стеной. Случаев побега не было.

Попал я, к моему интересу, на обход самого интенсивного отделения. Там сидят разные люди – вопреки статусу заведения как содержанию преступников с психозаболеваниями сидят здесь и просто обычные психи, но дико буйные, до такой степени, что в обычной дурке их держать не могут. Вход в отделение ограничивает большая стальная дверь со странным квадратным глазком, вначале я ничего не понял – не видно и все тут. И только отойдя на пару шагов я понял, что на квадрате глазка (достаточно крупном, кстати, как экран кнопочной Нокии 6303i) показалось всё, что было за дверью, как на мониторе. И только ключ от этой двери отличался от остальных - все другие ключи открывавшие двери в отделении были одинаковыми, для удобства персонала же, но были такими же огромными. Зелёный коридор усеян маленькими окошками с коленным стеклом внутри (которое психи таки ломают и дерутся, режутся им), а весь периметр круглосуточно обходят бабки-надзирательницы (обычные медсёстры и врачихи) заглядывая в каждое окошко каждый раз.

Судьбы людей здесь плачевны и мне их искренне жаль – они не виноваты, что родились такими. Товарищи, психзаболевания НЕ лечатся. Можно лишь достичь стойкой ремиссии, которая когда-нибудь закончится либо очередным сдвигом и ухудшением, либо смертью тела. Я называю их телами, потому что это так и есть, как бы грубо не звучало – человеческое тело в непривычном мне доселе виде, с больным мозгом и ЦНС. И сидят там люди по 5, 10, 15 и даже 20 лет. Я смотрел сюжеты про эту больницу родом из середины двухтысячных и те люди, что были сняты там до сих пор сидят. Двадцатый, двадцать пятый год… Многим читающим нет 25, а кто-то 25 лет только сидит в психушке.

Быт тел ужасен – маленькие комнаты в которых сидят по шесть человек с реальной болезнью в глазах. Если ты увидишь такого, сразу поймёшь, что он болен. Есть комнаты-одиночки. Один мужик сидит в такой уже восьмой год. Восемь лет в комнате 2х4 квадратных метра наедине с пластиковым ведром со стульчаком, кроватью, тумбочкой и окном размером с гулькин нос, зажатым решётками изнутри и снаружи. Когда мы проходили мимо таких палат их даже не открывали, как остальные, а просто открывали окошко на двери (большая такая толстенная дверь) и спрашивали как самочувствие, есть ли жалобы и т.д. А он как давай задвигать про политиков – Ельцина он знал, Горбачёва, Черненко, Андропова и т.д. письма пишет несуществующим депутатам, которые заведующая в мусорку сразу отправляет.

В другой палате сидело трое тел, один из которых был, будто бедуин, с намотанной тряпкой на башке, ибо был в последней стадии невменоса и бился головой обо всё вокруг. А ещё он натурально жрал всё подряд – пачки из-под сока, бычки, целиком пихал в глотку пряники, отрывал и жрал линолеум с пола и наволочки. Другой его сосед был весёлым Халком, который сидел себе тихо, дожидался ремиссии в пару лет, потом его переводили в общие менее интенсивные палаты, где ХАЛК КРУШИТЬ , ХАЛК ЛОМАТЬ! Просто так, без причины. Даже не сбегал, а просто разносил всё в палате ко всем чертям – кровати, тумбочки, рвал матрасы, выдирал оконные рамы и ломал их в труху. Камня на камне это тело не оставило и закономерно переехало обратно в интенсив, где было обколото и прикручено.

Когда тело в бешенстве усмирить его крайне трудно – два-1три сотрудника ФСИНа с трудом справляются. Был ещё дядя в одиночной палате привязанный к кровати – тот сделал заточку и хотел заколоть соседа по палате, который якобы с его женой мутки мутил и деньги у неё воровал (не выходя из закрытой палаты ага). А сел он изначально за то, что на почве ревности к своей жене замочил её любовника и отрезал ему половой член с яйцами. Самое страшное, что эта беда передаётся по наследству и у него есть дочь в 20 лет отроду. А шиза наиболее интенсивно проявляется в промежутке 25-35 лет. За неё реально обидно, ни в чем не виноватая станет двинутой и, возможно, антисоциальной.

Была палата и ВИЧ больных – там сидел пацанёнок 17 лет отроду, с тяжёлой степенью умственной отсталости поймавший ВИЧ от иглы, как он сам сказал, начавший курить с пяти и колоться с 11 лет. Он ничего не совершал, просто был абсолютно неуправляемым и с обычного режима его сбагрили в интенсив. Другой сидел за кражу уже восьмой год, просто потому что был болен. Подумать только, за кражу можно отсидеть пару лет и выйти, а тут народ сидит за то же самое восемь лет, но не выходит, потому что у него шизофрения. Страшное это дело. Менее бешеных вели по коридору в мыться и один из них "говорил" по мочалке, что сильно занят.

Сидят там и педофилы, сидят и никогда не выйдут. Хотя никогда не говори «никогда» - государство не может содержать двинутых вечно, курс лекарств стоит бешеные деньги. По этому человек осужденный за убийство и признанный невменяемым может спокойно войти в ремиссию через три-четыре года и выйти на свободу. И будут нормальными при условии, что пьют нужные лекарства своевременно и наблюдаются у участкового врача. Но обычно этого придерживаются не все и начинается МЯСО, которое показывают в криминальной России в выпусках, где создатели извиняются за содержание кадров ролика.

Сидят тела в интенсиве без телевизора, радио, музыкальных инструментов, газет. Зато можно книги, хотя этим там почти никто не занимается. Интересно, каково это – осознавать, что сидишь в этой клетке уже 20 лет и никогда отсюда не выйдешь.

Сразу вспоминается фраза профессора Хьюберта Фарнсворта из Футурамы, когда они навещали Фрая в психушке для роботов: "Я тоже когда-то провёл ужасный вечер в психушке для роботов. Как хорошо, что он уже заканчивается. Пойдёмте отсюда!"

Менее интенсивные даже ходят по территории в сопровождении сотрудников медучреждения и работают на благо родины – стирают, работают на станках, рисуют и т.д.

И после всего увиденного хочется на всю маршрутку спросить «Мамочка, а если все попросят Бога, он выключит шизу?» Боже, выключи шизу. Это реально страшное дело.