Слово, написанное сильнее сказанного

Б. Полевой « На диком бреге» ( укрепление дисциплины в трудовом коллективе)

Ну так начнем, произнес дядя Тихон, которого назвали председателем.

Он – беспокойно посматривал на аудиторию, нетерпеливо топтавшуюся в полутьме цеха рассевшуюся на полу. У нас один вопрос – о работе пятой базы. Слово, по этому вопросу имеет наш начальник. Давай, товарищ, начальник…

— А сейчас - когда остались серьезные люди, начнем серьезный разговор – продолжал Петрович домашним голосом. — Вот что филоны, мы собрались тут толковать не о работе нашей базы, а выбирать что лучше: закрыть базу и распустить здешнее филоническое общество. Закрыть базу — это всех вас в три шеи без выходного пособия и никакому профсоюзу не взбредет в голову за таких филонов заступаться.

— За что мы сделали? — послышался, чей - то нарочито плаксивый голос. — За что? Я не легаш и не хочу вмешивать милицию и угрозыск в вашу сугубо личную жизнь ну уж милый, если ты такой любопытный - Петрович достал из кармана пухлую записную книжку и послюнил пальцы Ну — так читать?

Собрание ошеломленно молчало… Человек, над которым посмеивались, которого прозвали Лопухом, вдруг, повернулся какой - то иной стороной, какую в нем весь этот стреляный народ даже и предполагать не мог. Все замерли в ожидании…

— Ну, запросы у господ парламентариев имеются?

— Чего зря людей обижаете? За такие намеки к ответу можно — совсем уж неуверенно заявил обладатель плаксивого голоса, на которого докладчик смотрел в упор

— Достопочтенный сэр на ваш запрос мы сейчас ответим — Петрович листал странички — Вот, пожалуйста.

- Шестого июня, сего года, кто заменил передний скат на старый, а новый — загнал в сельпо села Двиноярского? Поскольку, вы, молодой человек, любите откровенный разговор, то этот скат вы вернете, а если не вернете, то вы и ваш сельповский коммерческий партнер прогуляетесь в суд. Больше, запросов не поступает? Садитесь – И обратился к аудитории: --- Просите еще факты

— Нет не надо. Все ясно – загомонило собрание

— Так вот, если я вас правильно понял, филоническое общество с завтрашнего дня закрывается. Это раз. У всех у вас, за долгие годы выработался « левый рефлекс» Излечится! Это два. Появился обычай, что на дальних ездках, вам идут не только командировочные и суточные, но и шейные. Шейные отменяются! Это три. Кто себе лишний километраж с помощью электросверла накрутит, того мы тут все вместе раскручивать будем. Это четыре. А кто при этом бензин сольет или налево загонит, как вы это делаете, купит его за собственные любезные. Это пять. Петрович многозначительно щелкнул себя по шее. —Он опять угрожающе потряс своей записной книжкой ...

— О соревновании, коммунизме о семилетке разговора не будет: не созрела аудитория.