Я все сделал согласно уставу. Сначала предупредительный окрик:"Стой кто идет", потом выстрел вверх и огонь на поражение

Когда разведчики находились на заставах, и если они не были задействованы в рейдах, то как правило, они несли службу по охране опорных пунктов. Как правило, службу они несли по ночам. Днем охрана опорника выполнялась силами артиллеристов. По крайней мере, так было на десятой заставе.

На нашем опорном пункте из бронетехники, находилось четыре САУ 2с1 калибр 122 мм, две БМП-2, и два БТР-80. Наш опорник, находился в ста метрах от заставы, недалеко от реки Пяндж. Взять наш опорник по тихому было практически не возможно.

Он находился на каменном плато, и с трех сторон были отвесные стены, где-то метров 15-20 высотой, там находилось русло каменной реки. И с трех сторон к нам подобраться было не возможно. А сзади находилась высота, на которой находился наш выносной пост, и если там не прозевают, то нас голыми руками не возьмешь. На высоте круглые сутки дежурили два пулеметных расчета, расчет АГС, снайпер и расчет ЗУ.

Как-то с вечера, когда мы заступили на дежурство, в русле каменной речки, мы увидели одиноко гуляющую лошадку, но значения этому не придали. Ну гуляет и пусть гуляет, а где-то в районе двух часов ночи, я услышал, что кто-то ходит под опорником.

Дальше все было согласно "Устава караульной службы": стой кто идет, стой стрелять буду, предупредительный выстрел в верх, а затем очередь из автомата на шум вниз. После автоматной очереди, внизу, что-то упало. Когда туда спустились увидели, что это та самая лошадка.

Чтобы добру не пропадать, ее сразу разделали. Кто-то копал яму чтобы выбросить туда все лишнее, кто-то разделывал ее, а кто-то занимался мясом. А утром из кишлака на опорник пришли аксакалы, и стали у нас спрашивать, видели мы лошадку, или нет. Мы естественно сказали что нет, а в это время какая-то часть лошадки, уже жарилась в казане.