Пламенный привет от Тухачевского! Танки-тягачи-трактора. World of tanks

"План" т. Тухачевского является результатом модного увлечения "левой" фразой, результатом увлечения бумажным, канцелярским максимализмом. Поэтому-то анализ заменен в нем "игрой в цифири", а марксистская перспектива роста Красной Армии — фантастикой. "Осуществить" такой "план" — значит наверняка загубить и хозяйство страны, и армию. 
И. Сталин.
Резолюция на плане Тухачевского

Тухачевский считал, что в отличие от Первой мировой войны авиация и танки перестают быть вспомогательным средством ведения пехотно-артиллерийского боя и видел «возможность путем массового внедрения танков изменить методы ведения боя и операции, …возможность создавать для противника внезапные условия развития операции путем этих нововведений.», предлагал «совершенно по-новому подойти к планированию всей системы вооружения, организаций, тактики и обучения войск. Недоучет этих возможностей может послужить причиной ещё больших потрясений и поражений в будущей войне.»
Один из французских офицеров, разделявший с ним тяготы плена, вспоминал:
«Однажды я застал Михаила Тухачевского очень увлечённым конструированием из цветного картона страшного идола: горящие глаза, вылезающие из орбит, причудливый и ужасный нос. Рот зиял чёрным отверстием. Подобие митры держалось наклеенным на голову с огромными ушами. Руки сжимали шар или бомбу, что именно, точно не знаю. Распухшие ноги исчезали в красном постаменте... Тухачевский пояснил: “Это Перун. Могущественная личность. Это бог войны и смерти”. И Михаил встал перед ним на колени с комической серьёзностью. Я захохотал. “Не надо смеяться, – сказал он, поднявшись с колен. – Я же вам сказал, что славянам нужна новая религия. Им дают марксизм, но в этой «теологии» слишком много модернизма и цивилизации. Можно скрасить эту сторону марксизма, возвратившись к нашим славянским богам, которых христианство лишило их свойств и их силы, но которые они вновь приобретут. Есть Даждь-бог – бог Солнца, Стрибог – бог ветра, Велес – бог искусств и поэзии, наконец, Перун – бог грома и молнии. После раздумий я остановился на Перуне, поскольку марксизм, победив в России, развяжет беспощадные войны между людьми. Перуну я буду каждый день оказывать почести”».
Так этот вечный гимназист обрёл свою веру. Бежав из плена, через шесть границ пронёс вырезанных собственноручно маленьких идолов. Как другие играют в солдатиков, он играл в богов. «Гармонию и меру – вот что нужно уничтожить прежде всего, – говорил Михаил. – Мы выметем прах европейской цивилизации, запорошившей Россию... Я ненавижу Владимира Святого за то, что он крестил Русь и выдал её западной цивилизации. Надо было сохранить в неприкосновенности наше грубое язычество, наше варварство. Но и то и другое ещё вернётся. Я в этом не сомневаюсь!»

Его переход к большевикам был сознательным шагом, который он задумал ещё в Германии, до того, как впервые увидел живого коммуниста. «Нам больше подходит одеяние деспотизма, – разглагольствовал поручик на великолепном французском. – Неважно, как мы реализуем наш идеал: пропагандой или оружием! Если Ленин будет способен освободить Россию от хлама старых предрассудков, разъевропеизировать её, я за ним последую. Но нужно, чтобы он превратил её в «tabula rasa», и мы свободно устремимся в варварство... Под знаменем марксизма мы скорее, чем с нашим крестом, войдём в Византию и вновь освятим Святую Софию».
Для понимания мировоззрения Тухачевского этого довольно. Оно не было оригинальным – неоязычество всё более овладевало Европой и Россия не стала исключением. Под словами поручика могло бы подписаться немало русских юнкеров, офицеров и просто практичных людей. Потеряв веру во Христа, они сохранили убеждение, что Русь избрана и должна каким-то там жезлом пасти народы. Этим безрелигиозным национализмом страна была пропитана как губка, хотя Михаил Тухачевский зашёл, пожалуй, дальше других.

Главное – он все свои фантазии собирался реализовывать. Как писал о Тухачевском Л. Сабанеев, «им был составлен проект уничтожения христианства и восстановления древнего язычества как натуральной религии. Докладная записка о том, чтобы в РСФСР объявить язычество государственной религией, была подана Тухачевским в Совнарком... В Малом Совнаркоме его проект был поставлен на повестку дня и серьёзно обсуждался».
С гибелью этого человека многие связывали наши поражения в начале войны. Тухачевского считали крупным военным авторитетом не только в СССР. У него, например, многому учились немцы, готовя свои стремительные набеги. Вслед за ним они создали воздушно-десантные подразделения, заимствовали идею мощных танковых ударов, а ведь это был подлинный переворот в военном деле. Для сравнения: французы и англичане, распылив бронетехнику по пехотным частям, свели на нет её значение. Германцы так боялись маршала, что передали в Москву фальшивые доказательства, будто он был их агентом. Что это, как не признание?
Тухачевский разрабатывал теорию глубокого боя, теорию непрерывных операций на одном стратегическом направлении, уже в 1931 г. он говорит о действиях механизированных соединений. Были случаи, когда он, минуя своего непосредственного начальника, обращался с письмами к главе государства. Обычно так делают, когда хотят, чтобы на тебя обратили благосклонное внимание. Некоторые письма рассекречены и опубликованы. Например, в 1927 году он предложил Сталину произвести в наступающем 1928 году 50-100 тысяч танков. Тухачевский требовал: нужно производить танки!

Тут возникает множество вопросов. Не последний из них: КАКИЕ ТАНКИ?

Для массового производства нужна не только индустриальная база, но и образец машины, которую мы собираемся выпускать. Индустриальной базы в 1928 году не было, но не было и Подходящего образца для производства. В 1927 году на вооружение Красной Армии был принят танк МС-1. Мощность двигателя говорит обо всем — 35 л.с.

По сию пору бродят легенды об отвергнутых Сталиным «гениальных» предложениях «стратега». Например, о производстве фантастически безумного количества танков и самолетов для РККА. Именно фантастически безумных, потому как предложения о производстве в год 122 500 самолетов и 100 000 танков иначе не назовешь. Тем более в период первой пятилетки, в 1930 году. Особенно если учесть, что при таких масштабах военного производства Тухачевский предлагал иметь в строю в округленных цифрах всего от 35 до 40 тысяч самолетов и 50 000 танков! А зачем тогда столь безумные цифры производства?! Хуже того. Зачем в таком случае предлагать правительству переоборудовать десятки тысяч тракторов, которые только-только начали выпускать в стране, в некое подобие танков, для чего Тухачевский предлагал обшивать их броней?!

Сравним. Оценим. В 1928 году никакого Гитлера у власти не было. Ни одного танка в Германии тоже не было. Вся германская армия — это 100 тысяч солдат, унтеров, офицеров и генералов, и все это — пехота и кавалерия. Тухачевский предлагал иметь по одному нашему танку против каждого немецкого генерала, офицера, против каждого немецкого солдата в строю и в обозе, против каждого немецкого повара у полевой кухни, против каждого денщика и посыльного. 1 сентября 1939 года Гитлер вступил во Вторую мировую войну, имея 2977 танков, среди которых ни одного плавающего, ни одного среднего, ни одного тяжелого. Нам говорят: ясное дело, если у Гитлера такое огромное количество танков, аж 2977, значит, это не для обороны, значит, это не для одной Европы … Раз Гитлер настроил такое количество танков, значит, замысел его сам собой вырисовывается — он явно намерен завоевать мировое господство. С этим я полностью согласен. Но что в этом случае намеревался делать Тухачевский с армадами в 50 000-100 000 танков? 2977 германских танков построены не за один год, а за все предвоенные годы. А Тухачевский предлагал построить 50 000-100 000 только за один год. Интересно сравнить замыслы Тухачевского на 1928 год с реальным производством танков и самоходных орудий в Германии в ходе Второй мировой войны: 1939 — 743 1940 — 1515 1941 — 3113 1942 — 4276 1943 — 5663 1944 — 7975 1945 — 956 Итого — за грозные предвоенные месяцы 1939 года и за все годы войны — 24 241 танк (Encyclopedia of German Tanks of World War Two. Arms and Armor Press. London, 1978. P. 261). Интересна другая цифра: за все годы Второй мировой войны Япония построила 3648 танков, все легкие (Советская военная энциклопедия. Т. 7. С. 664). А вывод вот какой: за десять лет до начала Второй мировой войны, когда ни Германия, ни Япония не имели ни одного танка, Тухачевский предлагал построить за один год в 2-4 раза больше танков, чем их построила Германия за все годы Второй мировой войны, и в 13-26 раз больше, чем построила Япония за все годы войны.

А реально сколько бронетехники построили в СССР до победы 1945 года?
Одних только Т-60 - 5 920. Т-18 (МС-1) - 959, Т-27 - 3 295, T-26 - 11 218, БТ-2 - 620, БТ-5 - 1 836, БТ-7 - 5 328, Т-37А - 2 552, Т-38 - 1 340, Т-40 - 722, Т-70 - 8 231, Т-28 - 502, Т-34 - 33 929, Т-44 - 1 823, КВ-1 - 2 769, КВ-2 - 334, ИС-2 - 3 475, ОТ-34 - 1 170, ХТ-26 - 615, СУ-76 - 14 292, СУ-122 - 638, СУ-85 - 4 100, СУ-152 - 671, ИСУ-152 - 3 242, ИСУ-122 - 1 735, ИСУ-122С - 675, БА-10 - 3 291, ну там тыщ пятнадцать по ленд-лизу, да не будем мелочиться.
Как не считай всё равно больше 100000! Прав был Тухачевский? Если бы такая громада стояла на западных границах, в какой бы позе Гитлер не напал, то всё равно через месяц, всё это оказалось на улицах Берлина.
Э, драгой товарищ, скажете вы, это количество и моща, было не в 1941. И правы - не было.

Но могло быть? Могло. В виде САУ, эрзацСАУ, модернизации устаревших моделей танков и недорогие артиллерийские танки.

Как бы это могло выглядеть. С эрзацами всё ясно, как это было. Для справки в РККА (по состоянию на 22 июня 1941 года) - 17,4 тыс. тракторов С-60 и С-65; 14,6 тыс. тракторов СТЗ-3 и СТЗ-5; 3,9 тыс. тракторов и тягачей других типов (включая транспортные тракторы С-2, трактора «Коммунар» и З-90). Специальных гусеничных артиллерийских тягачей : 6,7 тыс. «Комсомольцев»; 1,5 тыс. «Коминтернов»; 0,8 тыс. «Ворошиловцев», 0,7 тыс тягачей из танкеток Т-27Т. Общая численность тракторного парка РККА составляла на 22 июня 1941 года 44,9 тыс. тракторов и тягачей. Гусеничный трактор ХТЗ-Т2Г завод выпускал с 1938 по 1941 гг. Трактор работал на древесных чурках, обладал мощностью 45 л.с, весил 5850 кг, имел 4 передачи вперед и 1 назад. Практически автономная боевая единица! На протяжении 1930—1932 годов в Советском Союзе проводился ряд экспериментов по созданию на базе сельскохозяйственных тракторов самоходных артиллерийский установок для непосредственной поддержки пехоты. Испытывалось около десятка различных опытных образцов бронетракторов. К весне 1932 года руководство Управления моторизации и механизации РККА, получив результаты испытаний бронетракторов различных конструкций, пришло к выводу, что сделать из обычного трактора полноценную боевую машину невозможно.

После ряда поражений понесенных Красной Армией летом 1941 года и больших потерях в танках, советским руководством был принят ряд срочных мер. 20 июля 1941 года по результатам заседания ГКО СССР было принято постановление № 219 «Об организации производства 2 тысяч бронетракторов».[2] В соответствии с ним серийное производство бронетракторов планировалось развернуть на двух ведущих тракторостроительных предприятиях: Харьковском тракторном (ХТЗ) и Сталинградском тракторном (СТЗ) заводах. Причем, бронетрактора должны были быть побочной продукцией: одновременно на заводах шла подготовка к производству танков: средних Т-34 на Сталинградском и легких Т-60 на Харьковском. Проект поручили разработать конструкторскому бюро танкового отдела НАТИ. Предполагалось бронировать и вооружать трактора 45 мм танковыми пушками и использовать в качестве противотанковых самоходных орудий.

В начале августа в НАТИ испытывали четыре экспериментальных образца бронетракторов с 45 мм пушками построенных на базе 1ТМВ, СТЗ-3, СХТЗ-НАТИ и СТЗ-5. Для серийного производства избрали вариант на базе СТЗ-3, при бронировании шасси трактора было усилено, а для плавности хода на него установили обрезиненные катки и гусеницы с трактора СТЗ-5. Кабина водителя демонтировалась, на ее место устанавливалась броневая рубка с толщиной брони 10-25 мм. Бронетрактор вооружался 45-мм танковой пушкой 20К образцов 1932/34/37 годов. Для ближнего боя экипаж имел пулемет ДП, перевозимый внутри. Устанавлемая пушка имела ограниченные углы обстрела — чтобы навести ее на цель необходимо было разворачивать весь трактор. При постановке на серийное производство машина получила индекс ХТ3-16 (иногда проходила в документах, как Т-16 (ХТЗ)).

Вот куда можно, весь 45-мм парк стволов, пристроить. Да и как тягач, эрзацСАУ никто не отменял

Тягач-танк на базе трактора. Башня с 45-мм орудием от Т-26 или БТ, а на эти танки, вместо снятых, устанавливаем башни с 76-мм длинноствольными. Тягач-танк прикрыт спереди бронёй 45 мм под углом 45 градусов к вертикали. Может тянуть 76-мм дивизионные орудия и более крупного калибра. Предназначен для боевого охранения батарей и огневой поддержки атак пехоты.

Также вагон ДЕШЁВЫХ вариантов с автомобильными двигателями, неоднократно обсуждаемых в альтернативе, аналогов ОСА, ЛЕГКО проектируемых И БЕЗ ПРОБЛЕМ В ПРОИЗВОДСТВЕ, массовых САУ.

Ну с МС-1 всё понятно - ремонтировать и как вспомогательный. Т-27 вполне, как основа, под лёгкую САУ и 37-мм и 45-мм.

Т-37,38,40 КАК И БЫЛО СДЕЛАНО В Т-60 ПОД 2О-ММ АВТОМАТИЧЕСКУЮ, желательно с возможностью вести огонь по воздушным целям.

Т-26 под все варианты и 45-мм, короткоствольную 76-мм и 152-мм мортиру, чинить и беречь.

БТ, тут просто смешно ставить на прорву энергии 45-мм, только длинноствольную 76-мм. Не говоря об экранировании, мой вариант удвоение лобовых деталей такими же и две вертикальные детальки - утроение, на башню удвоение маски. Такое САУ ПОХОРОНИТ ЛЮБОЙ НЕМЕЦКИЙ ТАНК ОБРАЗЦА 1941 ГОДА. А вот безусловно элитные Т-28 по логике уже только с 85-мм орудием, впрочем как и Т-34 и КВ-1. Ремарка, противники пушки, все мозги прочирикали Грабину, про слишком длинный ствол, который непременно заденет землю, а у того не хватало гибкости делать в двух вариантах, длиннее на будущее и покороче, НАМНОГО дешевле,РАЗА В ЧЕТЫРЕ, но сегодня.

Так что укороченная до габаритов 85-мм, и неважно, где 15 килограммов на 1000 или 1500 метров. Так же, и 57-мм, в двух вариантах ДЛЯ САМОХОДОК И ПТА. 44000 тракторов РККА 35000 реально к 1941 наштампованных единиц бронетехники и 25000 на автомобилных агрегатах наштампованнных в годы войны - вот предвоенный потенциал в 104000. Это к тому что в планах С ТАЛИНА к 41-43 годах выпустить ещё 50000 танков. А Тухачевский предлагал всего 50000 в строю.
Вот и армада около 100000 бронеединиц. Во главе с элитным отрядом средних и тяжёлых танков с противоснарядным бронированием, с поддержкой, как САУ, скоростных БТ с 76-мм орудием и противоснарядным лобовым бронированием. А за этим ударным отрядом масса малых танков и САУ, где вместо одного жалкого уязвимого бронетранспортёра со десятью смертниками, десять стволов и двадцать бойцов внутри бронекорпуса и по потребности десант на броне, а в случае открытых САУ и эрзацСАУ, пара десантников в боевой рубке. После них пехоте остаётся добить особо сознательных, взять пленных и убрать трупы.

Но не было этих 100000 в 1941. Вместе с Тухачевским, выплеснули и ребёнка. Причиной же расстрела не эта галиматья про его ошибки, а связь с Троцким и если угодно глубокий религиозный конфликт, как и в Сирии, в борьбе за власть. Но в 36-м Политбюро ЦК признало Крещение Руси «положительным этапом в истории русского народа». Была резко осуждена пьеса «Богатыри», в которой Демьян Бедный насмехался над святым князем Владимиром. Христианство возвращалось. Сталин принял сторону абсолютно преданного ему Ворошилова, и уже в августе 1936 года последовали первые аресты военачальников в рамках Большой чистки Вооружённых сил: были арестованы комкоры В. М. Примаков и В. К. Путна. 10 мая 1937 года Тухачевский был переведён с поста первого заместителя наркома обороны на должность командующего войсками Приволжского военного округа. 22 мая он был арестован в Куйбышеве, 24 мая перевезён в Москву, 26 мая после очных ставок с Примаковым, Путной и Фельдманом дал первые признательные показания. 11 июня 1937 г. дело по обвинению Маршала Советского Союза Тухачевского, командармов 1-го ранга Уборевича и Якира, командарма 2-го ранга Корка, комкоров Фельдмана, Эйдемана, Примакова и Путны в шпионаже, измене Родине и подготовке террористических актов было рассмотрено в закрытом заседании Специального судебного присутствия Верховного Суда СССР.