Крымская война. Пацаны, а куда воевать-то?

Итак, к 1853 году «два брата-акробата» Англия-Франция определились, с кем они хотят воевать. Чтобы было не так страшно зарубиться с Россией, они взяли в свою команду Турцию, роль которой сводилась, в основном, к поставке пушечного мяса и отвлечении внимания на Кавказе. С политическими целями у этого славного трио все было понятно, а вот в военно-стратегическом плане оппоненты Николая I не шибко представляли, с чего начать. Об этом мы поговорим подробнее.

Во-первых, Англия-Франция не имели сухопутных границ с Россией, а Швеция, Пруссия и Австрия не горели желанием пропускать через свои земли стройные колонны иностранный войск. Следует сказать, что ни Франция, ни Англия не хотели вступать в полномасштабную войну. Во многом это связано с колониальным характером этих стран. Европейскому дуэту нужна была только «маленькая победоносная война», иначе, во-первых, овчинка не стоила выделки (слишком дорого и некрасиво), во-вторых, появлялись неиллюзорные риски потерять колонии на дальних рубежах пока армия будет возиться с противником на европейском театре боевых действий. У англичан, например, основной военный контингент базировался в Индии, в метрополии же оставался 40-тысячный сухопутный гарнизон весьма посредственно обученный. Ни Наполеон III, ни Абердин (в 1853 году – премьер-министр Британии, которого в 1855 году сменит известный нам Пальмерстон) не планировали проводить мобилизацию населения, переставлять экономику на военные рельсы, дабы не смущать лишний раз своих подданных, которые плохо понимали политические мотивы предстоящей войны с Россией. Хотя французы, безусловно, хотели реваншироваться за 1812 год, но, как было сказано в предыдущей части, после прихода к власти Наполеона III в обществе скопилось обилие внутренних противоречий, которые могли рвануть как гнойник в случае, если война окажется не такой уж «маленькой» и «победоносной».

                  Отношение англичан к турецким союзникам в карикатуре того времени
Отношение англичан к турецким союзникам в карикатуре того времени

В подобном смятении союзники (давайте называть сладкую парочку Англия-Франция для удобства именно так) порождают совершенно безумный план по блокаде Российской Империи со стороны Черного, Белого, Балтийского морей и Тихого Океана. Как это все будет реализовываться – никто точно не знает, ибо никаких объединенных флотов на это не хватит (что и выяснится несколькими годами позже). Но британскому Адмиралтейству (именно оно отвечало за планирование) было все равно. Военный корреспондент того времени Уильям Рассел заметил об одном из разработчиков этого плана Грэхеме следующее: «Он сильно перечитал героических саг времен Нельсона вместо того, чтобы здраво и критически проанализировать их».

А в ХХ веке знаменитый британский историк Бэзил Гарт отзывался об английском флоте того периода следующим образом: «англо-французский флот в лучших традициях Наполеоновских войн имел решающее преимущество в силах, и в худших традициях Наполеоновских войн не имел никакого представления, что с этими силами делать».

Не понимая, чего они конкретно хотят в стратегическом плане и неверно оценивая действия противника, Англия и Франция начинает откровенно метаться из одной крайности в другую. Пока русские привычно для себя разминались на турках на Кавказе и стягивали силы на Дунае, союзники спустя только три с половиной месяца, в октябре 1853-го года направляют свою эскадру в Эгейское море. Там они благополучно загорают вплоть до Синопского сражения, в котором адмирал Нахимов как бог черепаху переворачивает вверх дном турецкий флот. Потом наши западные партнеры снимаются с рейда и идут… нет, не в Крым, а в Синоп! Что им там было надо, посмотреть на обломки турецкого флота или просто сменить обстановку, история умалчивает. Замечу, что к тому моменту русские продолжают кошмарить турков и на суше, а союзники так и не объявили Николаю I войну. 27 марта 1854 года, когда турки уже обильно умылись кровью на Кавказе, Англия и Франция наконец соизволили официально заявить о своих намерениях повоевать. Но на Крым они по-прежнему не нацелены и высаживают десант в Варне – портовом городе на территории современной Болгарии. Здесь русские войска уже плотно завязли в осаде турецких крепостей. Но в стане противника разразилась эпидемия холеры, а русские, так и не встретившись с англичанами-французами, сворачивают удочки и уходят обратно за Дунай.

                                              Синопское сражение. Россия открывает счет в игре.
Синопское сражение. Россия открывает счет в игре.

Здесь начинается самое интересное. Де-факто Россия выполнила все требования, которые ей предъявляла коалиция. Но не заканчивать же войну, толком не начав! Армия и флот собраны, перевезены через сотни миль и даже развернуты! Так дело не пойдет. А давайте расхреначим Севастополь и высадим десант уже там! А давайте! Наконец, у союзников сформированы военные цели: англичане воюют на море, французы на суше, а турки перестают трястись за Стамбул. Опять же, командный состав коалиции считал, что Севастополь не продержится долго и падет за два-три месяца, поскольку основные силы русские сосредоточили на материковой границе с Европой, опасаясь, что англо-французы могут вторгнуться в приграничные районы Российской Империи через Швецию или Пруссию.

В нашей историографии принято считать, что именно Россия в логистическом и координационном плане сильно отставала от своих противников, из-за чего, в частности, и потерпела поражение. Но на поверку оказывается, что союзники сами были, как минимум, не лучше.

В дальнейшем мы поговорим о ходе самих боевых действий, а также попытках Англии и Франции атаковать Россию со стороны Белого, Балтийского морей и Тихого океана, что послужит логичным продолжением начатой темы.