О смерти и чувстве вины. Посвящаю Н***

15.05.2018

Он, этот знакомый из Интернета, ровесник моей дочери, был странный. Даже хуже, чем совсем странный. Умный, тонкий, но – странный! Вот НЕ странный будет напрашиваться в гости к совсем незнакомым людям? – А он так делал. Напрашивался в Сети в гости и приезжал. Несовпадение возраста, интересов, круга общения его не смущало. При ближайшем знакомстве вылезла еще куча чудаковатостей: водобоязнь, нарциссизм, бесстрашие, отрывающиеся подошвы на башмаках, жуткие рассказы из боевого прошлого и умение ни при каких обстоятельствах не говорить больше, чем считает нужным.

Наверное, я тоже странная, так как на настойчивую просьбу «приехать в гости» ответила «приезжай», наплевав на всяческие несовпадения. Нормальная тетка, обремененная кучей болячек и лежачей свекровью, не пустит в дом незнакомого парня. Но, видимо, поддержка мужа и чувство безопасности за его широкой спиной сделали свое дело.

По всем правилам жанра наш гость должен был оказаться жуликом. Потому, что не бывает, ну, не бывает так в жизни! Не приезжают к незнакомым людям просто так, только чтобы дотянуться вживую до человека, встретиться взглядами, одного живого общения ради!

Но не тут то было. В моей жизни вообще редко что случается «по правилам». Путник приехал именно за общением, за возможностью коснуться взгляда взглядом, услышать живой голос. И только. И точка.

В Сети гость позиционировал себя как состоятельного чела, который может позволить поездки по городам и весям Отчизны. Вот такой Путник, молодой пенсионер, тонкий, голубоглазый, светлолицый, с темными волосами и ресницами. Принц эльфийский на отдыхе со страшным боевым прошлым.

На второй день, уже не зная, чем развлечь Путника, разложила Таро. Расклад получился таким же диковинным, как и он сам. Смерть по пятам, смерти за спиной и ни копейки за душой (вопреки трепу в Сети). Жуткое, ледяное одиночество. Неприкаянность.

Через три дня он уехал. Потом опять попросился: «Мне у вас так хо-о-рошо, Маруся…»

В этот раз попросил сам разложить Таро. Все то же.

Я сознавала, что Путник не здоров. Что если бы я ему позволила – он поселился у нас. Что он нуждался в заботе и помощи, искал, куда бы ПРИЛЕПИТЬСЯ.

Но…

У меня не хватало на него сил. Ни моральных, ни физических.

Находилась куча оправданий: черт возьми, у него же есть близкие, жена, пусть и неофициальная и брак гостевой! ЧТО я могу, инвалид! На себя сил не хватает. У меня есть ответственность перед своими детьми, в конце концов.

Он звал и звал нас с мужем к себе в гости, раз уж я не хотела больше его приезда. Требовал внимания, обижался, когда говорила: «Извини, мне некогда. Через пару часов сдам статью и сможем поговорить».

Две недели назад его не стало.

Тонкого, умного, красивого.

Виноваты все.

Виновата я.

Пусть тебе будет хорошо там, где ты сейчас, Путник.