Креста на вас нет? Патриарх Константинопольский Варфоломей толкает православную церковь к вселенскому расколу.

С самого начала украинской независимости власти страны то явно, то тайно стремились учредить собственную независимую церковь. Независимую от Московского патриархата, разумеется; под чьей-либо другой зависимостью находиться считалось отнюдь не зазорно. Все эти годы то один, то другой украинский президент зондировал возможность получения автокефалии то у Москвы для Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), то у Константинополя для непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата.

Патриарх раскольников
С самого начала украинской независимости власти страны то явно, то тайно стремились учредить собственную независимую церковь. Независимую от Московского патриархата, разумеется; под чьей-либо другой зависимостью находиться считалось отнюдь не зазорно. Все эти годы то один, то другой украинский президент зондировал возможность получения автокефалии то у Москвы для Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), то у Константинополя для непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата.

Незалежным украинским властям представлялось, что собственная независимая церковь такой же атрибут состоявшегося успешного государства, как своя валюта, армия и гимн. Логично было её добиваться. Они и добивались.
Проблема была в том, что УПЦ МП, объединяющая в себе большинство православных приходов в стране и единственная признанная официально всеми каноническими церквями, включая Константинопольскую, и так была практически независима от РПЦ. По крайней мере, в административном и финансовом отношении, ограничиваясь каноническим обращением. Дошло до того, что киевский митрополит имел право участвовать в выборах патриарха Московского и всея Руси, а московский патриархат в выборах киевского митрополита – нет. Он избирался собором украинских епископов и лишь по итогам утверждался патриархом Московским.
Естественно, УПЦ МП всё устраивало – к чему ей была ещё какая-то автокефалия? Киевский митрополит при определённых раскладах может стать патриархом Московским и всея Руси. Киевский патриарх патриархом Московским не станет никогда. Зато лишится огромной части приходов и прихожан – например, Крыма и Донбасса однозначно и сразу. Остальных по обстоятельствам.
В общем, нынешний киевский митрополит Онуфрий, прекрасно понимая возможные последствия автокефалии, несогласованной с Москвой и не признанной другими поместными церквями, поддержать украинские власти в их стремлении к независимой церкви отказался наотрез и остался верен Русской православной церкви. Тогда в Киеве сделали ставку на непризнанного и анафемствованного «патриарха» Филарета (Денисенко) и стали уговаривать Константинопольского патриарха Варфоломея установить автокефалию на основе Украинской православной церкви Киевского патриархата, которую ранее сам же Константинополь признал раскольнической и неканонической.

Варфоломеевские ночи
Несколько лет патриарх Варфоломей не поддавался на уговоры. Он, видимо, тоже понимал последствия этого решения и не горел желанием восстановить против себя, как минимум, Русскую православную церковь, а как максимум и все прочие.
Но в этом году что-то произошло. Учитывая, что в религиозном и церковном плане отношения между Россией, Украиной и Константинополем по сравнению с прошлым или позапрошлым годом особо не поменялась, перемена в позиции Константинопольского патриархата носит предельно политический характер – что, в общем-то, даже и не скрывается.
Принципиальное решение, очевидно, было принято ещё весной в ходе встречи Варфоломея с Порошенко, на которой последний, как обычно, испрашивал томос – документ, объявляющий, в том числе, автокефалию (статус поместной церкви, предполагающий её административную независимость от других поместных церквей - ред.). Всё лето шли интенсивные консультации и подготовка к судьбоносному решению. Чем именно руководствовался Варфоломей – собственной ли амбициозностью, заблуждениями или злой волей третьей стороны – доподлинно неизвестно, да это и не суть важно. Важно, что решение об украинской автокефалии было принято, и, очевидно, вопреки позиции Русской православной церкви.
31 августа патриарх Московский и всея Руси Кирилл прилетел на встречу с Варфоломеем в Стамбул с последней попыткой договориться и объяснить все грядущие последствия украинской автокефалии. Усилия Кирилла оказались тщетными – Варфоломей таки начал войну между церквями.
В начале сентября в Стамбуле прошел Синаксис (Архиерейский собор) Константинопольской церкви. На нем подобранные Варфоломеем специалисты по церковному праву подыскали юридическое обоснование для украинской автокефалии. По их мнению, УПЦ Московского патриархата – точно такая же непризнанная и неканоничная, как и УПЦ Константинопольского патриархата, поскольку в XVII веке, когда Киевская митрополия перешла от Константинопольского к Московскому патриархату, не были выполнены, якобы, некоторые условия этого перехода, а именно поминовение Константинопольского патриарха за богослужением. Следовательно, Украина является некоей серой зоной – где Константинополь, как Вселенский патриархат, вправе учредить новую поместную церковь. Причем самостоятельно, не спрашивая разрешения глав других поместных церквей.
Следуя этой логике, достаточно заседания Синода Константинопольской церкви, ближайшее заседание которого открывается 17 октября. Томос может быть оглашен именно тогда, а пока Варфоломей послал на Украину двух своих экзархов (спецпредставителей) для более плотного изучения вопроса и поиска подходящего варианта автокефалии.
И война разгорелась.

Американский след
Священный Синод Русской православной церкви немедленно выразил «решительный протест и глубокое возмущение… коммюнике…, в котором сообщается о назначении… архиепископа Памфилийского Даниила (США) и епископа Эдмонтонского Илариона (Канада) – «экзархами» Константинопольского патриархата в Киеве».
Личности экзархов и впрямь любопытны и весьма откровенно указывают за океан, указывая на побудительные мотивы решения Варфоломея. Оба – уроженцы западной Украины, оба – записные «бандеровцы-цеэрушники», как охарактеризовал их протоиерей Андрей Новиков, оба - американские иерархи. Американский след и интерес в решении Константинопольского патриархата прослеживается вполне отчетливо.
И, словно этого было мало, Госдеп США отправляет своего представителя по свободе вероисповедания Сэма Браунбэка в большое турне по Украине, Польше и Узбекистану, предельно откровенно заявляя, что цель Браунбэка - обсудить с представителями украинского правительства и духовенства «усилия по защите и продвижению религиозной свободы». А помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл, находясь 12 сентября с визитом в Тбилиси, заявляет, что: «из Грузинской православной церкви косвенно исходит российское влияние», что «Россия сильна в дезинформации и пропаганде, мы знаем про эти инструменты и готовы с ними бороться».
Американцы задействовали большие силы в стремлении оторвать Украину от России в том числе и в церковной сфере. Какими стимулами они склонили на свою сторону Варфоломея, вопрос, в сущности, бессмысленный – он и сам не против увеличить паству и повысить свой авторитет. Проблема в том, что подобными действиями он добъётся скорее противоположного эффекта.
Чтобы решение константинопольского патриарха обрело вес и силу, его должны поддержать другие поместные церкви. Вот тут-то и таится засада для Варфоломея и его зарубежных «друзей», тут-то они и рискуют сломать всю свою, казалось бы, хорошо выстроенную схему.

Война церквей
Во-первых, Русская православная церковь отказалась подставлять вторую щеку и без боя отказываться от Украины. Вот этого точно сейчас не будет. Представители Московского патриархата напрямую заявили о «войне» и пообещали «жесткий ответ». Москва однозначно не признает украинскую автокефалию, разорвет все связи с Константинополем и призовет к этому не только УПЦ МП, но и другие поместные церкви. Православные церкви всего мира окажутся между двух огней и будут поставлены перед жёстким выбором – либо Москва, либо Константинополь, то бишь, Стамбул. И шансы Варфоломея на победу в этой войне довольно призрачны.
За патриархом Кириллом – мощь 150-миллионой паствы, Кремля, Русской православной церкви за рубежом и ряда поместных церквей, большая часть которых уже высказались в поддержку Москвы.
Патриарх Иерусалимский Феофил: «Мы самым категорическим образом осуждаем действия, направленные против приходов канонической Православной Церкви на Украине».
Патриарх Александрийский и всея Африки Феодор II: «Если раскольник Денисенко хочет вернуться в лоно Церкви, он должен вернуться туда, откуда ушёл». То есть в РПЦ.
Патриарх Антиохийский и всея Востока Иоанн X: «Антиохийская Патриархия выступает совместно с Русской Церковью и высказывается против церковного раскола на Украине».
Патриарх грузинский Илия: «Его Святейшество Патриарх Кирилл расходится во мнении с Вселенским Патриархатом касательно Украины, так как он поддерживает только законную церковь во главе с митрополитом Онуфрием».
Патриарх сербский Ириней: «Очень опасная и даже катастрофическая ситуация, вероятно фатальная для единства Православия… полная солидарность… с украинской Церковью, которая подвергается жесточайшим гонениям со стороны киевского режима».
Ну, и так далее, включая заявления греческих, болгарских, польских епископов и митрополитов и особо Синода Епископов Русской Православной Церкви за рубежом в поддержку канонической Православной Церкви на Украине: «Выражаем полную поддержку Митрополиту Онуфрию, вместе со всеми его архипастырями, духовенством, монашеством...»
Воздержались пока американская, румынская и албанская церкви, но однозначно из поместных церквей никто не высказался в пользу позиции Константинопольского патриархата.
Варфоломей рискует проиграть войну, ещё даже толком её не начав. Если поместные церкви, особенно такие древние, как Иерусалимская, Антиохийская, Александрийская или крупные, как Сербская и Болгарская, встанут на сторону Москвы в украинском вопросе, Константинополь со своим томосом будет попросту не признан. Случится не раскол, а полное падение авторитета Константинопольского патриарха и его изоляция в православном мире, право старшинства и главенства в котором перейдёт к Москве. Не говоря уже про Украину, иерархи которой до сих пор пытались соблюдать лояльность официальным киевским властям, и которые, в случае образования новой церкви, перестанут соблюдать эту лояльность и сблизятся с Москвой. И вместо приобретения Украины Константинополь с Вашингтоном её потеряют. Вместе с Киевом.