ИС-2 ФАКТЫ

Боевое применение

Отдельные гвардейские тяжёлые танковые полки (ОГвТТП), оснащённые танками ИС-2, активно участвовали в боевых действиях 1944—1945 гг. В целом новый танк полностью оправдал ожидания командования как средство качественного усиления частей и подразделений, предназначенных для прорыва заблаговременно и хорошо укреплённых полос противника, а также штурмов городов.

Любые же попытки представить ИС-2 как «всесокрушающий и непробиваемый» танк или, наоборот, «не имеющую особой ценности стальную коробку» на основании отдельных боевых эпизодов являются не чем иным, как необоснованной экстраполяцией без учёта конкретных условий боя, выучки экипажей и действий командования обеих сражающихся сторон. Тем не менее, нужно признать, что такого рода утверждения достаточно широко распространены в популярной литературе. В качестве примеров совершенно различных результатов боевого применения танков ИС-2 можно привести следующие боевые эпизоды с их участием:

-Во время Львовско-Сандомирской операции известен эпизод, когда два танка ИС-2 57-го гвардейского отдельного танкового полка, укрывшись в засаде, остановили танковые силы значительно превосходящих сил противника. За два дня экипажи двух советских тяжёлых танков смогли уничтожить в общей сложности 17 немецких танков и САУ, устранив угрозу ликвидации плацдарма на Висле. Из них 9 на счету Ляхова и 8 на счету Луканина.

-В августе 1944 года 71-й ОГвТТП принмал участие в разгроме батальона «Королевских тигров» на Сандомирском плацдарме. Во время данного боя танки ИС-2 уничтожили шесть «Королевских тигров». За полтора месяца боёв этот полк подбил и уничтожил 17 немецких танков, 2 САУ и 3 БТР. Потери составили 3 танка сгоревшими и 7 подбитыми.

-В октябре 1944 года 79-й ОГвТТП удерживал Сероцкий плацдарм на реке Нарев севернее города Сероцка. Противник, имея в общей сложности свыше 200 танков, пытался ликвидировать плацдарм. 4 октября 1944 года к 19:00 положение советских войск стало угрожающим. В 21:00 танкисты совместно с 44-й гвардейской стрелковой дивизией 105-го стрелкового корпуса пошли в атаку. Продвигаясь под сильным огнём, они столкнулись с тяжёлыми танками противника. Было подбито и уничтожено шесть немецких танков Т-V и Т-VI. Потери при этом составили один танк ИС-2 сгоревший и один подбитый. К 6 октября ещё 4 советских, 3 немецких танка и 2 немецких БТР было потеряно. С 6 по 9 октября полк, умело создав оборону, не потерял ни одного танка, при этом уничтожил 11 тяжёлых вражеских машин. В ходе этих боёв также отличился экипаж танка ИС-2 под командованием гвардии лейтенанта Ивана Хиценко 30-й гвардейской тяжёлой танковой бригады. Его танковому взводу было получено задание удержать оборону на правом фланге. Взвод атаковал колонну гитлеровцев. Танк Хиценко в этом бою огнём пушки подбил семь вражеских танков «Тигр» и один протаранил, до того как сам сгорел. Немцы так и не смогли прорваться по правому флангу.

-78-й ОГвТТП, наступая на Дебрецен в Венгрии, с 6 по 31 октября сжёг 46 танков (в том числе 6 «Тигров»), 25 САУ, уничтожил 109 пушек, 38 БТР, 60 пулемётных точек, 2 склада с боеприпасами и 12 самолётов на аэродроме. Потери полка составили два сгоревших от фаустпатронов ИС-2, ещё 16 танков получили различной степени повреждения.

-На территории рейха бои были особенно упорными. 70-й ОГвТТП, с ходу форсировав реку Вислу и пройдя свыше 300 км, в конце января вышел к городу Шнейдемюлю. Его осада заняла две недели и стоила полку девять повреждённых машин. 82-й ОГвТТП 8 февраля в 11.00 углом вперёд 1-й и 4-й танковыми ротами начал атаку в районе города Кройцбурга. В 13:00 до 11 танков противника в сопровождении «артштурмов» контратаковали подразделения полка, но, понеся потери, отступили. К 20:00 Кройцбург был взят. За день боевых действий полк сжёг 4 танка, уничтожил 4 САУ, 6 орудий и 10 пулемётных точек. Потери полка за день боя тоже оказались немалыми: 11 танков были подбиты, один застрял.

-В Висло-Одерской операции 80-й ОГвТТП с 14 по 31 января 1945 года уничтожил 19 танков и САУ врага, 41 артиллерийское орудие, 15 пулемётных гнёзд, 10 миномётов и 12 блиндажей. Из 23 участвовавших в боях машин ни одна не была безвозвратно потеряна.

-81-й ОГвТТП в 3.30 16 февраля 1945 года в составе 16 танков атаковал Кукенен. Командир 144-й стрелковой дивизии, которой был придан полк, посчитал, что ИС-2 способны сделать всё сами. Вышедшие в атаку ИС-2 были встречены фланговым огнём немцев, которые сожгли два ИС-2 и ещё два подбили. 4-я танковая рота прикрыла выход трёх ИС-2 второй танковой роты на окраину населённого пункта Немреттен, но без отрезанной пехоты развить успех так и не удалось. Два ИС-2 в этой фазе боя были подбиты. В течение трёх часов танкисты вели бой с пехотой, танками и противотанковыми орудиями противника, потеряв ещё девять ИС-2 подбитыми. Попытки увлечь свою пехоту успеха не имели. В результате 16 февраля Кукенен так и не был взят, а полк был выведен из боя для восстановления и обслуживания матчасти. Из 15 числившихся ИС-2 по состоянию на 17 февраля 1945 года боеспособными оставалось семь, два нуждались в среднем ремонте, три остались не эвакуированными с поля боя и три подлежали списанию (то есть их можно занести в безвозвратные потери). По всей видимости, немецкая сторона в этом бою не понесла серьёзного урона, так как в успехах полка за 15—27 февраля 1945 года значатся уничтоженные 4 танка, 4 бронетранспортёра, 17 орудий и одно захваченное штурмовое орудие. По документам, эти успехи были достигнуты во время боя 15 февраля и 19—27 февраля, когда полк оправился от причинённых 16 февраля потерь под Кукененом.

-В боях в марте 1945 года на территории Польши особо отличился командир танка ИС-2 Федотов Михаил Алексеевич. Только за первые два с половиной месяца 1945 года его танк уничтожил 6 немецких танков и САУ, 11 артиллерийских орудий, 2 миномётные батареи, 3 бронетранспортёра и несколько автомашин.

-Огромную роль в быстром восстановлении боеспособности советских танковых частей сыграла высокая живучесть и ремонтопригодность ИСов и созданных на их базе САУ. Нередкими были случаи, когда полк, накануне потерявший большую часть своих машин, уже через день-два был снова готов к бою. Так, в 88-м ОГвТТП к 25 января имелось лишь два исправных танка, другие были либо подбиты, либо вышли из строя по техническим и иным причинам (в том числе два утонули в реке). Однако уже к 1 февраля в строй вернулись 15 восстановленных и боеспособных машин.

-88-й и 89-й ОГвТТП полки первыми брали штурмом при свете прожекторов немецкие позиции с Кюстринского плацдарма в первый день Берлинской операции.

Штурмы городов

Вместе с САУ на его базе ИС-2 активно применялся для штурмовых действий укреплённых городов, таких как Будапешт, Бреслау, Берлин. Тактика действий в таких условиях предусматривала действия ОГвТТП штурмовыми группами из 1—2 танков в сопровождении пехотного отделения из нескольких автоматчиков, снайпера или меткого стрелка из винтовки и иногда ранцевого огнемётчика. В случае слабого сопротивления танки с посаженными на них штурмовыми группами на полном ходу прорывались вдоль улиц к скверам, площадям, паркам, где они занимали круговую оборону. При наличии сильного огня бойцы штурмовых групп спешивались, а танки вели продольно-перекрёстный огонь вдоль улиц, прикрывая продвижение пехоты вперёд. Основной задачей бойцов штурмовых групп было уничтожение вражеских гранатомётчиков («фаустников») и расчётов буксируемых противотанковых пушек, тогда как ИС-2 со своей мощью огня уничтожали пулемётные гнёзда, вели огонь по выявленным позициям снайперов, уничтожали бронеколпаки и ДОТы. В случае контратак танков или штурмовых орудий ИС-2 переносили на них тяжесть своего огня, защищая тем самым свою пехоту. В случае обнаружения баррикад, рвов, завалов ИС-2 разрушали их своим огнём, либо обеспечивали огневое прикрытие подразделениям инженеров, которые уничтожали препятствие. Особо важное внимание наставления для танкистов и самоходчиков уделяли манёвру даже в стеснённых условиях городского боя, действий по принципу «выехал из укрытия, выстрелил, ушёл в укрытие».

В этих боях ИС-2 несли значительные потери, причём популярное мнение приписывает их исключительной эффективности немецких ручных противотанковых гранатомётов «Панцерфауст» и «Панцершрек». Но всё же статистика потерянных советских танков в Берлинской операции свидетельствует не в пользу этой версии. Более 85 % выведенных из строя танков приходится на ствольную танковую и противотанковую немецкую артиллерию, а имевшиеся случаи массового поражения ИС-2 кумулятивными гранатами объясняются в основном грубыми нарушениями тактики городского боя командирами РККА, когда танки бросались вперёд без надлежащего прикрытия со стороны своей пехоты. К сожалению для советской стороны, во многих случаях попытки взять город с налёта без применения тактики штурмовых групп приводили к более чем серьёзным потерям.

О накале боёв показывает тот факт, что экипажи ИС-2 в городских боях (например, штурме Берлина) расходовали в день два — три боекомплекта, иной раз каким-то образом находя в танке место для дополнительных снарядов (до 42) вместо 28 штатных. В качестве иллюстрации можно привести эпизод с участием ИС-2 34-го ОГвТТП 27 апреля 1945 года. Штурмовая группа в составе ИС-2 и восьми стрелков прорвалась к кирхе на Курфюрстенштрассе, но напоролась на сильный опорный пункт, удерживаемый солдатами войск СС численностью свыше сотни. Танк подорвался на мине, в нём погибли заряжающий и наводчик, затем немцы отрезали своим огнём пехотинцев от ИС-2, создав тем самым благоприятные условия для «фаустников». Попаданием кумулятивной гранаты убило командира, в живых остался только механик-водитель сержант Герман Шашков. Вторым попаданием из фаустпатрона ИС-2 был подожжён в моторном отделении, но сержант сумел развернуть танк так, чтобы обрушить близстоящую стену и сбить пламя её обломками. Затем он среди тел погибших товарищей встал за орудие и пулемёты и вёл огонь до полного исчерпания боекомплекта, после этого, открыв люк, продолжал отражать атаки гранатами. Согласно монографии «Танки ИС в боях», после того, как к танку подошли советские солдаты, окровавленного Шашкова нашли лежащим на днище с ножом в руках. В своих мемуарах В. И. Чуйков добавляет, что отважный танкист отверг предложения противника сдаться и умер вскоре после подхода своих, а вокруг повреждённого ИС-2 валялось более трёх десятков убитых эсэсовцев. Уточнение: Гв. сержант Герман Шашков погиб тремя месяцами ранее, при штурме г. Познани в январе 1945, Указом ПВС 23.03.1945 г. ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Танки ИС-2 обеспечивали огневую поддержку штурма Рейхстага:

30 апреля бои вплотную приблизились к стенам Рейхстага. С утра 88-й тяжёлый танковый полк, переправившись через Шпрее по мосту Мольтке, занял огневые позиции на набережной Кронпринценуфер. В 11.30 части 79-го стрелкового корпуса перешли в наступление и форсировали ров на Кенигсплатц перед Рейхстагом. В 13.00 танки полка, принимая участие в общей артиллерийской подготовке предшествовавшей штурму, открыли огонь прямой наводкой по рейхстагу. В 18.30 полк своим огнем поддержал и второй штурм рейхстага, и только с началом боя внутри здания танки прекратили его обстрел.

Столкновения с «Тиграми»

Вопрос о боевых эпизодах с участием ИС-2 и немецких тяжёлых танков «Тигр I» или «Тигр II» является по сути одним из наиболее горячо обсуждаемых на форумах военной или компьютерно-игровой направленности. Накал спорящих постоянно поддерживают ссылки на документы тех или иных подразделений РККА или вермахта, а также мемуары видных военачальников и танкистов той эпохи. В них, как правило, фигурируют десятки и сотни уничтоженных или подбитых ИС-2 и «Тигров». Но всё же при этом нужно учитывать то обстоятельство, что и с той, и с другой стороны имели место многочисленные приписки и ошибки в определении типа вражеской техники; более того, зачастую не сходятся место, время и подразделения, принимавшее участие в бою. Поэтому наиболее достоверными источниками являются не реляции о числе подбитой и уничтоженной вражеской техники, а отчёты об имеющейся материальной части и донесения трофейных команд. Также нужно отметить, что зачастую списание уничтоженной техники официально происходит позже, чем бой, в котором она была потеряна, а отправленные в ремонт подбитые танки могут не считаться за безвозвратные потери и это вносит дополнительные сложности в точный учёт исхода того или иного боя. По итогам своего анализа документов, известные историки М. Барятинский и М. Свирин утверждают о довольно немногочисленных эпизодах с одновременным участием «Тигров» и ИС-2.

Это не является удивительным, поскольку данные машины являлись тяжёлыми танками прорыва, не предназначенными в общем случае для боя друг с другом. Наиболее известными эпизодами с доказанным участием этих танков являются бои 71-го ОГвТТП с «Тиграми II» 501-го тяжёлого танкового батальона под Оглендувом и столкновение под Лисувом. В обоих случаях обе стороны понесли тяжёлые потери, например, под Оглендувом погиб командир 71-го ОГвТТП гвардии подполковник Юдин, а его полк потерял сгоревшими 3 ИС-2 и ещё 7 подбитыми (из которых 4 были отремонтированы собственными силами полка). В бою под Лисувом погиб командир 424-го тяжело-танкового батальона майор Сэмиш, а сам батальон потерял почти всю матчасть, с советской стороны также погиб командир 61-й танковой бригады Н. Г. Жуков. Также нужно отметить, что широко известный недостаток ИС-2 — малая скорострельность — в реальной обстановке боя оказался не столь уж влияющим на его исход: лейтенанты Клименков, Беляков и Удалов подбили и уничтожили несколько «Тигров II», причём для вывода из строя этих машин потребовалось несколько попаданий.

Из воспоминаний Фадина Александра Михайловича (Артём Драбкин — «Я дрался на Т-34»):

"Стояли мы в капонирах, вырытых на склоне виноградника. В километре пред нами располагался монастырь. Вдруг из-за каменной стены ограды выползает «Тигр». Остановился. За ним ещё один, потом ещё. Выползло их десять штук. Ну, думаем, — хана, достанут они нас. У страха-то глаза всегда велики. Откуда ни возьмись, идут два наших ИС-2. Я их в первый раз увидел. Поравнялись с нами, встали. Два «Тигра» отделяются и выходят чуть вперед, вроде как дуэль. Наши упредили их с выстрелом и снесли обоим башни. А оставшийся — раз, раз и за стену."

Причины потерь

Достаточно информативен отчёт по боевым действиям 72-го ОГвТТП с 20 апреля по 10 мая 1944 года, в котором детально указываются причины безвозвратных потерь ИС-2 в боях:

-Танк № 40247 20 апреля в районе Герасимув попал под артиллерийский обстрел САУ «Фердинанд» с дистанции 1500—1200 м. Экипаж смог ответить одним выстрелом, так как отказал спусковой механизм пушки. Уходя из-под огня САУ, ИС-2 получил 5 попаданий в лобовую часть корпуса, не причинивших ему вреда. В это время другая САУ «Фердинанд» незаметно приблизилась с фланга на расстояние 600—700 м и бронебойным снарядом пробила правый борт танка в районе двигателя. Экипаж покинул остановившуюся машину, которая вскоре загорелась.

-Танк № 40255 с расстояния 1000—1100 м получил прямое попадание 88-мм снаряда танка «Тигр» в нижний передний наклонный броневой лист, в результате чего был пробит левый топливный бак, механик-водитель ранен осколками брони, а остальные члены экипажа получили лёгкие ожоги. Танк сгорел.

-Танк № 4032, после того как выдержал с дистанции 1500—1000 м три попадания из танка «Тигр» в корпус спереди, был уничтожен огнём другого «Тигра» с расстояния 500—400 м. 88-мм бронебойный снаряд пробил с правой стороны нижний лобовой лист, произошло воспламенение пороха гильзы, а затем и топлива. Танкисты, покинув машину, вынесли раненого механика-водителя в тыл.

-Танк № 40260 сгорел от попадания с фланга в левый борт 88-мм снаряда танка «Тигр» с дистанции 500 м. Снаряд уничтожил двигатель, танк загорелся, командир танка и наводчик получили ранения.

-Танк № 40244 получил прямое попадание бронебойным снарядом из танка «Тигр» с дистанции 800—1000 м в правый борт корпуса. Механик-водитель был убит, а в танке произошло возгарание дизельного топлива, вылившееся из разрушенного правого топливного бака. Танк был эвакуирован и затем взорван сапёрами.

-Танк № 40263 сгорел от попадания двух снарядов в борт.

-Танк № 40273… получил два прямых попадания: первое — в башню, сразу же за ним второе — в бортовой лист в районе моторного отделения. Боевой расчёт в башне погиб, а механик-водитель был ранен. Танк оставлен на территории противника.

-Танк № 40254 был подбит огнём САУ «Фердинанд», находившейся в засаде. Первый снаряд подбашенной коробки не пробил, а вот вторым снарядом был пробит борт корпуса и разрушен двигатель. Экипаж эвакуировали, а машина сгорела.

Таким образом, этот документ подтверждает, что пожаробезопасность ИС-2 ухудшалась отмеченным выше расположением топливных баков в обитаемых местах машины, что отчасти компенсировалось худшей воспламеняемостью дизельного топлива по сравнению с бензином. Также рапорты из фронтовых частей свидетельствуют, что подожжённые ИС-2 успешно тушились их собственными экипажами при помощи штатного тетрахлорного огнетушителя. При этом надо отметить, что тушение должно было выполняться в противогазах — попадая на раскалённые поверхности, тетрахлорид углерода частично окислялся до фосгена, который является сильнодействующим ядовитым веществом удушающего действия. Уже в то время на танках других стран начали применяться более безопасные углекислотные огнетушители. Как и прочие танки того времени (за редкими исключениями), ИС-2 не отличался взрывобезопасностью из-за размещения боекомплекта в боевом отделении: взрыв боеукладки гарантированно уничтожал танк вместе со всем экипажем.

ИС-2 в польских и чехословацких частях

Армия Войска Польского получила 71 ИС-2 для формирования 4-го и 5-го полков тяжёлых танков. За время боёв в Померании 4-й полк сжёг 31 танк противника, потеряв при этом 14 своих. Оба полка принимали участие в Берлинской операции. После войны у поляков осталось 26 танков (при этом 21 машину вернули Красной Армии).

Чехословацкие части получили несколько ИС-2 весной 1945 года.

Оценка проекта

ИС-2 являлся самым мощным советским танком, принимавшим участие в Великой Отечественной войне, и одной из сильнейших машин мира того времени как в категории по массе 40—50 т, так и в классе тяжёлых танков прорыва. Однако оценка данной машины сильно осложняется пропагандой обеих принимавших участие в войне сторон и большим количеством послевоенных мифов, так или иначе связанных с идеологической борьбой Советского Союза или против него.

При всей широкой известности ИС-2, его место среди советских машин довольно часто подвергается сомнениям с разных сторон. Изначально ИС-2 в какой-то мере рассматривался руководством ЧКЗ как навязанная сверху машина, тем более что башня со 122-мм орудием вполне ставилась на базу отлаженного в производстве «своего» КВ-85 (опытный вариант КВ-122). Несмотря на то, что Ж. Я. Котин был одним из руководителей ЧКЗ, танк ИС, созданный под его руководством на опытном заводе № 100, воспринимался на ЧКЗ как чужая машина. Как следствие, на ЧКЗ в обстановке секретности велись параллельные работы по созданию «своего» тяжёлого танка, которые в целом были перспективны и небезуспешны; но от этого возникали две большие проблемы: то и дело на свет появлялись проекты и прототипы более совершенных на бумаге тяжёлых танков, чем ИС-2, и доводка последнего шла «со скрипом». Для исправления ситуации народному комиссару танкостроения В. А. Малышеву приходилось использовать всю свою административную мощь, чтобы довести выпуск и качество поставляемых в войска ИС-2 до достойного уровня.

Вторым аспектом «ранних» сомнений в правильности пути, выбранного для тяжёлого танка прорыва, является наличие прототипов танка ИС со 100-мм орудиями. Несмотря на более высокую теоретическую скорострельность, 100-мм орудие в 1944 году никак не могло конкурировать со 122-мм пушкой Д-25Т. Военный историк М. Н. Свирин приводит следующие причины выбора 122-мм пушки:

-Решающим фактором для выбора Д-25Т он называет то, что к началу выбора артсистемы для вооружения ИС-2 в сентябре 1943 года, пригодных для установки в него 100-мм орудий не было, а другие представленные варианты — 107-мм пушка и гаубицы различных калибров совершенно очевидно уступали 122-мм пушке. 100-мм пушка С-34 неоднократно не выдерживала государственных испытаний и к февралю 1944 года всё ещё не была готова для принятия на вооружение. Появившаяся позже Д-10Т после неоднократных доработок была принята на вооружение только 3 июля 1944 года, притом производство бронебойных снарядов к ней началось только в ноябре того же года.

-В танке плотной компоновки, которым являлся ИС, раздельное заряжание пушки позволяло расположить больше боезапаса, чем унитарное меньшего калибра, как бы это ни казалось парадоксальным. Унитарный патрон был длинным по сравнению с отдельными снарядом и гильзой, максимум что с ним удавалось сделать — расположить 36 100-мм патронов, из которых 6 практически не могли быть доставлены к пушке (хранились рядом с местом механика-водителя). Боекомплект же 122-мм пушки составлял 28 выстрелов и в ряде случаев доводился до 42.

-Второй кажущийся парадокс 100-мм унитарного патрона — практически тот же темп огня, что и при 122-мм раздельном заряжании — является логичным следствием всё той же большой длины и стеснённости боевого отделения. На стоянке в спокойной обстановке он действительно выигрывал в скорости заряжания, но в суматохе боя заряжание велось в движении танка при значительной тряске, а в таких условиях испытания показали, что выигрыш в скорости заряжания незначителен.

-Часто встречающиеся утверждения, что бронепробиваемость 100-мм пушки выше таковой у 122-мм Д-25Т, основаны на таблицах стрельбы середины 1950-х годов, а в 1944 году по этому параметру орудия были равноценны при действии по советской броне, а при обстреле немецких танков с бронёй повышенной хрупкости 122-мм снаряд по эффективной дальности пробития 85-мм наклонной брони (верхняя лобовая деталь «Пантеры») чуть ли не вдвое превосходил 100-мм за счёт большей массы и кинетической энергии (попутно можно отметить, что немецкие 75-мм и 88-мм снаряды обладали ещё худшим действием по немецкой броне, то есть даже при отсутствии легирующих элементов немецким металлургам удалось добиться достойной стойкости брони против калиберных бронебойных снарядов среднего калибра). Помимо этого, фугасная и осколочная мощь 122-мм снаряда были ощутимо сильнее, чем у 100-мм.
Исходя из этих предпосылок можно утверждать, что ИС-2 был единственным советским тяжёлым танком, который по совокупности своих боевых и эксплуатационных свойств мог удовлетворить требованиям РККА второй половины войны по проведению наступательных операций с преодолением мощной и глубоко эшелонированной вражеской обороны. Для адекватного противодействия ИС-2 противнику требовались тяжёлые противотанковые средства, которые, как правило, являлись дорогостоящими, трудно восполняемыми и далеко не всегда наличествующими в конкретном месте в нужное время. То же самое в обратном порядке случилось ранее в 1943 году с массовым применением немцами тяжёлых танков «Тигр», что было учтено советским командованием при проработке тактики применения тяжёлых танков.

Послевоенная судьба ИС-2

ИС-2 принимали участие в Корейской войне — встречаются упоминания об эксплуатации ИС-2 Народно-освободительной армией Китая, но без каких-либо подробностей. Согласно данным российского исследователя Михаила Барятинского, некоторое количество ИС-2 китайцы передали войскам Вьетнамской народной армии (ВНА), которые использовали их в ходе Индокитайской войны. Однако западные источники отмечают, что в ходе этой войны ВНА не применяла бронетехнику. Официальная история ВНА не упоминает танки в перечне имевшегося к моменту окончания войны вооружения и техники, а в перечне воинских частей и подразделений, существовавших в тот же период, отсутствуют бронетанковые. Согласно официальным вьетнамским данным, бронетанковые войска ВНА были созданы в 1959 году, а «боевое крещение» получили в 1968 году.

ИС-2М

В 1957 году советские ИС-2 прошли капитальный ремонт и модернизацию с целью подтягивания его эксплуатационных характеристик до уровня, соответствующего службе в условиях мирного времени. Работы по модернизации заключались в следующем:

-двигатель В-2-ИС был заменён на В-54К-ИС;
-установлена новая трансмиссия;
-заменены опорные катки и направляющие колёса;
-введён дополнительный топливный бак;
-боекомплект увеличен до 35 снарядов;
-изменена конструкция башни — в частности, вместо кормового пулемёта установлен вентилятор;
-заменён подъёмный механизм орудия;
-установлена новая радиостанция;
-установлено новое противопожарное оборудование, крылья другой формы, произведён ряд других мелких изменений.
В начале 1960-х годов два полка ИС-2М были отправлены на Кубу; к концу 1990-х годов они все ещё применялись в береговой обороне этой страны. Тогда же два полка ИС-2М получила КНДР.