Прохиндейка из детского дома

Я работаю воспитателем детдома. Однажды к нам поступила девочка 7 лет, бабушка которой умерла незадолго до этого. Своим видом Аня (так звали девочку) не отличалась от большинства своих сверстниц.

Однако у нее была одна особенность – большие, глубокие зеленые глаза с опущенными вниз уголками. Мать ее была алкоголичкой и совершенно не занималась воспитанием дочери.

Фото http://n1s1.parents.ru
Фото http://n1s1.parents.ru

Поэтому бабушка воспитывала девочку в одиночку и неимоверно баловала ее. Сразу же новенькая воспитанница показала свой прескверный, противный характер во всей красе.

Лезла в драку с мальчишками, устраивала бунтарские выходки, вредничала по поводу и без, отказывалась принимать завтраки. Что называется настоящая прохиндейка и плутовка.

Но в один день через чуть приоткрытую дверь музыкальной комнаты я заметила, как она одна сидит, склонив голову на скрещенные руки, и плачет. Я, зайдя в комнату, села рядом с ней и спросила, что случилось, на что она ответила однозначно: «Ничего».

Но, желая поделиться с кем-то своими мыслями и высказаться, она спустя некоторое время начала рассказывать мне о том, что у нее на душе.

«Я так виновата перед бабушкой. Я всегда обращалась с ней не очень хорошо. Часто сердилась, важничала, воображала из себя принцессу, просто пользовалась тем, что она любила меня больше жизни. А теперь она умерла.

И я не могу ничего не сделать. Я никогда не смогу извиниться перед ней. Я никогда не смогу сказать ей, как сильно я ее люблю…»

– говорила она, рыдая, всхлипывая и вытирая тыльной стороной руки стекающие на щеки слезы.

Фото https://pups.su
Фото https://pups.su

Я, решив утешить, обняла ее и прижала к сердцу, поцеловав в лоб. А она, к моей полной неожиданности, обвила руками мою шею, тихонько плача в мое плечо. В тот день мне открылась мягкая, добрая душа этой маленькой девочки, скрывающаяся под слоем «дерзкой бунтарки».

На следующий день, когда отвелась свободная минута, я села почитать в музыкальной комнате. Аня зашла и спросила, какую книгу я читаю.

Тогда я читала Виктора Гюго «Человек, который смеется». Она попросила меня почитать вслух, и я с удовольствием начала читать ей. Так незаметно прошло несколько часов. По ее многочисленным просьбам, которым я не могла отказать, я стала читать ей каждый день, еще больше узнавая ее и поражаясь широте ее души.

Чтение мгновенно заинтересовало ее, и она начала читать залпом. Мы многое обсуждали по поводу книг, рассуждали, почему герой поступил так, а не иначе, она была чрезвычайно любознательна, поэтому задавала много вопросов, касающихся сюжета произведений.

Я и сама не заметила, как привязалась к ней. За полгода я к ней сильно привыкла, думаю, и она ко мне тоже. Я долго думала над тем, чтобы удочерить ее. И однажды решилась.

Я спросила ее: «Не хочешь ли ты жить со мной, как моя родная дочь?». Сначала она опешила от такого вопроса, но через несколько дней согласилась. Я забрала ее к себе и ни разу об этом не пожалела. Всю свою любовь я отдала ей без остатка.

Автор: Вероника Ибрагимова

***

Если статья вам понравилась, поставьте пожалуйста ЛАЙК автору

Ваше мнение очень важно для нас.

Подписывайтесь на канал ДЕТСТВО в ДЕТДОМЕ

Здесь вас ждёт немало житейских историй о судьбе детдомовских детей.

Начало историй ЗДЕСЬ

Продолжение ТУТ

ВИДЕО