Родила от любовника, муж так и не узнал

Накануне вечером мы с мужем сильно поругались, и хотя утром мы все же помирились, и даже поцеловались на прощание и сказали, что любим друг друга, все равно на душе остался какой-то осадок. Ведь он мог не лететь! Мог. Мог не лететь без меня. Но полетел. Ему предстояло провести целый месяц в командировке в Сочи, а мне - тут, в душной Москве.

-Верочка, вы же знаете, что я всегда готов пойти вам на встречу. Но вы сами понимаете, какой у нас сейчас сложный период, и без вас мы просто не справимся. Пойдете в отпуск в августе, обещаю вам, - начальник был ласков, нежен, но непреклонен. И он не преувеличивал. Фирма, где я работаю бухгалтером, занимается кондиционерами, и начало лета у нас самое горячее время.

Придя домой, я описала ситуацию мужу, добавив в конце:

- Я не хочу, чтобы ты уезжал, мне будет плохо. Ведь ты же можешь отказаться. А в августе вместе куда-нибудь поедем. Хоть в те же Сочи.

Но он все равно решил ехать. Я отвезла его в аэропорт, поцеловала в щеку помахала рукой на прощание. И да, я улыбалась. Ведь все нормально. Мой муж едет в командировку - разве это повод расстраиваться? Нет, конечно. Но почему-то, выйдя из здания аэропорта, я захотела сесть в машину и расплакаться.

И вот эта авария. Как же я это не люблю! Вот так вот едешь, строишь планы и вдруг бах - все летит в тартарары. И неважно, что все произошло по моей вине. Надо позвонить в офис и сказать, что приеду неизвестно когда. Надо посмотреть, что там с машиной. Потом позвонить в ГИБДД и страховую. И все самой, самой... Был бы муж - позвонила бы ему, он бы приехал и всем занялся. Какое все-таки свинство с его стороны бросить меня одну и уехать на море. Как это все несправедливо! Сама не заметила как, я начала колотить по рулю руками. А потом уткнулась в ладони и зарыдала, дав волю накопившимся слезам.

- Девушка, стоит ли так расстраиваться из-за пустяковой аварии? - прозвучал где-то рядом приятный мужской голос.

Я подняла голову. Около машины стоял мужчина и смотрел на меня какими-то необыкновенно добрыми, теплыми и к тому же удивительно голубыми глазами. «У меня, наверное, тушь размазалась» , - первое, что подумала я, и бросила взгляд в зеркальце заднего вида. Но все было нормально.

- Давайте знакомиться, - продолжал мужчина. - Ведь мы с вами соучастники дорожно-транспортного происшествия.

- Вера, - представилась я, выйдя из машины.

- Кирилл, - сказал мужчина, оглядев меня быстрым взглядом. И в его глазах я прочитала восхищение.

Кирилл предложил встретиться вечером и вместе поужинать. Я согласилась, и не спрашивайте меня почему. Я не знаю. С того момента я вообще ничего не понимала и действовала словно под гипнозом. Помню, как мы сидели в ресторане, и он смотрел на меня своими удивительными голубыми глазами. Потом он взял мою руку и стал ее целовать. Каждый пальчик, ладонь, тыльную сторону. Медленно, нежно и очень чувственно. А я, да-да, замужняя женщина, даже и не думала отнимать свою руку. Наоборот, мне хотелось, чтобы он продолжал так целую вечность. Никогда не думала, что можно испытыватьтакие неземные ощущения лишь от того, что целуют руку После ресторана он повез меня домой, так как я отдала свою машину в ремонт. Правда остатки разума я все-таки сохранила, поэтому когда мы подъехали к моему дому, я совершенно твердо сказала:

- Извини, но пригласить тебя к себе на кофе я не могу.

- Зато я могу пригласить тебя к себе, - ответил он изменившимся голосом. Мы сидели в машине и смотрели друг на друга. Глаза в глаза. Долго. Отчетливо помню, что никаких мыслей у меня в тот момент в голове не было. И никакой внутренней борьбы. Я просто сидела и смотрела в его глаза, а потом сказала:

- Ну, тогда угощай.

И он угостил.

Знаю, что многие меня осудят. Да что там - я бы первая осудила, расскажи мне кто такое раньше. Я всегда считала, что каждый человек должен уметь контролировать свои желания, ведь мы люди, а не кошки или собачки. Изменять плохо - для меня это была непреложная истина. Ну практически как «ни убийе» . И вот... Как, почему это случилось? Я не могу объяснить. Просто случилось, и все.

Мы начали встречаться каждый день. Иногда ужинали в ресторане, а иногда я просто приезжала к нему домой после работы. Практически все время мы проводили в постели. Но если вы думаете, что с мужем я не получала удовольствия в постели и типа только с Кириллом познала радости секса, то это не так. У нас с мужем в этом плане все было нормально. Просто с Кириллом - по-

другому. Он не мог мною насытиться, а я - им. Вот такого у меня с мужем не было никогда, даже когда мы только поженились.

Первое отрезвление пришло через неделю. Мой муж не любит разговаривать по телефону, так что, прислав сообщение по приезду в Сочи и сообщив, что добрался и устроился хорошо, больше о себе не напоминал. А я просто про него забыла... И тут не успели мы с Кириллом отлепиться друг от друга, как раздался телефонный звонок:

-Привет. Чем занимаешься? -спросил меня муж таким родным мне голосом. Что я должна была ответить? Лежу с чужим мужиком в постели после бурного секса?

- Подожди минутку, здесь плохо слышно, - вместо этого сказала я, выигрывая время встать и уйти на кухню. - Ну, как ты там в Сочи? Купаешься? Наслаждаешься жизнью? - тут же перешла я к вопросам, чтобы отвлечь внимание от себя.

Следующую неделю было то же самое: мы встречались каждый вечер, ужинали и занимались сексом. Но я стала задаваться вопросами. Что будет дальше? Что делать с мужем? Хочу ли я уйти к Кириллу? Хочет ли Кирилл, чтобы мы были вместе? Сказать или не сказать Кириллу, что у меня есть муж? И вообще, как жить дальше? Что мы будем делать, когда вернется мой муж? Это стало заметно отравлять мне жизнь, и я решила, что надо поговорить с Кириллом.

Была пятница. Впереди - два выходных, на улице лето и отличная погода.

- А давай завтра поедем купаться в Строгино, сто лет там не была, - предложила я, когда мы уже, кажется, в третий раз за вечер позанимались сексом.

- Завтра я не могу, - сказал он.

-Тогда в воскресенье. А чем ты будешь завтра занят? - продол-жила я.

- Завтра прилетает моя семья из Испании. Жена и сын, - сказал он каким-то глухим, незнакомым мне голосом.

У меня было ощущение, как будто мне в грудь воткнули кол. И не вынули. Боль, реальная физическая боль и состояние, как будто стало нечем дышать. Потом я начала приходить в себя.

- Но в твоей квартире нет их вещей, это явно холостяцкая берлога, - первое, что сказала я.

-Это квартира моего друга, он часто бывает в разъездах и всегда оставляет мне ключи - на всякий случай,-пояснил Кирилл.

- ...и чтобы ты мог водить сюда своих баб, - зло продолжила я.

- Нет. Ты все неправильно понимаешь. Я не вожу сюда баб. Я вообще ни разу не изменял своей жене. Я просто не понимаю, что со мной случилось, когда тебя увидел. Да, надо было сказать тебе, что у меня есть жена, но я боялся. И тогда бы у нас не было этих двух недель, о которых я буду помнить всегда. Прости меня.

- Мы больше не увидимся? -вдруг стало доходить до меня.

- Нет, - сдавленным голосом ответил Кирилл. - Я не могу оставить семью. Сам вырос без отца, и знаю, что этого такое. Но и тайком встречаться не могу. Я не смогу смотреть в глаза своей жене, встречаясь с кем-то на стороне.

- А мне ты можешь смотреть в глаза? - спросила я, чувствуя, как во мне закипает буря. Злость, ненависть заполнили душу, и я стала колотить по Кириллу руками. - Какой же ты подлец, подонок! - кричала я в беспамятстве от нахлынувшего на меня ужаса, что я больше никогда его не увижу.

- Иди ко мне... - в ответ на мои удары и обидные слова нежно прошептал Кирилл, притягивая к себе. Под его ласками мой гнев прошел, и мы снова занялись сексом.

Я так и не сказала Кириллу, что тоже замужем. Почему? Не знаю. Мы расстались и решили больше не звонить друг другу, чтобы не травить себя. Он при мне стер мой номер из телефона, а я - его. Правда у меня хорошая память на цифры (я же бухгалтер), так что дома я записала его номер на бумажку и спрятала. Мы в последний раз занялись сексом. Затем я поцеловала его в щеку, помахала на прощание и вышла из квартиры.

Я улыбалась. Ну, подумаешь, расстаюсь с любовником. Что здесь такого? Разве это повод расстраиваться? Все хорошо. А на что я надеялась? Я и сама не была готова уйти от мужа, которого, в общем-то, любила. И двойная жизнь тоже не по мне. Так что все определенно к лучшему. Вот только сев в свою машину, я почему-то расплакалась.

Все выходные я не вылезала из кровати. Лежала и смотрела в потолок невидящим взглядом. Рыдала в подушку Снова смотрела в потолок. И все время приговаривала: Все к лучшему, все к лучшему.

С тех пор прошло почти три года. Я счастливая жена и мама. На днях моей дочке исполнилось два года. У нее удивительные голубые глаза.

- Рецессивный ген, -пояснил врач в ответ на удивление мужа, ведь у нас с ним глаза карие. Да, это ребенок Кирилла. До этого мы с мужем прожили вместе десять лет, и я не могла забеременеть. Врачи говорили, что у меня из-за анатомических особенностей не будет детей. Так что, занимаясь сексом с Кириллом, я и не думала о предохранении. О том, что случилось, я ничуть не жалею и не чувствую себя виноватой. И еще я больше никого не осуждаю. У каждого своя жизнь.