Алголь - по-арабски "дьявол"

15.05.2018

Вся жизнь человека – перекресток перекрестков. Мы всегда выбираем, чтобы выбирать. Кто-то стремится заработать, кто-то хочет спокойствия, кто-то готов отдать все ради любви… Всегда выбор очевиден. И никогда не задумываемся, сами принимаем решения, или кто-то пользуется нашими желаниями…

1.

В трюме моего кана[1] покоились три тонны спокойствия и уверенности. Проволока, банальная стальная проволока. И знание об этом наполняло меня эйфорией. Мой билет на Землю, способный открыть любые таможенные двери. Потому что я загрузил ее на Бетрайале. Да, на той самой планете, где металлы обладают способностью реагировать на окружающую среду. Как простейшие черви, например. Ученые пытались напроситься пощупать проволоку прямо на планете, но местные наотрез выслали их путем многобуквенных комбинаций, неприемлемых для дипломатов. Я оказался единственным из торговцев, сумевшим договориться с этими кошмарными демонами, хозяевами вулканической планеты, более подходящим названием для которой было бы – Ад. По иронии природы, аборигены действительно похожи на наших мифических чертей и демонов, ифритов и асур. Даже хвосты и пятачки на месте.

И вот эти существа милостиво разрешили мне вывезти с планеты три тонны металла. Чем они руководствовались, я так и не понял. Да и надо ли понимать? Естественно, я ухватился за великолепный шанс пробиться в более значимые слои общества. Земля отдаст что угодно за возможность изучения живого металла. Сайтеверб[2] голосом Эльзы потрясенно запричитал, когда я сообщил о грузе своей связистке. Одно этого хватило, чтобы поднять мне настроение на недосягаемую высоту. Эльза из тех женщин, что льва на бегу остановит и шкуру с него обдерет. Вывести ее из равновесия дорогого стоило.

Теперь мое суденышко лопатило пространство на Стационар, базу ремонтных и общественных служб для пилотов. Оттуда я собирался двинуть дюзы к Земле. Но пришлось оторваться от мечтаний, чтобы глянуть на мониторы локаторов, просеивавших пространство на предмет метеоритов и прочей чепухи. Девственная синева экранов всегда действует на меня не хуже антидепрессантов. Ни тебе камней, ни тебе обломков от всяких неудачников…

-Атас… - ожили мои губы, когда взгляд зацепился за трюмные датчики. Разгерметизация свершилась, как говаривал mon papa, потеряв очередное судно. Карнавальные огоньки службы обеспечения жизнерадостно показывали, что в трюме обстановка не багдадская. Не все спокойно в этом кане… Сквозь браваду прорвался холод. Если трюм чем-то разрушен, то чем? Челнок ни разу не дрогнул. Столкновения не было… Словно в ответ на мои мысли суденышко завибрировало. Я вцепился в поручни пилотского кресла и пробормотал:

-Держись, родной! Сволочи не сдаются!

И вместе с дрожью пришла она. Железяка… Переборка между секциями вспухла многочисленными дорожками, напомнившими вздутые вены бодибилдера. Металл, способный выдержать парочку ядерных атак одну за другой, потрескался, пропуская в кабину плети проволоки. Мгновение, и живые нити металла опутали внутри все, что можно и нельзя. Меня в том числе. Более качественная упаковка мне встретилась только один раз за бурное существование, когда я увидел по детству в музее кусок янтаря. В котором в древности пристукнуло муху. Стальной кокон застыл и я попробовал пошевелиться. Так, наверное, бьются оловянные солдатики, остывающие в формочках.

Стоило дернуться, как плетеный саван с шелестом пришел в движение и сжался плотнее. Холодная сталь сжала меня не хуже тисков, почти перекрыв кислород. Один из мониторов перед моими глазами поискрился помехами и выдал надпись:

«Познакомимся?»

Вот и верь после этого ученым… Простейший червь, да?

2.

Человек – это звучит пошло. Как иначе объяснить то, что я трусливо промолчал. Монитор выдал новую надпись:

«?»

Померцав с минуту, знак вопроса исчез с экрана, уступив место моему досье. Перечитывая свою жизнь, я погружался в прострацию. Там было такое, о чем не могли знать даже спецслужбы. Мои мысли, например, по поводу неких грязнорылых ментов. Никогда не высказывал их вслух! Или все-таки проговорился? Ну, во сне там…

«Иван Геннадьевич Рязанцев, такой-то даты рождения, рос… учился… закончил… работал… скончался…»

-Что-о-о?! – вырвалось из меня.

«Хе, хе, хе», – настучал монитор и вылупился на меня здоровенным смайликом – подмигивателем. Дурацкая рожица исчезла.

«Итак. Может, поговорим?»

-Чего тебе надо? – спросил я, притихнув в уютном гнездышке.

«Позвольте представиться», – буквы на экране полыхнули багровым светом. - «Можете звать меня САРГАТАНАС».

-И что дальше? – мрачно выдал я.

«Невежливость всегда была одним из главных пороков человечества», – побежали по экрану слова. - «Думаю, на этом мы можем попрощаться».

Несколько плетей проволоки сплелись в клубок и пробно стукнули в панорамный иллюминатор кабины. У меня внутри все оборвалось. Даже сомнений не возникло. В том, что эта дрянь легко может разрушить что угодно. Ей-то что, она стальная… А вот мне очень даже неприятно будет прочувствовать закипающее тело. Вакуум и людей никогда не связывало то горячее чувство, что сопутствует продолжению рода человеческого. Я крикнул:

-Стой! Подожди!

«Да?» – ответил монитор.

-Прости, - произнес мой речевой аппарат, минуя мозговые команды.

«Разве мы с вами на ты?» – снова морда на экране, теперь с удивленно поднятой бровью.

-Простите, - я не удержался и допустил в голос немного сарказма.

«Уже лучше, Иван Геннадьевич. Отрадно встретить такое понимание момента», – улыбнулась синяя рожа. - «Приятно познакомиться. Позвольте, я изложу вам суть нашей с вами проблемы… Пока мы не долетели до некой звездочки».

-Какой звездочки? – не понял я.

«Той самой, куда влетит ваш кан, если мы не договоримся».

Я сглотнул колючий шар в горле:

-И какая у нас с вами проблема?

Монитор очистился от всех слов и картинок. Нереальность происходящего навеяла на меня странное чувство дежавю. Как будто нечто подобное со мной уже происходило.

«О нет, что вы!» – выдал экран. - «С вами мы решаем эту проблему впервые».

Так она еще и мысли читает! Я почти наяву увидел пропасть под ногами.

«Успокойтесь, Иван Геннадьевич. Все не так плохо, как выдумаете. В нашу задачу не входит захват Земли или других планет, где живут люди. Ничего подобного… Знаете, нам вообще не нужны планеты. Да и Бетрайал заселен нашими слугами и нами постольку – поскольку».

-Кто же вы? – не удержался я от нервного вопроса.

«Колебатели Основ».

Наверное, тупое выражение моего лица тому причиной, или еще что, но эта дрянь изобразила на мониторе рожу в сомнениях и цепочку слов:

«Я что-то не так сказал?»

Мужик… Странное облегчение охватило меня. С женщинами всегда чувствовал себя неуютно. Как некоторые ксенофобят к инопланетянам, так я реагирую на прекрасный пол. Экран покрылся рябью помех, раздавшийся треск напомнил смех. И вновь поползли буквы:

«Интересно вы думаете… Женщины на самом деле не инопланетянки. Нет. Они иномирянки. Мы в свое время пытались решить проблему продолжения вашего неудачного рода. И не придумали ничего лучше, как спаять вместе два разных мира. Не обошлось без коллизий. Даже разрушилась одна из планет вашей системы… По-моему, она была пятой… Так вот. Вернемся к нашим баранам. Ваш челнок дрейфует к ближайшей звезде. А это, по иронии судьбы, в моем лице естественно, оказалась Алголь Крика в системе Омонов Рог».

Что-то щелкнуло у меня в голове. И встало на свои места… Омонов Рог. Одно из названий созвездия Стрельца. Рог дьявола… А ведь Алголь - по-арабски Дьявол. И имя этого существа. Саргатанас – один из преданнейших генералов Асгарота в иерархии армии ада.

Мои уши ощутимо опухли от такого бреда.

«Вы абсолютно правы!» – радостно заверила рожа на мониторе. - «Бред чистой воды все, что вы тут напридумывали. Никакие мы не демоны. Просто создали вас, людей».

-Так чего же вы хотите от меня? – сдавленно поинтересовался я.

«О, совсем немного… Когда-то между нами и Строителями был заключен договор…»

-Строителями? – вырвалось у меня.

«Ну да,» – недовольно сморщилась морда. - «Вы их еще ангелами прозвали».

-Ангелы? – продолжал я тупить.

«С вами все в порядке?» – заботливо нахмурилась рожа на мониторе.

-Договор? – глаза мои уже величаво сходились к переносице.

Несильный разряд тока заставил меня заорать:

-Всё! Всё!

«Слава звёздам! Вы пришли в себя!» – Саргатанас обрел на экране фигурку прохаживающегося лектора. - «Так вот. По давнему договору мы оставили в покое материальный мир этой вселенной, но оставили за собой право изымать в свою пользу сгустки духовной энергии с определённым знаком зарядки… Ну, знаете, как в электричестве, электроны там, позитроны, плюсы и минусы…»

-Понятно, - попытался кивнуть я и стукнулся лбом о проволоку.

«По этому договору самоуверенные строители позволили нам копить энергию до некой критической величины, набрав которую, мы имеем право вновь начать вмешиваться в физическую модель этого мира. Правда, нашёлся среди них один осторожный… Чтоб ему ни каски, ни кирпича. Не помню его имя. Этот прощелыга под шумок внес мелким шрифтом один пунктик под конец составления договора. Насчёт полной разрядки накопленной энергии, если в неё попадет сгусток не того знака… Мы бы уже давно набрали всё, что нужно. Но не всякую частицу имеем право втягивать. Только те, что сознательно выбрали нужный нам знак отношения к миру и к жизни. А это подразумевает ум, устремлённый в будущее. Всякие жвачные обезьяны, способные только расслабляться, плодиться и дохнуть, для нас запретны. Они такие на примитивном уровне. Животные. А вот люди, сознательно ступившие на путь эгосовершенствования, на тропинку человеколюбия, сохранения в генофонде дебилов, наркоманов и демократии… Вот такие общечеловеки, дорожащие только своей жизнью и собственным благополучием, ясно сознавая свои стремления и понимая их. Такие нам и нужны. Именно они говорят всем, что тот герой был пьян, когда пустил самолет на поезд врага, а этот просто поскользнулся и случайно рухнул на амбразуру дота. Такая философия позволяет им оправдать собственные действия, когда к вершине власти приходится идти по трупам в переносном и буквальном смысле.»

Во мне шелохнулось что-то странное, оставляя смердящий осадок в глубине чего-то, не предусмотренного медициной.

«Понимаю, понимаю ваши сомнения», – бодро замахал ручками человечек на экране монитора. - «Так вот, следуя многократно проверенной традиции, мы решили предложить Контракт именно вам! Только у нас и только сейчас вы получите за свою душу замечательную возможность жить вечно… Или богато… Или и то, и другое сразу!»

-И можно без хлеба, - пробормотал я, вспомнив древний мультик.

«Именно! Здоровье, богатство, бессмертие… Относительное, конечно…»

-Чего вы хотите в замен? – еще более мрачные предчувствия заполнили меня.

«Вот мы и добрались до конкретики», – человечек на экране монитора замер. - «Выбор у вас небольшой, Иван Геннадьевич… Либо мы заключаем Контракт. Либо летим туда, где рождаются все черти Вселенной».

-Хотелось бы по-подробнее, - выдавил я из себя, все еще надеясь на какое-то чудо.

«Всё просто. Я дарю вам жизнь. А вы сознательно, при первой же подвернувшейся возможности, выполните то, что я вам прикажу. Всего один раз подчинитесь… И получите все то, о чём люди мечтают на протяжении многих веков».

-Хорошо, пока продолжим, - согласился я. - Почему я? И этот примитивный шантаж?

«Ну, такова селяви, как говорят ваши французы. Ставки весьма высоки… Масса энергии практически набрана… О чем это я?» – фигурка сменилась смайликом. - «Ваш ответ, Иван Геннадьевич?»

Стальные путы принялись утягиваться. И у меня появилось подозрение, что живым мне и до зловещей звезды не добраться. Осознание неотвратимости происходящего накатило тошнотворной волной отвратительной дрожи. И, когда свет уже начал меркнуть в глазах, я выдавил:

-Да…

Живые плети хищными щупальцами рванулись в стороны, освобождая помещение. Не очень-то веря глазам, я проверил весь кан. Ни-че-го! Всё в идеальном порядке. Только в голове муть, будто не выспался.

-Нет, надо отдохнуть… А то уже глюки попёрли…

Поймав себя на том, что говорю сам с собой, вернулся в рубку и прочитал данные на мониторах. Курс, заданный при старте, не претерпел никаких изменений.

-Так ничего не было! – я облегчённо вздохнул, развалился в кресле и погрузился в дрёму.

3.

Полноценный сон – залог здоровых нервов. Резкое пробуждение – эпитафия на их могиле. Я убедился в этом, когда меня вырвал из сна скрежет тревожного сигнала. Сотрясаясь от нервного шока, я подорвался к мониторам, не успев продрать глаза. И поначалу ничего не понял. Немного успокоившись, осознал, что происходит, и смачно выразил своё отношение к автоматике. Путь моего челнока пересекался с траекторией поворота какой-то космической яхты. Позывной маячок суденышка приветливо рассыпал извинения по экранам. Габариты, то да сё… И тут буквы на экране повели себя некорректно. Запрыгали, сбились в кучу и образовали знакомую рожицу. Смайлик подмигнул и распался на слова:

«А вот и я! Как ваши дела, Иван Геннадьевич?»

Ставшие ватными ноги не удержали меня и обрушили в кресло. Пришлось ответить:

-Хорошо.

«Рад, очень рад за вас. Итак, к делу! Я так понимаю, вы уже заметили это декоративное произведение инженерного искусства? Яхту…»

-Да, - обронил я, ощущая очень качественные мурашки на спине.

«Помните наш Контракт?»

-Да, - повторил я.

«Замечательно! Ваша задача. Необходимо сделать так, чтобы яхта прекратила свое существование. У вас ведь есть на борту великолепная буровая установка. Отлично работает в космосе. Вам все ясно?»

-Да, - шевельнулись мои непослушные губы.

«У вас три часа. Я понимаю, что решиться трудно. Потому и даю столько времени. Помните, Алголь - по-арабски Дьявол».

Изображение на мониторе пришло в порядок. А ко мне пришло давно забытое ощущение тесноты. Захотелось биться и ломать всё подряд. Вырваться из страшной и тесной оболочки челнока. Как когда-то в детстве, оказавшись в кабинке робофотографа, истерику закатил такую, что потом месяц провалялся в клинике. Приходил в себя. А рядом страдала мама…

Взяв себя в руки, сосредоточился на проблеме. Надо было что-то делать. Глаза, не отрываясь, следили за точкой на экране монитора, отмеченной маркером опознания. Делать… Снова заскрежетал сигнал тревоги. Это отвлекло на пару мгновений. Массивный астероид летел себе по межзвездным делам и никого не трогал. Автоматика вновь запаниковала на пустом месте. Будто предлагала самим тронуть его. А интересно, может, у него внутри полезные вещества? Я уже с интересом вчитался в отчет локатора. А, пустое… Спекшийся гранит, лед и немного кристаллических газов. Странная мысль закралась исподтишка. И громом отзвучала в голове. Тронуть астероид. Взгляд метнулся к маркеру яхты. Три пассажира. Семья на отдыхе. Богатые бездельники, могущие себе позволить прожигать жизнь в бездарных полетах… И астероид. Их траектории сближались. Столкновения, конечно, не произойдет. Автопилот любого космического странника выдрессирован именно на такие случаи. Руки сами вскрыли панель пульта. Где же он? Ага, есть контакт… Отстегнуть десяток клемм, и электронный мозг заснет. Я судорожно пришел в себя. Что делаю?! Без автопилота просто не смогу добраться до Стационара. Черт знает, куда тут рулить!

Расстояние до яхты уменьшилось уже настолько, что видеокамеры смогли разобрать подробности строения суденышка. Даже спасательную капсулу… Модифицированную под семейную пару с ребенком. Да, мама, когда-то и я был мелким шкетом и портил тебе нервы. Улыбка скользнула по лицу и примерзла к губам. Сомнений больше не оставалось. Руки все доделали сами. Набирая скорость, кан устремился к яхте. На одном из мониторов явил себя лик смайлика. Улыбается довольной скотской улыбкой. Криво усмехнувшись, я чуть-чуть подправил траекторию подлёта. Морда на экране удивленно скуксилась, но тут же одобрительно высыпала слова:

«Интересное решение. Таран… Я думал, это уже пережиток прошлого. Мне будет интересно увидеть такое спустя века. В последний раз такую тактику применили в…»

Рожа сосредоточилась и рассыпалась в гигантские буквы:

«ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ?»

-Решаю вашу задачу, - я пожал плечами.

«Странное решение. Вы уверены?»

И тогда я понял, что всё. Возврата нет. Ничто не изменит того, что случится. Контракт заключен. И Колебатели получат нужную им душу. Обязательно получат. Ведь Контракт не оспаривается…

Никогда не был обезьяной. А всякие типы, проповедующие мышление «возлюби себя, единственного и неповторимого», «человеческая жизнь бесценна, особенно твоя» и тому подобный бред, уже заколебали… Именно так и должна думать обезьяна, чтобы выжить. Бесспорно. Но я человек.

-Человек, - повторил я вслух.

Морда исчезла с монитора. На нем появилась схема ближайшего космического окружения. Правая рука нырнула в карман комбинезона… И железяка вернулась. Как и Саргатанас. Человечек погрозил с экрана рукой:

«Почему я этого ждал? Ну да ничего. Возьму дело в свою компетенцию… Таран, значит, таран. Но вынужден вас огорчить, Иван Геннадьевич. Врежемся мы не в астероид, как вы планировали. Все таки люди такие предсказуемые. Чуть подправь действия, и такие последствия…»

-Глупости, - выдал я. - Если люди предсказуемы, то как вы смогли набрать столько энергии, скольким похваляетесь? Я вот думаю, что делать. Нажать кнопку или нет?

Челнок будто получил пинок и стремительно рванул к яхте. Тогда-то я и нажал кнопку пульта самоуничтожения кана, заблаговременно припрятанного в кармане.

4.

Вот ты сидишь у своего костра, глодаешь полусырую кость антилопы и всем доволен. А знакомо ли тебе это мерзкое чувство боязни замкнутого пространства? О, нахмурился. Значит, знакомо. Ведь эта боязнь – один из двигателей прогресса. Пробиться, расширить свое пространство… Чёрт, что-то я заболтался. Пора в путь. Ну что ты пытаешься сделать? Твоя дубина ничто для бесплотного духа. Я не сказал тебе, что разрыв Контракта до его завершения одной из сторон до добра не доводит. Вот и приходится мне теперь болтать с тобой, троглодит несчастный. Да не мельтеши ты своей палкой! Да ну тебя, зануда! Только и знаешь, что «моя сильный, моя убивать»… Заколебал! Будем надеяться, что твоя обезьянья сущность не отразится на тех поколениях, что пойдут от тебя. Ну, я пошел. Бывай.

[1] Kahn (нем.) – челнок; космическое судно для перевозки малогабаритных грузов.

[2] SaiteVerband (нем.)- струнная связь; межзвездное средство информационных коммуникаций.

Уважаемые читатели! Если вам нравится, что и как я пишу, поддержите автора –ставьте лайки, делайте репосты,подписывайтесь, если ещё этого не сделали. Обратная связь с читателем=желанию автора продолжать трудиться на ниве писательства.