Я боюсь!

В баре посидеть – это хорошо. Особенно после патрулирования. Именно здесь бывают моменты искренней тишины. Ветеран похлопал по плечу своего напарника – ведомого, только что направленного на базу после Академии, и сказал:

-Ты еще очень неопытен, парень.

-Ну и что? – чуть громче, чем надо, ответил курсант. - Меня научили сражаться и этого достаточно. По-твоему, молодые не способны воевать?

-Убивать вы можете, - невозмутимо согласился Ветеран. - Этого не отнять.

-Так для войны больше ничего и не нужно, - Курсант провел пальцами правой руки по кромке стеклянного бокала, вызвав к жизни печальный звук. Этому фокусу его научил в Академии один из друзей…

…Сфера-кабина бешено завертелась. Мерная шкала на бронестекле вспенилась искрами цифр. Перекрестье прицела захватило силуэт вражеского штурм-шаттла. Большой палец Музыканта лег на гашетку… Секундная вспышка и обломки обеих машин, его и противника, разлетелись невидимыми хризантемами…

…Ветеран хмуро опрокинул в себя стопку дешевого портвейна и сказал:

-Надо уметь понимать противника. Знать его жизнь, мысли, его стремления и страхи. У всех есть инстинкт самосохранения. Все боятся смерти. И я боюсь. И ты…

-Я не трус! – вскинулся Курсант.

-…боишься. Ты еще не замирал в недрах хрупкой машины, ожидая вспышки. Не горел в атмосфере… Скоро ты поймешь, что значит – страх смерти. И понимание врага.

Нейтральные планеты интересны уже тем, что они нейтральны. В бар степенно вошли три пилота противника. Худые и низкорослые, серокожие инопланетяне с глазами цвета червонного золота. Ветеран встал из-за стола и пошел к ним навстречу со словами:

-Привет, Вражина.

-Будь здрав и ты, Орбитьер, - ответил один из них.

-Кого вы сегодня потеряли?

-Мягкого и Папашу… Тяжелые потери. А где ваш Громила?

-Вчера вечером достали его и Муромца, - Ветеран огорченно качнул головой. - Помянем всех…

-Помянем. Жаль ребят, - Вражина вздохнул и повернулся к стойке бара. Ветеран вернулся к Курсанту. Тот прошипел на весь зал:

-Предатель…

Инопланетяне с интересом уставились на землян. Вражина поинтересовался:

-Новенький, что ли? Поздравляю пятую эскадрилью Земли с достойным пополнением.

Курсант отвернулся. За него ответил Ветеран:

-Да. Он у нас третий день. Мой ведомый. Завтра первый вылет.

-Удачи вам обоим, - внеземелец отвернулся, а за ним и его спутники.

-Урод, - шепотом сказал Курсант.

-Наивность быстро проходит, - Ветеран горько улыбнулся. - Мы бы давно жили в мире, если не глупые амбиции нашего Конгресса и ихнего Отценачалия. Из-за какой-то дрянной планетки война тянется уже пять лет. В космосе это очень долго.

Курсант упрямо смотрел в псевдоокно, где резвились японские макаки среди снежных сугробов.

-В страхе нет ничего бесчестного или постыдного, парень. Это естественное повседневное состояние любого живого существа. Боязнь за себя, за семью, за дом, за детей… За что угодно. А ты знаешь, что соль действует на наших противников как отличный стимулятор и болеподавитель?

-Я не собираюсь их лечить, - угрюмо сказал Курсант. - Я буду их убивать. И только.

Ветеран пожал плечами и налил себе еще портвейна… Вторую и последнюю на сегодня порцию. Завтра вылет…

…Ведущий и ведомый спрятали свои истребители в тени большого астероида, едва завидев на экранах локаторов вражеский караван. Грузовики и штурм - шаттлы летели плотной группой к только им ведомой цели. Курсант не утерпел. Его аппарат сорвался с места и врезался в строй противника, ощетинившись бортовыми лазерами. В туче кораблей–врагов вспухли несколько хризантем разрывов – некоторые суда исчезли с этого плана бытия. Караван свирепо ответил серией залпов. Один из тусклых лазерных импульсов разнес в клочья мелкий метеорит возле обшивки истребителя Курсанта. Машина потеряла управление, сфера-кабина беспорядочно закрутилась – гироскоп был уничтожен. Сквозь пробоины в корпусе со свистом устремился воздух, обтекая погасшие дюзы ручейками тончайшей пыли из частичек замерзшего газа.

Фонарь скафандра автоматически опустился в магнитные пазы, закрывая лицо пилота. Истребитель задрожал в агонистических спазмах. Курсант ошалело дернулся к панели управления, когда та на его глазах треснула и потухла. Машину несло прямо на караван…

-Трибунал, это интересно, сынок, - пробормотал Ветеран и вступил в бой, отвлекая врагов от искалеченного аппарата напарника. Курсант вдруг понял, что только что сыграл в гляделки с ней, с Курносой. Он отчетливо представил себе прямое попадание в кабину и сглотнул. Пока руки сами пытались запустить систему пилотирования, глаза ведомого следили за мельтешащей картиной боя. Истребитель Ветеран зловещим шершнем шил пространство среди катеров врага своими орудиями. В которых тоже были разумные существа, совсем не горящие желанием умирать. «Как и я,» – мелькнуло в голове Курсанта…

Его машина пролетела сквозь арену боя и стала удаляться.

Позади полыхнуло что-то последний раз. Курсант неверяще осмотрелся. Вокруг были только обломки разрушенных кораблей. Извечное движение космоса. И больше ничего.

Час, второй… Нарастало нечто такое, чего он пока не имел возможности прочувствовать в полной мере. Замигал индикатор подачи воздуха в скафандр и сменил цвет с зеленого на синий… Потом будут еще желтый и красный. Здорово. Хоть какое-то разнообразие. К черту!!! Мать их всех так через так!

-Похоже, я таки узнаю, что такое страх, - пробурчал Курсант, пытаясь подавить растущий в голове комок давящего ужаса.

На панели управления, заикаясь, вспыхнул огонек работоспособности орудийной консоли. Пилот криво усмехнулся и поделился сам с собой:

-Ну вот. Стрелять могу, а застрелиться не получится…

Он замолчал, увидев во время очередного оборота сферы-кабины черный силуэт на фоне звездного пространства. Вражеский штурм - шаттл. В наушниках отчетливо сказали знакомым бесплотным голосом из бара:

-Будь добр, не бойся. Я подберу тебя и отведу на нейтральную планету.

Он. Враг. Вражина. Правая рука потянулась к гашетке и замерла. Пальцы задрожали. Курсант до крови закусил нижнюю губу, слушая голос, повторяющий одну и ту же фразу…

Домой, жить, не бояться…

Большой палец, подрагивая, легко коснулся кнопки и замер.

Звезды померкли, прячась за силуэт врага. Ближе, еще ближе… Вот он.

Жить, домой.

Убить, враг.

Два страха сцепились. Рвут, рычат, треплют…

Два вечных страха. Курсант неслышно прошептал:

-Я боюсь…

Сорвался в крик:

-Боюсь!

Напряженная рука дрогнула…

Уважаемые читатели! Если вам нравится, что и как я пишу, поддержите автора –ставьте лайки, делайте репосты,подписывайтесь, если ещё этого не сделали. Обратная связь с читателем=желанию автора продолжать трудиться на ниве писательства.