Записки офицера. Симбиоз ублюдков. Комитет солдатских матерей и военная прокуратура.

Цели и задачи военной прокуратуры известны и понятны. Как и цель, с которой был создан "комитет солдатских матерей". Цель этого комитета благородна и полезна, особенно на фоне того, что творилось в армии в 90-х и начале 2000-х годов. Но как всегда происходит с общественными организациями со временем, цели "комитета солдатских матерей" благородными остались только на камеры телевидения. А задачей комитета, стал конвейер по зарабатыванию денег, который они успешно и запустили, совместно с военной прокуратурой.

За время моей службы в войсках, я трижды сталкивался с этими "глубоко уважаемыми" организациями. Дважды на меня возбуждали уголовные дела, одно из этих дел закончилось условным сроком и отстранением от командной должности. Так как я, отказался "решать" вопрос.

Но здесь я приведу случай с моим подчиненным, солдатом срочной службы. Он был заместителем командира взвода (замком) по должности и старшим сержантом по званию.

Моё подразделение заступало в караул. Перед нарядом, обязательно проводился медицинский осмотр и сдавались тесты у психолога. Бойцы прошли без проблем, были допущены к наряду. У одного из них был "синяк" на руке, на трицепсе. След после упражнений на брусьях. Всем со школы знакомое упражнение - кувырок на брусьях. Для тех кто не знает, брусья в армии из металлической трубы. Что бы не могли сломать. Но и их ломали или теряли. Наш солдат талантливый.

Вот этот синяк и был зафиксирован командиром медицинской роты. У этой "командирши" муж - следователь в гарнизонной прокуратуре. Недели через две, к командиру части попросились представители комитета солдатских матерей. Тот дал согласие на общение с личным составом части. Эти заботливые тетушки, ломанулись в моё подразделение. Общаться с солдатами срочной службы. Тетушки с профессиональной подготовкой психологов, очень ненавязчиво выводят на разговор солдат. - Как служите? Как кормят? - Не мерзните? Не болеете? Не обижают?

Солдаты отвечают, что все хорошо, проблем нет, хотим быстрее домой. Один вскользь сказал, что получил затрещину от сержанта. Всё, амба. Заботливые тетушки переобуваются в воздухе. Одна из них достает мобильник (тогда они только появились и стоили четыре моих месячных оклада с премиями). Через десять минут в казарме три дознавателя и следователь из гарнизонной прокуратуры. Сидели в кафешке возле части и ждали звонка.

Уехали через два часа вместе с моим сержантом. На него возбудили уголовное дело. Вне уставные взаимоотношения, превышение должностных полномочий, нанесение телесных повреждений.

Никого не интересовало за что, тот солдат получил леща. А получил он его за то, что стоя в наряде, сходил в туалет и забыл там ремень со штык-ножом. Этот штык-нож искала вся рота часа два.

Но, есть синяк, зафиксированный медиком. Есть диктофонная запись тетушек из комитета, где другой солдат сообщает, что отхватил затрещену. Всё, нормальный боец и сержант попал. Ему выкатили к оплате три тысячи долларов. Денег таких у него нет. Отец умер, мать на двух работах, потому что в семье ещё двое младших, брат и сестра. Так бы и присел ни за что. Спасло то, что в это время наш самый верховный из главнокомандующих, приказал сформировать 42-ю дивизию, что в Чечне, из контрактников. Куда желающих было не много. Вот и подписал он контракт у нас в части и поехал туда служить.