Скамейка

Фото автора
Фото автора

В 1998 году я был довольно успешным предпринимателем. Не шиковал, конечно, но жили вполне безбедно, хватало на всё. Но меня, как и многих моих коллег, подкосил экономический кризис, произошедший в том году, и я остался ни с чем.

Не совсем ни с чем, конечно. Были кое-какие накопления и квартира в Красноярске, но перспектив ноль, работы нет и всё чаще перед походом в магазин приходилось вычёркивать из списка продуктов те, которые мы считали уже роскошью.

Решение уехать в деревню приняли единогласно, жена даже обрадовалась, он сама деревенская. Как мы оба решили, там при любом раскладе хотя бы голодным не останешься, а тут вскоре даже картошку не на что будет купить.

Выбрали село, посмотрели, купили домик. Отстроили хоз постройки, купили скотинку, начали жить. Денег от продажи квартиры было достаточно, чтобы заняться фермерством.

Домик старенький, но крепкий. Дореволюционной постройки, я это понял по высокому крыльцу на деревянных сваях. Одно из моих увлечений - история края, и поэтому я с ходу могу определить время постройки дома или здания, мне даже документов для этого не надо. Нужное и интересное хобби, хочу отметить.

Зажили, познакомились с соседями. Хорошие, общительные люди, не завистливые. Я даже родственную душу нашёл, один из соседей оказался такой же, увлечённый историей края человек. Он мне, кстати, подарил хорошего щенка, помесь овчарки и лайки, идеальный сторож.

И вот, примерно через год жизни, в доме стали происходить странные вещи. Вернее, за домом. Всё чаще я стал слышать по ночам, будто кто-то пытается пройти во двор. Шаги, попытки открыть калитку, всё это было хорошо слышно. Мне это не казалось точно, иначе как объяснить то, что и пёсик мой постоянно лаял на калитку? Я сам это видел, даже посреди дня он мог уставится мордой в сторону входа во двор и лаять в пустоту, будто там на самом деле кто-то стоит. Чуть позже, жена, оставшись дома одна, подтвердила, что кто-то стучал в ворота, будто пытался перелезть через них, но никого там не было. Да и Флэш, пёс, буквально сходил с ума во время этого.

Случаи эти были редки, и не особо мешали, если, конечно, всё происходило не ночью. Мы потихоньку привыкли.

И вот, как-то осенью, мы разговорились с соседями на уборке картофеля в огороде. Знаете, в деревнях иной раз именно в эту пору на огородах соседи и встречаются большой толпой, на улице так не соберёшься. И я возьми, да и спроси, а кто жил в нашем доме до нас. Одна из соседок, Ирина, местная жительница, из старожил, рассказала любопытный факт.

Кто жил с момента постройки, неизвестно, но во время войны в дом вселилась семья, беженцы, муж инвалид, жена и дети. Дети выросли, муж с женой состарились, и, в конце семидесятых бабушка скончалась.

Дед, оставшись один, начал сильно пить. Он и до этого был большой любитель горячительного, а тут его вообще, будто с цепи спустили. И каждый день он садился на скамейку возле дома, и приговаривал только что купленную бутылку водки. Заваливался спать тут же, к вечеру перебирался в дом, а наутро опять те же действия. И так каждый день, не смотря на погоду. Он и помер прямо на ней, не проснулся.

Я, услышав эту историю, рассказал о происшествиях в доме, о том, что собака в пустоту лает, да кто-то ломится в ограду. На что Ирина без тени сомнения выдала:

-Так это он, дядя Митя, больше некому! Он ведь так домой в тот вечер и не попал, увезли в город, а там дети забрали и похоронили. Вот и ломится домой.

Верь, не верь этому, но после уборки картофеля я снёс старую ветхую скамейку, порубив её на дрова и поставил новую. Всё прекратилось.