Трудное непонимание квалии: о книге Митио Каку «Будущее разума»

24.06.2018

Книгу Митио Каку «Будущее разума» я читал в оригинале на английском языке. О качестве русского перевода, следовательно, не могу ничего сказать. С точки зрения содержания текст слабый в вопросе понимания проблематики человеческого сознания. Митио Каку неверно интерпретирует психофизическую проблему и вопрос «квалии», называя последний неким «пониманием чувств и субъективных ощущений», тогда как квалия — это само внутреннее переживание сознавания, живого субъективного переживания, сам факт внутреннего опыта. Каку вообще списывает со счетов то, что Дэвид Чалмерз назвал «трудной проблемой сознания» (это проблема самого факта, что сознание существует и несводимо ни к чему иному).

Такую же критику в отношении этого труда Каку приводит Адам Франк в обзоре, опубликованном в «Нью-Йорк Таймс» (7 марта 2014):

«Самая существенная тайна наших жизней — странное чувство присутствия, к которому мы привязаны до самой смерти и которое лежит в сердцевине столь многих проявлений поэзии, искусства и музыки — отбрасывается [Каку] в качестве „несуществующей“ проблемы, тогда как это именно такая проблема, которую мы не можем игнорировать. Если нам и суждено прийти к какого-то рода полноценной теории сознания, нам лучше проявить внимание ко всей комплексности того, как мы переживаем своё бытие».

Более того, Каку предлагает трёхуровневую модель сознания (описывая сознание исключительно в терминах третьего лица, без понимания его субъективного аспекта) и опирается в этом на модель триединого мозга Пола МакЛина. Это хорошая модель, однако современному исследователю или автору, который пытается понять сознание/разум, хорошо бы изучить и владеть материалом психологии развития (в частности, теорий детского и взрослого развития).

За последние сто лет проведено множество исследований вертикального развития человеческого сознания у младенцев, детей и взрослых. Наше сознание продолжает расти и развиваться даже во взрослом возрасте, и зрелость как таковая сама эволюционирует: сегодня, в постсовременном мире, зрелое самосознание отличается от того, что значит иметь зрелость в досовременном обществе прошлого). Развитие сознания у взрослых исследовалось в Гарварде и други университетах США и Европы. Такие исследователи, как Роберт Киган, Джейн Лёвинджер, Майкл Коммонс, Сюзанна Кук-Гройтер, Дон Бек и Крис Кован, это обязательные источники информации о развитии сознания и самосознания, если вы хотите разобраться в том, как эволюционирует наша психика. Без этих знаний наше понимание сознания остаётся очень ограниченным и поверхностным, — именно таковым оно предстаёт в книге Митио Каку.

В целом, взгляд Каку можно назвать «флатландским», если воспользоваться термином Кена Уилбера. Флатландский взгляд видит только одну перспективу, в данном случае внешнюю объективную, но игнорирует огромное многообразие сложных внутренних реалий сознания и культуры, субъективности и межсубъективности, прегензии (термин А. Н. Уайтхеда) и взаимного прегензивного познавания. Любому, кто размышляет о разуме и сознании, имеет смысл обратиться к программной статье Уилбера «Интегральная теория сознания», опубликованной в 1997 году в «Журнале исследований сознания» (Journal of Consciousness Studies, 1997, 4 (1): 71–92). Тогда можно избежать наивных ошибок.

С позиции Кена Уилбера, для сколь-нибудь достаточного понимания сознания нам необходимо учитывать трансдисциплинарный взгляд и обращать внимание на данные, сгенерированные исследовательскими методологиями 1-го, 2-го и 3-го лица (а не только лишь 3-го лица). Эти методологии раскрывают проявления того, что Уилбер называет четырьмя квадрантами, или четырьмя базовыми перспективами на сознание. Если вкратце, сознание, в перспективе уилберовской интегральной теории, это пространство внутреннего переживания, воплощённое в организме (и мозге) и погружённое в социокультурные и исторические контексты. Сознание не статично, оно динамично, и эволюционировало миллионы лет.

Причём в каждом индивидууме оно продолжает эволюционировать и развиваться, порождая широкое многообразие точек обзора и мировоззрений. Более того, каждая из возникающих перспектив предопределяет то, как тот или иной человек осмысляет реальность или то же сознание (если упростить, то ребёнок понимает реальность иначе, чем взрослый; мудрец, достигший вершины зрелости, понимает реальность иначе, чем среднестатистический взрослый).

Впрочем, в остальном книга Каку читается легко. Особенно обрадовала концовка книги, в частности приложение, озаглавленное «Квантовое сознание?». Здесь Каку возвращается на хорошо известные ему территории квантовой физики и теории струн. Вопросы, которыми он задаётся в этой заключительной части, весьма проницательны. В общем, если опираться на данную книгу, то можно сказать, что Каку — посредственный источник открытий в отношении природы разума/сознания, однако он всё ещё делится проницательными взглядами на квантовую физику, и теорию струн, и их отношение к физическому, внешнему аспекту Вселенной.

Евгений Пустошкин

pustoshkin.com