В общем бабки. про Верку. Не до конца.

15.05.2018

Звали Пелепих Валя и Галя, но так как похожи они были как две капли воды то местные алкаши,  бравшие у них самогонку,  называли их Аля, чтобы не ошибаться.

Помнили их молодыми пожалуй только Феликсовна, Сашенька да ещё пару таких же древних жителей райончика.

Родились Пелепихи в зажиточной советской семье, папа их был заведующим складом в Заготконторе,  мама в той же конторе главным бухгалтером. Дом родительский сразу построился красивым, большим да на высоком фундаменте, достраивался он и их умершими уже родителями и самими Пелепихами, точнее их покойными ныне мужьями.

Детей у Пелепих не было по их бесплодию, родились они такими.

Были у Пелепих свои дома, родители постарались дать своим чадам всё что было в их силах, но в перестройку вляпавшись в МММ-ы и другие веселые компании приехали они, уже взрослыми женщинами с мужьями в родительский пустующий дом, обложили кирпичом, провели разные современные удобства и началось самогоноварение по полной программе, позже и паленая водка полилась рекой.

Мужья за самогон построили им во дворе адово сооружение, этакий гаражно-сарайно-летнекухонный комплекс ,где круглосуточно варили самогон и откуда ту же самогонку и продавали

.К дому своему Альки относились очень щепетильно, сами руки мыли и наружние халаты снимали чтобы зайти а мужей могли вообще не пустить если пьян да не мыт.

Первый муж помер от цирроза а второй по пьяни упал с чердака да свернул себе шею, но люди так и говорили

-Споили суки мужиков.

Сейчас будучи уже действительно старыми можно было Пелепихам бросить варить самогонку, денег собрали достаточно, в хозяйстве всё было отлажено, но нравилось им как идут к ним на поклон местные алкаши, как унижаются и канючат пьющие бабы. Нравилась может и хилая но власть. Нравилось сидеть на лавочке и поливать грязью рассказывая кто что и за сколько пропил намедни и красоваться перед пропившими же своей хитростью

.В общем и целом не любил их никто на краю, разве что Верка, прибившаяся в одну из блат хат девка ,которая сама то не пила а за бухлом и закуской бегавшая постоянно по посылу хозяина хаты.

Верка как то сидела вечно молча, предлагали чаю пила, не предлагали не просила, откуда взялась не рассказывала. Бабки отдавали ей стоптаные галошы доносить, да растянутые кофты. Попала Верка в блат хату тоже не по своему желанию и молчала не от хорошей жизни, просто после последнего в своей недлинной жизни мордобоя речь её сломалась а уж порассказать было что..

Верка.

То ли родилась Верка под несчастливой звездой, то ли карабкаясь из тесного материнского лона разрывая свой путь Богу не угодила, но жизнь её не баловала с самого рождения.

Мать после её, Веркиных, родов обезножила на всю оставшуюся, старшая сестра лупила всем что под руку попадалось чтобы сидела в углу как мышь и не мешала жить сначала своей девчачьей жизнью, позже девичьей.

Отец не замечал потому что винил в материной инвалидности.

Только, вроде, вздохнула, сестра замуж вышла как умерла мать.

Чуть отдышалась отец привел новую жену и они тихонько выжили Верку в поселковую общагу батрачить к корейцам на огороды.

Все лето не вылезала Верка с поля и всю зиму с ледяного засолочного цеха, денег едва хватало пожрать с килькой.

Два года провкалывала она на "благодетеля" как слинял он в неизвестном направлении.

Приехала Верка домой а там отца похоронили, сестра вступила в наследство, спокойно продала дом и испарилась туда же куда и кореец.

Верка бродила по селу с невидящими глазами пока благостно настроенные одноклассники не напоили её вусмерть, да и изнасиловали всей многочисленной компанией. При том ещё сожгли паспорт, чтобы значит в милицию не пошла.

В милицию она не пошла,пошла на трассу. Становилась в укромных местах, чтобы сутенеры не спалили ,за лето обкатала весь Южный Федеральный и уже поздней осенью наткнулась на заброшенную железнодорожную будку.

Будка была чудо как хороша! Электричества в ней конечно не было, но была сетка от кровати, раздолбаный столовый стол, ржавая буржуйка и главное крыша над головой. Всю ночь Верка убирала внутри, мусор унесла подальше в лесополосу, от двери каждый раз шла в другую сторону, боялась оставить следы. Уходила на трассу она рано утром, колесила по несколько дней, потом отоваривалась в каком нибудь по пути магазине и уходила в лежку.

Иногда брала себе газеты да журналы, по людям не скучала слишком много "добра" досталось ей от людей.

Так прожила Верка около года, даже пластмассовый розовый тазик себе купила. Даже помаду и треугольное зеркальце приобрела, улыбаясь подмигивала всё себе свободными вечерами.

Этот худой, неопрятный мужик выследил её совершенно случайно, вешала она постирушки по деревьям, раз да другой.

Пришел он ночью изрядно треснув водяры, разодрал на Верке всю её одежду но пьяное дело свое сделать не смог ,не сработало у него дело.

Потому бил её смертным боем, рвал уши и рот, крушил нажитое, топтал ногами в пьяном кураже.

Верка убежала почти голая,у крытая только собственной кровью.

Бывает что и таким Господь улыбается.Подобрал Верку сердобольный дальнобойщик с Пелепихинского райончика, да привез на пьяну-хату к Вовчику.

Уж больно жалкая была девчонка,только рот как рыба открывала и головой трясла. Завсегдатаям хаты сказал

-Хоть пальцем троньте будете иметь дело со мной.-Ну не тащить же к себе,с жинкой не скандалить.

Мужики водилу знали давно и не раз баловал он их сушеной рыбкой и хорошим пивом потому стала Верка "Принесиподаем,иди на хер не мешаем" .Тем более что слова от неё не слышал ни разу никто, могла только головой мотать даже не мычала...

Первое время Верка пряталась спать под кровать, боялась напившихся мужиков. Постоянных пьянчуг у Вовчика собиралось человек пять-шесть, все были женаты, все шабаевали вместе с Вовчиком по сезону копали, чистили, пилили, по мелочи строили. Денег у компании на выпить и пожрать всегда хватало. Жены поначалу к Верке ревновали но потом что ли привыкли, не выгонять же в зиму на улицу да и смирились..

Однажды утром, с хорошего будуна Вовчик разглядел торчащую из под кровати ногу в драном носке. Он потянул за неё и вытянул Верку, вспомнил что привез её Михалыч, что наказал не трогать и что даже привозил какие то вкусности девке да им хорошей водки, кивнул на закрытую комнату

-На веранде ключ в буфете возьми, переходи в мамкину комнату я туда все равно зайти не могу. Только смотри она на той кровати коня привязала, так что постирай ,да и утюг у неё где то был. Короче живи шавка, только не гавкай.-И пошел обсыкать крыльцо.Верка стояла по среди провонявшей, облеванной, обоссаной хаты и беззвучно открывала рот сияя глазами.

Верка смеялась.

Комнату она вылизывала несколько дней. На окнах в горшках чудом выжили какие то цветы, она перемыла горшки, перебрала землю и поперли новые росточки. Одна из жен вытягивая за загривок своего благоверного,заметив на окне горшки с зеленью, бросила через плечо,

-Зайди ко мне завтра с обеда я тебе ростков надербаню, у меня комнатных богато. Та по весне могу и в полисаде подкопать. -Верка снова беззвучно засмеялась глазами перекошивая ртом а баба смахнула украдкой и подумала - Надо ей дочкины вещи принести, та корова в них все равно уже не влезет.

И принесла. И другая принесла. А третья увидев беззвучный Веркин смех принесла ей пару вафельных полотенцев в зайцах, чтобы увидеть этот смех ещё раз и Верка сияла глазами так, что казалось потолок прогорит.

Весной бабы натащили ей всяческой рассады и оказалось что принимается у неё всё что Верка втыкает в землю. Растёт,цветёт, даёт плоды всё что должно расти и цвести и плодоносить.

Она подходила к вечно выпившему Вовчику,косила глазом на местину которую хотела перекопать и он кивал,

-Делай что хочешь поблуда, только не гавкай. Он только через год понял что ни разу не слышал от неё ни звука.

Года через три весь двор, подворье и задворье было засажено цветами, кустами,деревьями, машины у Вовчика не было и быть не собиралось потому Верка перекопала и засадила даже подъезд ко двору.

Однажды Вовчик по привычке после шабашки завернул к Пелепихам за самогоном, но тех не оказалось дома, он злой шел к дому и заметил что дом его бел, двор чист а в огороде тяпает грядки миловидная молодая женщина в цветастом сарафанчике. Этим вечером Вовчик мужиков к себе не пустил...