Владимир Черников: как чиновник Собянина финансирует Навального через офшоры?

Чиновники "страны Собянии" бывают офшорные, коррумпированные, лоббирующие интересы друзей и их фирм. Есть и те, кто прямо или косвенно помогают таким оппозиционерам, как Алексей Навальный. Это про Владимира Черникова.

От предсказуемых ситуаций в Московском правительстве мы в рамках своих расследований переходим к неожиданным, в которых не лишним было бы разобраться самому царю страны Собянии – Сергею Семёновичу Собянину.

Всё дело в той ответственности, которая возлагается на каждый отдельно взятый департамент. Никого не удивило, когда в экономическом департаменте Москвы не нашлось компетентных в экономике людей, не удивило, когда глава Департамента строительства Марат Хуснуллин оказался по локоть увязшим в сомнительных точечных стройках по всей столице. Было понятно, что глава Департамента ЖКХ Пётр Бирюков наматывает круги реставраций, осваивая сотни миллионов рублей.

Пластиковые сакуры и украинские бордюрные камни Собянина-Раковой тоже никого не удивляют вот уже много лет. Когда мы обратили внимание на департамент противодействия коррупции, ожидали увидеть много потрясающих коррупционных историй в исполнении его руководителя – Владимира Черникова.

Какого же было удивление, когда не только оказалось, что антикоррупционный департамент не генерирует скандальных историй на каждом шагу, но ещё и выяснилось, что Черников – первый представитель столичной власти, который сменил на своём трудовом пути несколько департаментов.

Разумеется, стало интересно, за какие же такие заслуги господин Черников активно передвигается между московскими ведомствами, и чем конкретно он там занимается?

Сегодня Владимир Васильевич Черников, как мы уже сказали, министр Правительства Москвы, руководитель Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции города Москвы. Тайну такой востребованности на уровне московской власти приоткрывает биография чиновника: порядка 10 лет своей жизни посвятил воинской службе, и является полковником запаса.

Известно, что Россия любит полковников, примеров приводить не станем. В 1994 году, в возрасте 30 лет, Владимир Черников ушёл из вооружённых сил, и создал на ВГТРК собственную телепрограмму «На дорогах России». Это были девяностые годы, те самые, когда на ТВ можно было увидеть полнометражную рекламу ларька, так что на телевизионные подвиги был способен каждый с мало-мальски креативной идеей.

Кого именно знал в тот период времени полковник Черников, неизвестно, но в 2000 году, после передачи «На дорогах России», он вдруг идёт работать в Счётную Палату Российской Федерации. Причём начальником инспекции.

Дальше всё задвигалось ещё более активно и празднично: в 2006 году он стал замначальника Управления делами Аппарата Госдумы, в 2008 году – глава Финансово-экономического управления Аппарата Госдумы, и в 2010 году он тихим сапом добрался до правительства Москвы.

Н своём пути Владимир Черников сменил главные кресла в трёх московских департаментах – случай, прямо скажем, беспрецедентный. С 2010 по 2015 год он возглавлял Департамент средств массовой информации и рекламы города Москвы (самый интересный отрезок), с 2015 по 2016 на год возглавил Департамент национальной политики, межрегиональных связей и туризма, и уже в 2016 перешёл на пост главы противодействия столичной коррупции.

Отсутствие громких инфоповодов на ниве борьбы с коррупцией, по сути своей, и есть инфоповод, отражающий положение дел. Владимир Черников не прикрывает коррупционеров, напротив, в столице пышным цветом цветут пластмассовые сакуры, на которые осваивают миллионы и десятки миллионов рублей.

Но интересно даже не это, ведь мы уже оговорились – ключевым отрезком карьерного пути Владимира Васильевича Черникова стал департамент СМИ и рекламы. Здесь и подковёрные игры, и Навальный, и даже претензия на возглавление Москвы с благословления не кого-нибудь, а Анастасии Раковой…

Реклама оплатит всё

Хотя в наименовании ключевого для Черникова департамента и имелось слово СМИ, на деле Владимир Васильевич сделал себя, своё благосостояние и благосостояние друзьям в чистом виде на рекламе.

В основе всего, что делал Черников, и в основе решений, им принятых, всегда лежало одобрение Сергея Собянина. Но очень косвенное, ведь Черников привык брать своё хитростью. В качестве примера: Собянин заявляет о том, что уродливую наружную рекламу нужно видоизменять, что «наружка» должна стать украшением, а не проблемой столицы.

Владимир Черников полностью соглашается, и… меняет рекламного оператора на наземном транспорте. И не просто изменил – в ходе аукциона внезапно отбраковались все крупные игроки рекламного рынка, и контракт на пять лет выиграло агентство недвижимости «Бульварное кольцо». Их директору Глебу Кожемяко на тот момент времени было 26 лет, за контракт компания отвалила больше 2 миллиардов рублей, перебив ставку второго места на аукционе в 7,5 раз. Другие игроки рынка лишь покрутили пальцем у виска и пожелали удачи.

Смешно и грустно разом: отбить эти затраты оказалось невозможно, хотя господин Кожемяко с невозмутимым лицом доказывал, что продажа рекламы на 40 миллионов рублей за несколько месяцев – это отлично. Ларчик открывался просто, и в какой-то из моментов Кожемяко прокололся, что успехом его обеспечивает мэрия и дружба с Александром Зелем, начальником управления мэра.

Говоря максимально просто – мэрия обеспечивает Кожемяко контрактами, тот пытается зарабатывать, как может, если не может – ему помогают. А «Бульварное кольцо», на минуточку, входит в холдинг «Мультигруп Девелопмент», который, ко всему прочему, занимается строительством, причём не только в московской, но и в красноярской агломерации. Холдинг сыпет деньгами направо и налево, и 26-летний Кожемяко зачем-то сообщает всем, что мэрия столицы в этом деле не на последнем месте.

Офшор «МГРУП ИНТЕРНЭШНЛ ХОЛДИНГ ЛТД», что и требовалось доказать

Где мэрия и реклама, там не только Зель, но и, понятно, автоматически ещё и Владимир Черников. Он бесконечно отчитывается перед мэром о росте рекламных доходов, в то время как в действительности ситуация настолько далека от позитивной, насколько это только возможно.

На наземном транспорте швах – это уже понятно. На метрополитене вагоны светились рекламной гирляндой и были полностью заклеены наружкой, пока у руля стоял теневой экс-глава «Московского Метрополитена» Дмитрия Владимировича Гаева.

Гаев отошёл от дел, и утомившая всех разноцветная реклама в метро свалилась в полнейший коллапс. Всё свелось к хаотичной расклейке и чёрным экранам, всем стало понятно, что дела с рекламой в метро совсем не хороши, как поёт Черников. В то же время было понятно, что такой лакомый кусок не останется ничьим, и схема оказалась ещё интереснее. Хотя, казалось бы, при чём здесь Алексей Навальный?

Как Навальный на выборы на метро выехал

Вот на этой отметке, на рекламе в метрополитене, и начинаются самые интересные события. Когда шёл новый раздел рекламы в метро, Владимир Черников со стороны казался каким-то жутко непрофессиональным. Если раньше он привлёк риэлторское агентство для рекламы на наземном транспорте, то на сей раз для рекламы в метро взяли транспортную компанию «Авто Селл», которая жесточайше переплатила за контракт.

Их предложение на аукционе составило 2,37 миллиарда рублей, в то время как предыдущий подрядчик заявил, что платить больше полутора миллиардов за участие в рекламе в московском метро – это безумие, и такое вложение не окупится никогда. Но даже это не так существенно на фоне других фактов. Компания «Авто Селл» – фирма-однодневка с минимальным уставным капиталом, и не имеющая к рекламе никакого отношения.

Всем этим великолепием через свои структуры владел Александр Геллер. Как едва родившаяся фирма выиграла такой аукцион, не очень понятно. Впрочем, идеей Черникова на тот период времени была простая аксиома – кто больше дал, тот и выиграл. А смотреть, что там за фирма, уже и необязательно.

К слову сказать, сегодня дела транспортной конторы, вписавшейся заниматься рекламой на метро за огромный прайс, идут так себе. Судя по реестрам, во всяком случае.

А вся хитрость банально состоит в том, что Владимир Черников был тем самым чиновником, заронившим в голову Анастасии Раковой мысль о легитимизации выборов мэра Москвы через Алексея Навального. Именно он позаботился о том, чтобы оппозиционер сходил на суд по «Кировлесу» без последствий, и смог остаться в России для продолжения политической карьеры.

А «Авто Селл» и реклама в метро выступили, в данном случае, просто-напросто кошельком Алексея Навального на выборах мэра Москвы.

Более того, структуры Геллера по просьбе всё того же Черникова «подтянули» кредитов на 300 миллионов рублей в Номос-банке. Предположительно, деньги эти, направленные на «получение контракта», в действительности оплатили Навальному шоу на выборах, все те митинги и прочее.

Такие «отмывы» для Черникова на департаменте СМИ и рекламы можно назвать чуть ли не традиционными.

Очередные две сомнительные фирмы, получавшие сотни миллионов рублей от Департамента СМИ и рекламы, и уходящие конями в офшоры

В выборную годину, сверх того, те же самые фирмы получили сумасшедший госконтракт на «организацию досуга для Москвичей» - тогда «прокатили» больше 630 миллионов рублей. Отчётность чистая, работы выполнены. Можно, конечно, посмеяться и предположить, что под «досугом» в данном контексте понимаются митинги Навального, но тут, на самом деле, не до смеха.

Любопытно то, что Черников и Навальный дружили ещё до выборов, когда Владимир Васильевич сливал оппозиционеру компромат на аппаратных соперников, а тот публиковал этот компромат и тем самым крепчал, и даже зарабатывал наличку.

Сегодня Владимир Черников – фаворит Анастасии Раковой, идеолог совершенной выборной схемы, которая сперва втоптала Собянина в грязь, а теперь его превозносят всеми доступными рекламными бюджетами.

Характерно и то, что последние инфоповоды о Черникове на ниве борьбы с коррупцией состоят из новостей о разгоне митингов «из трёх человек». Проще говоря ощущение такое, что для чиновника началась почётная пенсия, и от него уже не потребуют ничего. Мавр сделал своё дело… но самый любопытный вопрос в том, где сейчас Навальный берёт информацию на команду Путина, и какие отношения сохраняются у главы антикоррупционного комитета, и главы Фонда борьбы с коррупцией?