Шарм эш (эль) Шейх

15.05.2018

Я хотел съездить на море погреться после первых дней в прохладном Каире, но потом оказалось, что меня пригласили в гости в Сохаг. Про приглашение мне сказала Вера, а идея, как я думаю, принадлежала Тине. У Мины есть две сестры и брат. Сестры время от времени приезжают по очереди в гости в Каир к Мине. Когда я приехал в Каир, то встретился с Мэри. При каждой встрече я выступал штатным фотографом, потому что носил с собой фотоаппарат. Фотографии я публиковал на страничке в фейсбук, поэтому их всегда видела Тина – сестра Мэри и Мины. Так обо мне и узнала вся семья. Мэри учится в университете, и ей пора уже было возвращаться, поэтому мне предложили поехать в гости вместе с ней. Я был только рад, еще бы. Со всеми познакомиться и увидеть жизнь египтян.

Когда я сказал Вере или Мине о своем плане съездить на три дня на море, Мина отреагировал, как египтянин. Он сразу же взялся помочь и нашел друга в Шарме, с которым не виделся 7 или 8 лет - с тех пор, как они вместе делали татуировки туристам. Это был Рами. В Шарм я поехал на автобусе. Это было дешевле, чем на самолете и главное – это было само по себе приключение, потому что автобус идет через Суэцкий канал и потом через весь Синай в его южную оконечность.

Автобус должен был доехать из Каира за 7 или 8 часов, но приехал в Шарм через 12 из-за долгих проверок. У меня нет фотографий тех моментов, когда пассажиры проходили проверки на подъезде к каналу и после него, потому что фотографировать нельзя. Я сделал одно фото, но меня попросили его удалить. Египтяне очень много внимания уделяют безопасности. В автобусе ехало два сотрудника секретных служб в гражданском, которые тайком следили за пассажирами. Другие сотрудники в гражданском задавали вопросы на пунктах досмотра, но кроме них были еще и солдаты, которые обыскивали вещи. Мои вещи не обыскивали, потому что у меня был небольшой рюкзак. Или потому, что я был из России. Меня только спросили при проверке билетов и документов, кем я работаю. Им не нужно было это знать, они просто следили за реакцией и были, наверное, удовлетворены. Но как только я сделал снимок телефоном, ко мне сразу подошли два человека и стали говорить, что фотографировать на объекте категорически запрещено. Я уже читал у кого-то из израильтян, что с автобуса могут снять до выяснения, а времени на такие приключения у меня не было, поэтому я показал, что удаляю снимок с телефона и на этом инцидент был исчерпан. А это была просто остановка посреди пустыни в темноте, с солдатами, осматривающими багаж у автобуса. С этого момента я уже знал, что за мной следят, поэтому сделал пару снимков уже после пересечения Суэцкого канала по длинному подземному и подводному туннелю.


Безжизненность пустыни я ощутил еще во время первого посещения Гизы, но здесь пыльные скалы и песок тянулись за окном бесконечно. Все эти пальмы на пляжах посажены людьми, а без людей в пустыне не растет ничего. Если заменить цвет неба, то вполне можно принять эти пейзажи за марсианские. На въезде в Шарм опять была проверка и досмотр вещей пассажиров. Я был единственным иностранцем, и только ко мне не было вопросов. С египтянами солдаты и люди в штатском не церемонились. До конечной остановки доехали не все. А уже на автостанции я впервые столкнулся с туристическим Египтом. Египтяне приезжают в Шарм и Хургаду на заработки, а иностранцы для них означают источник денег и только. Поэтому с первых шагов со всех сторон только и слышны предложения подвезти, что-то продать и оказать услугу. Это настолько раздражает, что хочется покинуть курорт немедленно. Рами меня встретил на своей машине и отвез в отель. Я сразу заказал в отеле дайвинг, потому что не знал, чем еще здесь можно заниматься, и потому, что никогда раньше не нырял с аквалангом, но хотел научиться.

Мина был уверен, что благодаря его друзьям из далекого прошлого я везде буду платить специальную низкую цену, но уже после Люксора я говорил ему, что общался с другими туристами везде и знаю, что всегда платил как все, а в Люксоре еще и сверху. Впрочем, о помощи египтян я уже писал на другой странице, у всех этих вещей в Египте есть своя специфика. А Рами я был благодарен за то, что он меня встретил и проводил, а вечер после выезда из отеля и до отправления автобуса я провел у него дома в гостях, пока он был на работе. Рами почти ничего не знал о Мине с тех пор, как они расстались, поэтому я рассказал ему про семью и про то, что Мина работает скульптором и у него своя мастерская. Рами и Мина вместе делали татуировки туристам в Шарме, но потом Мина занялся искусством, а Рами открыл в Шарме свой тату-салон.

Весь следующий день я провел на море, где учился дайвингу. Там египтяне утопили мою камеру, поэтому действительно красивые места погружений я не заснял. В первый день я был на катере с группой из бывшего СССР, а отношение инструкторов к работе не вызывало ничего, кроме раздражения. Знание нескольких русских слов египтяне считают знанием языка, поэтому приходилось принудительно переходить на английский, который они знали чуточку лучше. В тот день я едва не получил баротравму и еще недели две мне периодически временами закладывало уши. В следующий раз я присоединился к группе из испанки, пуэрториканца и китаянки из Штатов, с которыми работал нормальный инструктор. И только тогда я узнал, как правильно нырять с аквалангом. Впрочем, под водой мне понравилось в обоих случаях, и если бы не потеря камеры в первый день, то воспоминания бы остались и на видео.

Возвращаясь ночью в отель, я присел на улице выпить кофе и разговорился с каким-то человеком, который курил шишу и рассказал мне о трудной работе аниматора на курорте. Это был Вадим из Харькова. Он решил пожить в Шарме, но все шло к тому, что ему придется вернуться домой.

Уже после первого дня мне стало скучно. Это место не было похоже на остальной Египет, и когда пришло время ехать назад в Каир, я был почти счастлив. Вечер последнего дня я провел в доме Рами, а он сам был на работе. Немного поговорил с его соседями, тоже коптами, немного подремал и поискал, можно ли в России вылечить Рами спину. Он получил травму позвоночника, когда занимался бодибилдингом. Вылечить все можно, но главной проблемой является даже не высокая плата за лечение, а сложности для египтян при выезде из Египта. Остановились на том, что я помогу, если он соберется в Россию.

А потом я отправился в Каир, где через несколько часов после приезда мне нужно было вместе с Мэри сесть в поезд до Сохага. И автобус не опоздал.

Видео, записанное на телефон

Дорога в пустыне, автостанция, дайвинг центр, откуда отправляются катера, море, центр Шарма ночью, первый день обучения

Фотографии

Остановка перед досмотром после пересечения Суэцкого канала. В обоих направлениях движется огромное количество грузовиков

Досмотр на въезде в Шарм

Отель выглядел как-то так из номера

Катера, на которых вывозят нырять

Шарм с борта катера

На дне

У Рами в гостях

Каир в утро возвращения был укрыт густым смогом, но я был счастлив вернуться. Египетский музей на заднем плане