Оборонительная тактика

6 November 2018

Железнодорожным служащим посвящается

Вовка Голод не первый год ответственно тянет лямку вокзального охранника, моральный кодекс железнодорожного служащего не позволяет в полной мере предаваться пьянству и разврату, а душа порою об этом очень настойчиво и слёзно просит.

Воскресным утром внешний вид Владимира олицетворял полную победу духа над телом, всю ночь его пожирали высокие страсти и низкие инстинкты. Сослуживцы с высокими моральными качествами и свежими лицами облепили Владимира словно мухи липкий кухонный стол, их страшное дело как интересовали подробности вчерашнего вечера.

Я же вам русским языком говорю, не хожу я никуда, сам себя стесняюсь: длинный нос, челюсть вперёд, в зеркало порой смотреть страшно. А вчера, как назло знакомая позвонила, говорит хочешь поприсутствовать, у моего мужа нога в двух местах переломана, приходи в 19 часов в ресторан «Русский двор». Я говорю: не могу. А она: через не могу. Ну я и пошёл. Последний раз я так в Геленджике плясал после операции в 85 году, мне тогда врачи челюсть назад задвигали, исправляли мой так сказать природный дефект. Мы с приятелем по палате решили наше выздоровление отметить - сходить на танцы, ему кончик носа пришивали, любовница в порыве высоких чувств откусила, пластическая хирургия надо признаться творит чудеса! Сходили помню хорошо, наплясались от души, свитер даже выжимать пришлось. Местные ребята тоже оценили, после дискотеки мне ещё немного челюсть задвинули внутрь, вроде так даже и прикус лучше стал, дружку моему правда повезло меньше, нос заново пришивали, сам виноват пошёл им водить направо налево, я например спокойно у стеночки танцевал: твисты, шейки и танго, словом пострадал за зря. Вчера собственно по другому все было, выпил я совсем немного - всего пол литра, ботиночки снял и пошёл танцевать. Мужики говорят: во даёт носатый, как живой, так чего доброго и баб наших уведёт, а у меня и в мыслях даже близко такого нет, просто двигаюсь под музыку и наслаждаюсь. Мужики как сглазили, бабы давай от них отворачиваться и ко мне в танце стремиться - одна другой лицом краше и телом изящнее. Смотрю мужики в меня пальцем тычут и о чем-то в углу совещаются, ну думаю не такой Вовка Голод, чтобы без бою сдаваться, поглядим, посмотрим. Выпил ещё пол литра, танец совсем другой пошёл, кто-то в зале из молодых сказал: нижний брейк папаша зарубает. Брейк не брейк, а носки скользили хорошо, на шпагат на раз-два садился, а дальше плохо помню - фрагментарно и эпизодично, все как в тумане. От рук ревнивых мужей моя знакомая меня всё-таки уберегла, вывела в своём женском платье через чёрный ход, сама шубу на голое тело накинула, стой тут говорит - я мигом! Покурил. Снизу поддувает холодно, не май месяц, чувствую начисто замерзаю. Один из ревнивых мужей возьми да и свались мне прямо на голову и говорит: отчего такая красавица одна скучает. Видно перебрал крепко раз во мне мою душу красивую разглядел. Думаю так, с первого раза не вырублю бугай здоровый, да и прицел уже сбился, позовёт остальных а там уже амба, поминай как звали Вовку Голода. Я тогда вместо наступательной, решил оборонительную тактику избрать, плюс замерзал уже окончательно, какой думаю от меня толк железнодорожной службе - если погибну на морозе в рассвета сил, вот и я подумал - никакого. Говорю ему: бери тачку и поехали к тебе. Думаю там то я тебя один на один и вырублю. Взяли тачку едем, бугай меня на заднем сиденье тискает аж кряхтит от удовольствия, я строго придерживаюсь выбранной тактики и нехотя отвечаю на грубые ласки. Тут водила не выдержал и говорит: совсем обнаглели уже, тьфу и реально так плюнул на моё нежно розовое платье. Это скорей всего потому, что он усы мои в зеркало заднего вида увидел. Ну ладно думаю и тебя потом тоже урезоню, погоди у меня, а за испачканную одежду отдельно ответишь. Вышли из машины, бугай меня на руки взял и понёс как пушинку на девятый этаж по лестнице. Не думаю, один на один тоже не вырублю, если только тяжёлым предметом, сковородкой там или ещё чем. Короче до кухни мы не добрались, сразу в спальню и прямо в грязной обуви по персидским коврам. Бил я его подушкой конечно до остервенения, да так и не удалось мне тактику сменить, так сказать переломить ход нашей битвы, от полной безисходности конечно, пришлось кончик носа ему откусить. Вот такие братцы дела творятся на моем любовном фронте, есть закурить у кого?

И что вы думаете, кто-нибудь дал.