Якобы Путин не принимает участие в пенсионной реформе.

30 June 2018

Дураков нет, и когда пресс-секретарь Путина говорит, что «президент не принимает участие» в обсуждении пенсионной реформы, только правительство, дескать, этим занимается, первая мысль — Владимир Владимирович очень боится, что вроде бы незыблемые 80% поддержки, оказываемой ему населением, могут стремительно сократиться пополам. Жаждет остаться светлым добрым царём, который, если полыхнёт народный гнев, быстро пламя потушит со словами «Опять эти бояре подвели!».

К повышению НДС до 20% он, также, видимо, непричастным хочет быть. Очевидно, что эта мера приведёт к повышению цен, падению продаж и прибылей компаний. Даже путинский омбудсмен по правам предпринимателей Борис Титов недоумевает, зачем это делается. Причём, мягко говоря, не факт, что дополнительные 600 млрд. рублей, которые государство намерено заполучить от повышения НДС будут потрачены эффективно, т.е. не будут разворованы или брошены на реализацию ещё какой-нибудь крупной внешнеполитической инициативы во благо телевизоров, но не холодильников. История с НДС напоминает один из подвигов барона Мюнхгаузена, когда тот, дёргая себя за косичку, сумел вылезти из болота. Авось, повторим.

Но всё происходящее в целом вызывает из памяти, скорее, притчу про падишаха и визиря. Одну из любимых.

Жил-был падишах. Он был всеми любим и почитаем. Строгим, но справедливым. Однако надоело ему повседневно тащить на себе груз ответственности за страну. «Отныне, - сказал он визирю, - мы распределяем роли. Ты будешь следить за соблюдением законности, казнить или миловать. Я же буду только вознаграждать людей». «Слушаюсь и повинуюсь», - склонился в почтении визирь. Прошел год, а, может быть, и больше. И падишах вдруг начал замечать, что подданные, его обожая, больше прислушиваются к речам визиря. «Не дело», - решил падишах и вызвал его вновь к себе. «Отныне, - последовал приказ, - ты будешь вознаграждать, а я - вершить суд». «Слушаюсь и повинуюсь», - улыбнулся визирь. Прошел год, а, может быть, и меньше. И падишах был свергнут. И к власти был приведён визирь. Мораль: чтобы успешно править, нельзя быть сначала добреньким, а потом суровым. Можно только наоборот. Или вообще не делиться властью. Сочетать все качества в одном лице.

А у нас с этим проблема. Потому что премьер-министр Медведев на роль этого визиря совсем не тянет, и населению это ясно уже очень давно. И рано или поздно самому Путину придётся стать суровым по отношению к обществу, которое сейчас его идеализирует и избирает: замена через пару лет «плохого правительства» Медведева на «хорошее правительство» имярек вряд ли прокатит.

И вот тогда в современной российской истории начнётся самый интересный период. Зима патриарха.

Ставьте лайки подписывайтесь на канал.