Сестра

13.07.2018

«Ай, как больно!», - с набегающими на глаза слезами вскрикнул маленький мальчик.

«Ты чего?», - с удивлением обернулась старшая на год сестра.

Чем еще заняться в деревне, как не гулять? В тот год соседних ребят еще не привезли, так что брат с сестрой изучали окрестности вдвоем. А где гулять лучше всего, когда тебе 8 лет? Правильно — вблизи погорелого дома. Там самые приключения! Вот и ребята уже вылезали из обгоревшего окна, как вдруг, нога мальчика соскользнула с деревяшки и съехала на небольшой гвоздь.

Мальчик. «Нога! Как больно! Мама с папой меня прибьют!»
Сестра. «Не хнычь! Дай я погляжу»

Братик дает осмотреть ногу сестре - все не так уж и страшно. Большую часть гвоздя взяла на себя подошва, но острие все же прошло сквозь кожу.

С. «Давай быстро сдернем ногу и все - пойдем домой, мама не будет ругаться, я ее попрошу»
Мальчик сквозь слезы. «Я боюсь! Мне больно! Будет еще больнее!»
С. «Да не будь ты таким трусишкой!»
М. «Мне очень больно»
С. «Трусишка!»

Сестра продолжает раззадоривать мальчика, он плачет, но понимает, что придется сделать так, как она говорит.

М. «Ладно, но только попроси маму и папу, чтобы не ругали меня, ладно?»
С. «Ладно. Смелее, трусишка!»

Мальчик обеими руками обхватывает себя за голень и резко дергает ногу вверх.

М. «Ай, как же болит!»
С. «Не выдумывай! Ничего тебе не больно! Вон даже крови на гвозде нет!»

Мальчик садиться на землю и держится за ногу.

С. «Вот видишь! А ты говорил не можешь. Значит ты все-таки не трусишка»
М. «Я не трусишка!»
С. «Ну тогда пошли домой «не трусишка»?
М. «Мне больно ногу»
С. «Вон рядом с тобой какая-то деревяшка. Возьми ее в руку и опирайся на нее. Хи-хи, совсем как старый дед!

Мальчик подтягивает к себе палку и, опираясь на нее, встает.

С. «Ну что идти можешь?»
Мальчик, вытирая слезы: «Угу»
С. «Ну пошли».
М. «А ты сама-то не боишься на гвоздь наткнуться? Вечно босиком бегаешь?»
Сестра, с детской непосредственностью в голосе: «Неа - не боюсь!»

Спустя 15 минут мальчик оказывается на пороге родительского дома. Мама не сразу слышит, что он вошел, папа где-то на чердаке.

М. «Помнишь, ты обещала? Мы вместе будем просить маму, чтобы она меня не ругала!»
С. «Да. Ты потихоньку иди в комнату, а я сандалии надену, а то мама всегда ругается, когда я с голыми ногами»

«Дима это ты пришел?», - на кухне перестает течь вода и раздается мягкий женский голос.

М. «Да. Обещай меня не ругать?»
Мама с кухни: «Что случилось?»
М. «Я наступил на гвоздь?»

Слышны шаги с кухни. Мама быстро заходит в комнату и видит, как сын сидит на стуле, рядом с ним лежит палка, ногу он забросил на ногу, на светлой подошве виднеется тонкое красное пятнышко.

Мама, с чуть сердитым лицом и легким раздражением в голосе: «Как ты умудрился?»
Мальчик, с поникшим голосом: «Только не ругайся. Мы с Катей лазили в погорелый дом»
Мама, почти шепотом: «С Катей
М. «Да! Она обещала, что тоже скажет, чтобы ты меня не ругала! Она сейчас зайдет и все сама расскажет!»

Мама смотрит в сторону шкафа, ее лицо меняется, на нем проступает тоска и грусть.

Мама. «Миша ты же знаешь, что Кати нет с нами уже как 2 года...»

Мама прерывает свою речь и вновь смотрит на шкаф.

М. «Она, наверное, боится зайти, потому что опять гуляла без сандалий, и ты будешь на нее ругаться»
Мама, с набегающими слезами на глаза: «Я бы никогда в жизни ее больше не отпустила от себя, если бы прямо сейчас она вошла в эту дверь. Даже бы взгляда с нее не сводила»
М. «Но это правда! Мы гуляли вместе! Это она подсказала взять мне палку!»
Мама, уже не сдерживая покатившиеся по щекам слезы: «Хорошо сынок. Катя всегда была умной девочкой. Давай посмотрим ранку?»

Мама выдавливает на своем лице улыбку и уносит сына на кухню обрабатывать рану. Затем она даёт сыну чай с медом, и он засыпает прямо на старом кухонном кресле. Мама тихо, чтобы не потревожить спящего и не привлечь внимание отца, идет к шкафу, на который она смотрела. Достает из него старые сандалики прижимает их к груди, и по щекам вновь начинают течь слезы.

Слышно, как отец спускается с чердака, затем он заглядывает на кухню и видит, что Миша спит, старается еще тише заглянуть в комнату и видит там жену.

Папа, не сразу замечая в руках мамы сандалии: «Что случилось?»
Мама. «Он проколол ногу об гвоздь, но ничего страшного, рану я обработала, и она не глубокая»
Чуть понизив голос и с вновь побежавшей по щеке слезе: «Он опять гулял с Катей. Он не хочет ее отпустить. Может и мы рано сдались? Может надо возобновить поиск?»
Папа, стараясь не выдать голосом или лицом свою невыносимую печаль: «Ты же знаешь — мы искали ее так долго, как только могли, обращались куда только можно: милиция, частные сыщики, колдуньи, экзорцисты! Мы должны принять действительность. Отпустить ее...»

Мама, прижимая сандалики к груди еще сильнее: «Как же она любила гулять босиком...».