Поиски и чувства

Людвиг засел в библиотеке, роясь в книгах. Посох стоял, прислоненный к стене. Он периодически скользил взглядом по нему, надеясь заметить свечение, что увидел два дня назад. Посох хранил молчание.
Дневной свет, лившийся через высокое стрельчатое окно, падал на стеллажи. Принц следил за движением света. Он провел в библиотеке несколько часов, надеясь избавиться от магии, что сам сотворил.
Вина за смерть архивариуса довлела над ним. Принц подносил к губам кубок с вином, надеясь запить горечь. На столе его ждали фрукты, к которым он не притронулся. Он услышал шелест платья и обернулся. Кассандра присела в реверансе, застыв на пороге, не решаясь войти дальше.
— Ваше высочество, — сказала она, — ваша матушка просила узнать, когда вас ждать к ужину.
— Никогда, — прошептал принц, делая глоток из кубка.
— Ваше высочество, — повторила Кассандра, — поделитесь со мной, что вас гложет, и я разделю с вами вашу печаль.
— Красивые слова, — усмехнулся Людвиг, — за которыми стоит жажда понравиться моим монаршим родителям, а не мне.
Кассандра подошла к нему. Она обняла его сзади за шею, намереваясь показать лаской, что она сочувствует ему. Её глаза округлились от ужаса, когда она увидела перед собой жизнь принца в череде сменяющихся картинок. Она заметила маленького мальчика, что тянулся к отцу, но получал отказ в любви и его всегда прогоняли. Она отпрянула, разомкнув объятия.
— Что-то случилось? — спросил принц, заметив, что она побледнела.
— Ничего, ваше высочество, — вымолвила Кассандра. — Мне стало вдруг нехорошо.
— Примите нюхательной соли, поможет, — посоветовал Людвиг.
Кассандра кивнула в ответ, направляясь к двери. После видений ей требовался отдых и покой. Она придерживалась за стены, чтобы не упасть в обморок перед женихом. Людвиг не встал, чтобы ей помочь. Она справилась сама, кое-как добредя до покоев. От увиденного в глазах стояли слезы. Служанка помогла ей прилечь, дала успокоительного настоя и Кассандра заснула.

Людвиг сомневался, что Кассандра родит ему здорового дитя. Она вела себя очень странно иногда, когда они оставались рядом, или когда он касался её. Что-то в её зеленых глазах неумолимо менялось. И Людвигу это совсем не нравилось. Решив, что у него игра воображения, он снова склонился над объемной книгой. К его ужасу, нигде не говорилось о том, что Мерлин может когда-нибудь умереть или передать силу своему ученику. Принц погряз в неразрешимости задачи – не у кого узнать, что делать с приобретенной им магией.
Он просматривал книги в надежде избавиться от непрошенного дара. Ни словечка. Ни единого упоминания о том, как разбудить силу и затем отправить её обратно. Он что-то упустил. Что-то важное.
— Ваше высочество, — проговорил знакомый голос, — позвольте разрешить ваши сомнения.
В библиотеке появился магистр Ордена Святого малыша. Принц не любил округлого старика с пухлыми ручками, что всегда приходил с советами, которых он не просил. Сегодня магистр нарядился в праздничную мантию – ярко-алый цвет, белые линии, складывающиеся в лилию (герб ордена). Наглухо застегнутый воротник, который обхватывал необъятную шею. Поверх воротника золотая цепь, подтверждающая его высокий статус.
— И чем вы мне поможете? — поинтересовался Людвиг, смотря в водянистые глаза магистра.
— Мой орден хранит сведения о Мерлине, что обучал вас, — сказал магистр с поклоном. — Моя библиотека к вашим услугам.
— Я не нуждаюсь в вас, — заявил Людвиг, во второй раз возвращаясь к книге, что он просматривал.
— Не верю своим глазам! — взвизгнул магистр, заметив посох. — Вы нашли посох, что делает обычного человека волшебником.
— И что?
— Посох находят только избранные среди расы людей. Вы же не думаете, что Мерлин сразу родился волшебником?
Принц скептически глянул на собеседника. На лице магистра написан восторг. Он явно что-то знает. Если он попробует, то он ничего не потеряет, а больше приобретет.
— Ведите в вашу библиотеку, — проговорил принц, устало потирая переносицу.
Магистр раскланялся и повел его по дворцу в самый низ. В полуподвальном помещении им открылась дверь, запечатанная незнакомым принцу символом. Магистр приложил ладонь к символу, и дверь открылась.
— Что это за магия? — не удержался от вопроса Людвиг.
— Древняя из ныне живущих, — туманно ответил магистр. — Её создал сам Мерлин.