Древнейшая история Месопотамии

15.05.2018

Месопотамия (греч. «Междуречье», земля между Тигром и Евфратом) представляет собой широкую неглубокую впадину, тянущуюся на северо-запад от Персидского залива и ограниченную Аравийским плато, Сирией, Армянским Тавром и Загросом. Регион делится на две части: Нижняя Месопотамия, где Тигр и Евфрат текут параллельно, и Верхняя, где они резко расходятся. Нижняя Месопотамия сама делилась на две части: юг (Шумер в узком смысле слова) и север (Ки-Ури, Аккад). Ранее считалось, что в древности граница Персидского залива проходила гораздо севернее, чем сейчас, и сдвинулась на юг из-за наносов ила Тигром и Евфратом; действительно, шумерские Ур и Эреду, сейчас далеко отстоящие от залива, в древности были портовыми городами. Однако выяснилось, что границы залива с древности практически не менялись, и лишь эстуарий Тигра и Евфрата был весьма широк и проходил так, что до речных пристаней в Уре и Эреду могли подняться корабли от залива.

Нижняя Месопотамия была наиболее плодородной частью Плодородного Полумесяца, но она была бедна минеральными ресурсами и деревом. К тому же масштабная ирригация (которую месопотамцы стремились по возможности развивать, не догадываясь о последствиях: жаркая сухая равнина вдоль течения рек и непроходимые болотные заросли при их устье делали здесь земледелие без ирригации изначально невозможным) приводила к быстрому засолению почв и падению урожаев. В конце концов засоление почв и аридизация климата привели к запустению Южной Месопотамии и ее крупнейшего центра - Вавилона.

Одна из главных особенностей геополитической карты Месопотамии - два постоянных «фронта»: на севере - северо-востоке - востоке от нее (где равнинные жители Месопотамии взаимодействовали с горцами - почти всегда враждебно) и на границе с Аравийским плато (откуда в Месопотамию волна за волной вторгались кочевники).

В VIII-VII тыс. до н.э. Верхняя Месопотамия была впервые заселена различными земледельчески-скотоводческими племенами, спустившимися сюда с окрестных гор - Загроса (носители т.н. хассунской и более поздней самаррской археологических культур, чья зона расселения тяготела к Тигру) и Армянского нагорья (носители халафской культуры, тяготевшие к долине Евфрата). В VI тыс. часть носителей самаррской традиции продвигается в Нижнюю Месопотамию и заселяют ее вплоть до Персидского залива, впервые осваивая эти области и построив здесь древнейшие известные нам огражденные поселения - протогорода. Самоназванием сложившейся здесь общности пришельцев с севера было, по-видимому, «су» (в науке закрепилось более позднее название этого народа - субареи). Традиция шумеров сохранила следы глухих воспоминаний о том, что субареи были их предшественниками, а впоследствии - симбиотами на территории Месопотамии. Нижнемесопотамскими субареями была создана особая, т.н. убейдская археологическая культура, уже знавшая металлургию меди, существовавшая в V - нач. IV тыс. до н.э. (т.н. «убейдское тысячелетие») и вскоре распространившаяся, вместе с расселением самих субареев, на земли от Центрального Загроса через Верхнюю Месопотамию и Сирию к Средиземному морю, а также на Северо-Восточную Аравию, включая Бахрейн. Вся эта огромная территория вместе с Нижней Месопотамией составила относительно однородную этнокультурную ойкумену субареев, известную позднее под шумерским названием «Субир» («Пространство су»). Именно субареи основали на юге Месопотамии города, которые мы впоследствии знаем как шумерские. Нешумерский и несемитский язык Месопотамии, известный по отдельным терминам и именам, встречающимися в шумерских текстах III тыс. (в науке его называют «прототигридским» и «банановым»), надо считать субарейским. Ему принадлежат имена некоторых древнейших божеств, усвоенных потом шумерами.

В начале IV тыс. до н.э. в Нижней Месопотамии расселяется новая народность - шумеры. Вопрос о прародине шумеров не разрешен до сих пор, так как язык шумеров не удается связать ни с одной из известных ныне языковых групп (хотя кандидатур на такое родство предлагалось множество, включая тибето-бирманские и полинезийские языки). Существует шумерский миф о происхождении всего человечества с острова Дильмун (совр. Бахрейн), но корни его неясны и нет оснований надеяться, что этот миф отражает исторические воспоминания самих шумеров о маршруте своего движения в Месопотамию.