Временами я кричал на неё за то, что она поломала мне жизнь

15.05.2018

В свои 40 лет я и не думал жениться. Девчонки регулярно появлялись в моей жизни, но желания связать с кем-то из них судьбу не возникало. Я считал себя свободной личностью, что мне не нужны никакие пелёнки и детские крики, хорошо зарабатывал и жил для себя. До тех пор, пока она не забеременела и не решила сохранить ребёнка.

Я не мог требовать от неё прервать беременность. Ей уже было около 35, ребёнок был первый и она совсем не хотела его терять. Я хотел вычеркнуть её из своей жизни, забыть всю эту ситуацию как страшный сон, но почему-то не смог, хотя и ужасно на неё злился. За то, что она связала меня по рукам и ногам. Да за то, что она вообще появилась в моей жизни со своей беременностью и нарушила мою свободу. Нет, Катя мне нравилась как женщина, но я совершенно не представлял её в роли своей жены и матери детей. Уж лучше бы всё оставалось так, как было, но исправить уже ничего нельзя. Она не требовала от меня жениться, но я чувствовал, что это сделать было нужно и в то же время не хотел терять свою свободу.

Когда я переехал к ней, то ужасно злился. Меня раздражало всё, от её родственников до квартиры, хотя мы жили отдельно ото всех. Временами я кричал на неё за то, что она поломала мне жизнь, что теперь я связан и что всё будет по-другому. Катя не предъявляла ко мне никаких требований и претензий, молчала, когда я кричал на неё и злился. Но постепенно моя агрессия как-то стихла. То ли я уже привык к новой роли, то ли совместное проживание оказалось не таким ужасным, как я себе его представлял. Но мы подали заявление и поженились. Свадьба была скромной, только в кругу близких людей. И вот кричащий малыш появился на свет. Нет, не могу сказать, что я полюбил его с первого взгляда, но мне стало как-то спокойнее. Заметил, что уже несколько дней я гуляю с ней вечером перед сном в совершенно спокойном настроении. Те страсти перегорели. Сейчас понимаю, что, если бы не решился на этот шаг, то вряд ли бы женился вообще. Да и на так страшен брак, как его малюют.