Поднять Россию – задача для студентов? Ну, можно привлечь еще журналистов и бухгалтеров (Момент истины-8).

19 June

Но так и я умею!
Но так и я умею!

Памяти Василия Михайловича Симчеры (этот и некоторые другие материалы подготовлены по его просьбе)

Косяком пошли студенческие работы на тему «Как надо развивать экономику в России».

Почему «студенческие»? Ведь их авторы – и высокие чиновники, и директора институтов, и доктора наук, и даже уникальные личности сразу с тремя высшими образованиями (лично таких встречал!).

Ладно, поясним. Вот пример студенческой работы на тему футбола. Тема – «Как выиграть футбольный матч?». Ответ в работе студента: Для этого надо обязательно забить гол в ворота противника.

И дальше – подробное объяснение, как этого стопроцентно добиться: выбрать правильного игрока, научить его бить точно в девятку не берущиеся мячи, указать ему место, с которого он должен бить, напомнить ему, чтобы он проверил, ровное ли это место, и т.д.

Все, студент свою задачу выполнил. Сделайте, как он сказал и будет результат: мяч с этой точки будет обязательно забит, игра будет обязательно выиграна.

И на уровне студента – он прав. Поскольку его не интересуют «прочие» разные вещи. Типа – как завладеть мячом, как дать пас бьющему игроку именно в эту точку, как не позволить игрокам противника закрыть этого забивалу от паса партнера, как не позволить защитнику поставить перед ним ногу, как убедить вратаря противника не сбивать этого забивалу с ног в момент удара по мячу, и т.д., и т.п.

Но все это – для студента не важно. Ему поставили вопрос – он на него ответил. Поставьте ему зачет.

Теперь – пример такого же студенческого подхода к такой, например, важной теме, как развитие авиастроения в России.

Есть вопрос? Есть решение! Надо разработать нацпроект, выделить деньги, создать центр (госкорпорацию), посадить туда нужных людей. И – ждать результата.

Но вот одно замечание. Так уже делали с Роснано, со Сколково, так уже «поднимали» АвтоВАЗ. Почему там эта модель не сработала? А если сработала – то где обратный поток прибылей в казну государства от этих проектов?

Для студента рамки понимания в этом авиапроекте – найти деньги, раздать, кому нужно, заказать чертежи и произвести образец продукта.

Вне рамок понимания студента – все остальное.

Первое – сколько будет стоить этот продукт, будут ли его по этой цене покупать. В романе А. Хейли «Колеса» проект нового современного автомобиля провалился и чуть не утопил и саму корпорацию только потому, что он не уложился на несколько центов в сметную стоимость, определенную рыночным маркетологом.

Отличный продукт, но конкурентный рынок его не принимает! Но для студента – все это совсем не важно.

Второе. Сколько единиц этой продукции способен принять рынок? Если в эксплуатации уже есть девяноста самолетов этой конфигурации и есть спрос еще на 10, то надо и планировать производство только этих десяти единиц. Сразу возникает вопрос – а какова будет цена производства одной единицы при выпуске такой малой серии? Не станет ли этот самолет дороже золота?

Третье. Есть нужда в самолетах этой модели, но есть ли на них платежеспособный спрос? Другими словами – есть ли деньги у потенциальных покупателей этих самолетов? Если это – госорганизации или госорганы, то они рассчитывают на бюджет. Значит, расходы на этот проект удваиваются: сначала государство дает деньги на разработку и производство этого самолета, а потом оно же дает деньги и его покупателям.

Вопрос не для студента: а не дешевле ли будет просто подарить деньги соответствующим чиновникам и пусть они купят себе личные самолеты или вертолеты? Мы, конечно, исходим из того, что госкарман – не бездонный, и есть условный силуанов, которые такие расчеты все время имеет в виду.

Вопрос четвертый – технологический. Все - просчитали, на самолет есть необходимый спрос, есть и деньги у заказчиков, разработан уже и сам проект самолета. Решено выпускать в год пятьдесят единиц такого самолета.

Но – как его производить? Изготавливать все сорок или пятьдесят тысяч деталей и узлов и собирать эти самолеты – все под одной крышей? Фактически – делать современный самолет «на коленке»? Заболел дядя Вася, спец по левому кронштейну – и весь завод сразу встал. Все ждут, пока он поправится. Годится такое?

Значит, у нашего самолетного предприятия должно быть определенное число предприятий-поставщиков. У «Тойеты» их – одна тысяча триста. И «Тойета» требует от них высочайшего качества – поскольку на смену каждому такому поставщику рынок предлагает еще два-три-четыре варианта от других производителей.

Самолеты – более сложная техника, поэтому таких предприятий-поставщиков должно быть не менее 4-5 тысяч.

А как такие предприятия должны выживать? Выпуская в год всего 50 деталей или узлов для данного самолета? Станки и работники на этом предприятии должны будут работать только 20-30 дней в году?

Пятый вопрос. Выпущенные в эксплуатацию самолеты нужно будет обслуживать – тесты, диагностика, разные регламентные работы. Если этих самолетов «в работе» мало, то все эти технари тоже должны будут работать только считанные недели в году. И как эти службы или фирмы будут выживать?

Шестой вопрос. Все нашли, все есть, а где кадры? Своих мы готовить перестали. Будем набирать мигрантов? Но хорошие специалисты в такой отрасли готовятся не за год, нужна и преемственность кадров. Иначе – самолеты и вертолеты будут падать, ракеты – не будут взлетать. Или – полетят не туда, куда нужно.

Студента все эти вопросы не интересуют. Он свое дело сделал. Заявил: стране нужны самолеты! Подсчитал: на их производство нужно выделить столько государственных средств. Разработал проект: создать госкорпорацию, набрать туда людей. Поставил условие: не воровать, для этого создать спецгосконтроль. Все, дальше он готов заниматься другим вопросом.

Но вот еще что не приходит нашему студенту в голову. Например – как в других странах целые отрасли развиваются вообще без государственных вложений?

Как «Боинг» строит свои самолеты без государственных инвестиций? Как Илон Маск осуществляет космические полеты, не обращаясь за помощью в казну и не ожидая объявления «прорывного» нацпроекта? Как до этого Билл Гейтс и Стив Джобс создавали целые отрасли без помощи профессиональных разработчиков «национальных проектов»?

Да, студент знает разницу между государственным производством и частным бизнесом. И у него есть все ответы на все вопросы. Студенты-гайдаровцы, видя экономические неудачи советского государства, провозгласили: Надо все отдать рынку!

Отдали. Прошло тридцать лет. Студенты-государственники, видя провалы рынка в РФ, провозглашают: Надо все вернуть государству!

Вот так все просто! Но одни студенты никак не могут понять, что если чиновники не умели развивать экономику в СССР, то они, и перейдя даже в рынок, будут все так же «не уметь» развивать те хозяйственные активы, которые они сумели перевести в свою частную собственность.

А другие студенты не могут понять, что люди, привыкшие воровать при нынешней системе управления экономикой, будут так же воровать, когда им скажут, что, вот, теперь везде госпланы и распределять надо не десятки и сотни миллиардов, а уже триллионы рублей.

И те, и другие студенты не могут объяснить, почему, когда в прошлом году государство вдруг решило начать выделять деньги на развитие экономики, то эти деньги ушли либо банкам - на их спекуляции, либо просто остались в бюджете.

И почему того же не случится с любыми новыми государственными вливаниями денежных средств «в экономику»?

Нам, конечно, говорят, что все эти новые вливания будут «жестко контролироваться», «постоянно проверяться», «оцениваться по их эффективности», и т.д. Да, будет больше контролеров, повысится цена «откатов» и «сливов», но зато неизмеримо вырастут и размеры «общего пирога» для коррупционеров и взяточников всех рангов и всех уровней.

Но студенты опять обращаются к нашему прошлому и говорят: а давайте возродим госпланы, вернем – пятилетки, ускоримся и за пять-десять лет догоним и обгоним и весь Запад, и всю Америку!

Но до студента опять не доходит, что госпланы действовали не лозунгами, а распределением реальных ресурсов. Если ставилась какая-то цель, то под нее соответствующими госснабами выделялись и металл, и стройматериалы, и энергомощности, и земельные участки, и лимиты на изготовление оборудования, установок, станков, производственных линий, и т.д. И только уже потом, «сверху» эти найденные и распределенные ресурсы «накрывались» деньгами!

А какими ресурсами располагает нынешнее государство? Возможностью напечатать деньги и за них все купить? У кого? У предприятий, которых давно нет?

Значит – за рубежом? Но тут наш государственный управленец сразу приходит к гениальной мысли: а зачем покупать станки и оборудование, когда можно сразу купить готовый продукт! Вот на этом вся наша «новая индустриализация» у нашего рыночно подкованного студента сразу и кончается.

Вот мы увязли в этом противоречии и что – выбраться из него никак нельзя? На самом деле, с входом в этот тупик и выходом из него все много проще.

Начнем с того, что основная задача наших новых студентов-государственников ясна и кристально прозрачна: нарастить государственные инвестиционные расходы и при этом самим сесть на их регулирование.

Если бы это было не так, то они должны были бы начать с совершенно другого – с разделения сферы деятельности государства и частного бизнеса. Именно так, как поступили в свое время китайцы.

Но тогда спор о роли государства и частного сектора вообще устраняется! Много государства или мало государства, это – ни о чем!

Атомные бомбы должно изготавливать государство. И только - оно. А майки шить должны частники. И только – они.

Если – подойти к делу так уж совсем утрированно.

Но главный смысл здесь понятен: надо просто четко определить, чем будет заниматься только государство. К примеру – федеральные дороги, порты, аэродромы, системы вещания, и т.д. И здесь частники – не ходят вообще!

И так же определить сферы деятельности исключительно частного бизнеса. К примеру – общественное питание, рестораны, гостиницы, легкая и пищевая промышленность, и т.д. И здесь нет места государству. Ни в какой форме!

А дальше – все просто. Пусть каждый сектор доказывает свою эффективность в борьбе, соревновании, исключительно с себе подобными: госструктуры с госструктурами, частные фирмы – с частными фирмами.

И разговор тогда тоже пойдет отдельный. Один – как нам обуздать коррупцию и как повысить эффективность работы государства и его структур. Особые меры, особые инструменты, особые средства.

И разговор другой – что нужно сделать, чтобы частный бизнес выполнял свои задачи – двигал развитие там, где у нас нет государства. Товары – для людей, на экспорт, новые рабочие места, прирост частных накоплений, и т.д.

И тогда мы увидим две простые вещи. Одна – что государства у нас чрезмерно много, и его надо сократить – и по персоналу, и по финансированию – минимум в три раза.

И другая вещь. Что частного производительного бизнеса у нас очень мало – зато много спекулянтов и лишних посредников (сравнить, например, с Германией, где до 60 % производства товаров дают малый и средний бизнес).

И что этих частных производителей надо как-то стимулировать.

Но неужели – просто давать им деньги?

Нет, на самом деле, две эти проблемы – как сократить расходы на государство и как увеличить объем финансов в руках частного бизнеса - решаются одной мерой: снижением налогов с любого производительного частного бизнеса.

А почему – только с частного? А потому, что государственного бизнеса на этом поле вообще быть не должно!

Вот оно - это решение. И оно настолько простое, что студенты обеих этих категорий его никак не могут увидеть.

Точнее – они и видеть его категорически не хотят, поскольку в этом случае у каждого «национального проекта» появляется не узкая группа начальников-распорядителей, а миллионы и миллионы «частников» - предпринимателей, бизнесменов, индивидуальных мастеров, кооперативных ремесленников, разных местных «кулибиных», «бренсонов» и прочих «джобсов».

А почему они сейчас не появляются? Да они появляются – только для этого им приходится предварительно уехать из России.

Тут меня уже хватают за руку: Да что вы тут плетете, у нас тоже полно всяких свободных зон и там бизнесменам предоставляется куча всяких разных льгот…

Ладно, тогда вот что я вам предлагаю: поезжайте в любую такую зону, поставьте там палатку, завезите машину досок и начинайте резать деревянные ложки. И продавайте их прямо через «Али-Баба» - по всему миру.

Сделали? А – теперь расскажите, что у вас вышло. Неужели у вас не спросили никаких справок, разрешений, регистраций, экспертиз, вы не имели визитов пожарников, санитарных служб, всяких росприроднадзоров (они ведь следят не только за Норникелем), и прочих смотрителей?

Вот вам и ответ. Поэтому в Китае частный бизнес – такой, а у нас – другой. Китайского частника боится сам Трамп, а российский частник может выжить и спастись, только приняв в близкие родственники прокурора или его жену.

Но студентам в правительстве и в оппозиции к правительству это все совсем не интересно!