А был ли «Атаман» Краснов? (Часть 2)

22 January 2019

Окончание. Часть 1.

__________

На статью Владимира Мелехова «О лжецах».

Чета Красновых поселилась на одном из красивейших курортов Грузии находящийся в 9 километрах к северо-востоку от Батума. Субтропики Божественной красоты, райский уголок вечного лета. Любимое место для работы М.А. Булгакова и Ильи и Евгения Петровых, а также многих творческих личностей. Забегая вперёд скажу, что 20 марта 1920 г. в разгар войны, имея германскую визу, на экспрессе Ревель-Берлин Краснов с женой покинет Россию навсегда. Остановится в замке герцога Лейхтебергского, имея огромный материал, в основном трагический и не без собственного участия созданный, он окунётся с головой в работу. И…чудо: уже в 1921 году выходит его знаменитый двухтомный роман «От двуглавого орла к красному знамени» объёмом 1500(!) страниц. Я возьму на себя смелость утверждать, что с учётом того, что Краснов как-то не проявлялся с декабря 1917 г. по январь 1918 г. он расписывал «Двуглавого орла», а по руководя Доном, в частности Донской армией, не выезжая на Царицынский фронт, но со слов и по фотографиям увидев «красные знамёна», красиво уйдя на Круге от ответственности за содеянное, он спрятался в тихом уголке Грузии, чтобы в самый разгар Гражданской войны в стране спокойно описывать «Красное знамя». То есть, как сказали бы сейчас: «готовил подушку безопасности». И в подтверждении моей версии сам Краснов в предисловии к своему роману «От двуглавого орла к красному знамени» пишет: «20 февраля 1919 года я прибыл на Зелёный Мыс подле Батума и поселился изгнанником на маленькой даче, без денег, без будущего, опять с ярким, красочным прошлым. Болезнь чёрной оспой сначала моя, потом моей жены, в суровом одиночестве, без врачей, без медикаментов. Жена ходила за мной, я ходил за женой - и подле никого. Синее небо, синее море, да мощный разгул тропической растительности. Я вынул роман уже с другими целями. Он не только должен был запечатлеть пережитое, но это был последний ресурс для жизни». Возможно, ещё одной причиной выбора Красновым данного места было то, что его родной брат Андрей Николаевич Краснов, являлся создателем в 1912 году Батумского ботанического сада. Он был талантливым ботаником, почвоведом, географом. Годы жизни: 20 ноября 1862 г. – 14 января 1915 г., похоронен в созданном им Ботаническом саду. Но у меня отложилась в памяти строка характеристики, данная А.Н. Краснову его современником-коллегой, прочитанная мной в «Википедии»: «Натуралист-художник А.Н. Краснов нередко делал совершенно недопустимые в строгих правилах современной науки промахи, работал быстро, интенсивно и крайне небрежно».

«Крайняя небрежность» учёного, писателя чаще не приводит к трагедии для окружающих, но «промахи» безответственной «небрежности» военачальника, решающего вопросы жизни и смерти подчинённых ему бойцов крайне преступны и непростительны. Права народная мудрость: «Гены пальцем не раздавишь».

Факты заболевания семьи Красновых чёрной оспой из независимых источников не подтверждаются, медики меня поддержат в том, что чёрная оспа, считается одной из самых опасных болезней в мире. Обладает высокой степенью заразности. Даже когда заражённый человек вылечивается, высок риск необратимых последствий: в большинстве случаев на месте язв, вызванных оспой, образуются шрамы из рубцовой ткани, обезображивающие заболевшего, а также возможно полная или частичная потеря зрения.

Утверждение Краснова, что данное заболевание было излечено «…в суровом одиночестве, без врачей, фельдшеров, без медикаментов», по меньшей мере, неубедительны. Я бы добавил: и без свидетелей. А вот желание Краснова вовремя уйти от ответственности, скрыться и поселиться «изгнанником на маленькой даче» с целью спокойного перенесения на бумагу содеянного им -наиболее вероятно.

В мае 1945 г., как будет подтверждено письмом Л.Ф. Красновой, он вновь вовремя подаст в отставку и им будет нанят «маленький домик под Лиенцем» с целью немедленного описания следующего трагического периода донцов, сценаристом и постановщиком которого являлся сам. В вышеуказанном предисловии к роману «От двуглавого орла к красному знамени» Краснов свидетельствует, чем действительно занимался на Зелёном Мысе: «Я заканчивал четвёртую часть романа, когда настойчивые мои просьбы о даровании мне великого счастья бороться за родину с оружием в руках были услышаны и я, оставив рукописи у верных людей, отправился на Северо-Западный фронт в армию Юденича. Там меня ожидали разочарования и новые впечатления. По политическим соображениям мне не было дано деятельной роли в армии Юденича, и я сделал весь поход в Гатчино и обратно без всякой работы. Я видел мёртвое Гатчино, мимо меня, отчасти через меня, прошли тысячи беженцев и пленных красноармейцев, солдат и офицеров, и новый тип офицера красного знамени появился передо мною. Я три месяца читал издания большевиков, их брошюры, газеты письма. Я получил новые впечатления и новые документы. В марте 1920 года, эмигрантом, после ликвидации Северо-Западной армии, я прибыл в Германию».

В армию Юденича в июле 1919 г. Краснов попал по ходатайству генерала Н.Н. Баратова, являвшегося, на тот момент, представителем Добровольческой армии и Вооружённых сил Юга России генерала Деникина в Закавказье (Тифлис). Прибыв в Ростов-на-Дону за документами, Краснов пытался встретиться с Деникиным, но тот отказал ему в приёме.

Закрывая тему «батумского заболевания» четы Красновых чёрной оспой. Хочу напомнить дату Директивы Оргбюро ЦК ВКП(б) – 24 января 1919 года и её последствия в этот период для замерзающего, голодного, расстрелянного Дона, как впрочем и всей России.

Мы видим, что Краснова как военного руководителя уже никто не воспринимает, его задача в этот момент состояла в сборе документального материала, бурно развивающейся трагедии Родины и, на всякий случай, находится ближе к спасительным границам Европы. В личном послании генералу Дмитрию Григорьевичу Щербакову от 25 декабря 1919 г. Краснов так описывает отношение к нему: «Меня приняли холодно и недоверчиво, и мне не нашлось места в строю». И это в разгар боёв генерала Юденича за Петроград!

Остались офицеры и генералы, которые сохранили воинскую честь и верность присяге, данной в первую очередь Богу, а потом уже бросившему армию и народ русский малодушному императору.

Остались с верным Воинством Христовым – казаками, солдатами, беззащитным населением, чтобы организованно обеспечить Великий Исход, спасти от расправы одурманенной массы революционеров-безбожников, всё ещё верящей, что можно потом добиться любви изнасилованной Родины-матери.

Не буду описывать белую или русскую эмиграцию шестилетней Гражданской войны в России (1917-1923 гг.), об этом в моей книге…

Поселившись с супругой в замке герцога Лейхтенбергского, Краснов спокойно приступил к освоению собранного с полей жатвы Смерти материала. Как я упоминал, в 1921 г. выходит его знаменитый роман «От двуглавого орла к красному знамени». В период с 1921 по 1939 год роман был переведён на 15 языков мира и его общий тираж, распространённый в странах Европы, Америки, Азии, составил более 2 миллионов экземпляров. Именно этот роман принёс Краснову всемирную славу и материальную стабильность.

На мой взгляд, чтобы создать живой образ историко-художественного произведения, необходимо полностью отстраниться от окружающей суеты, вжиться в образы создаваемых тобой героев, постоянно, не теряя цепь их забот и переживаний, жить в тот период написания их жизнью: чтобы создать 1500 страниц художественного произведения с раскрытием эпохи, событий и чувств героев, необходимо время и условия покоя. Но Краснов смог активно полемизировать с критиками его сношений с Германией, поддерживать конфронтацию с Добровольческой армией в лице А.И. Деникина, создать сепаратистскую, разрушающую Россию Донскую Республику и даже… воевал на Царицынском фронте, правда, не выезжая туда.

Между тем сытый, уверенный в себе, вновь устроившийся под крыло Германии, Краснов продолжил активно вторгаться в жизнь и обустройство брошенных всеми, эмигрантов России. В конце 1921 г. Краснов обратился к Врангелю, чтобы тот оказал давление на Богаевского с целью уступки поста атамана Войска Донского ему. Врангель поддержал Богаевского.

Выступая с громкими заявлениями, содержащими лишь словесные угрозы в адрес советских властей России, Краснов оправдывал и провоцировал ужесточение репрессий против казаков на Родине. Главный за границей «борец с большевизмом» - язык Краснова заработал.

В январе 1922 г. Краснов начал сбор подписей на созыв Войскового Круга, надеясь добиться перевыборов атамана. В феврале в Пловдиве собрался съезд казаков - «признание» Краснова не состоялось. Более того, созданные непосредственно Красновым станицы окончательно перешли к Богаевскому. После отстранения Краснова от атаманства уважающие себя офицеры и генералы перестали с ним общаться.

Вот кому надо верить в оценке его личности - современникам.

Весной 1922 г. Краснов вновь собирает подписи для созыва Войскового Круга. Однако из-за финансовых и политических затруднений он не состоялся. Африкан Петрович Богаевский пребывал Восковым атаманом до самой смерти. Для многих казаков он стал символом и … «последним Атаманом, избранным на Донской земле».

В ноябре 1923 г. чета Красновых покидает замок герцога Лейхтенбергского и переезжает во Францию.

В 1926 г. крупнейший русский славист, филолог, историк литературы Владимир Андреевич Францев (1867-1942) номинировал Краснова на Нобелевскую премию в области литературы.

По приходу Гитлера к власти большинство русских эмигрантов покидает фашистскую Германию.

В 1936 г. Краснов с супругой возвращается в Германию и получает германский паспорт. Антисемитские романы Краснова понравились Геббельсу и Розенбергу - главным идеологам Гитлера, он получает должность консультанта по «работе с казачеством». С 1921 по 1943 год.

Краснов опубликовал 41 книгу: однотомные и многотомные романы, четыре сборника рассказов и два тома воспоминаний. Использовав материал и впечатления в период нахождения на территории России, озлобившись на весь белый свет, состарившись (72 года), он по прежнему жаждет возглавить создание трагически-кровавых сюжетов, и даже ценой гибели вновь поверивших, не по своей воле оказавшихся на чужбине, казаков. Момент этот для Краснова настал - начало Мировой трагедии, Вторая Мировая война.

Ещё оставшиеся в живых на тот момент: А.И. Деникин, И.А. Ильин, Войцеховский, Бунин, Солоневич и другие, многие русские эмигранты, признанные авторитеты в разных областях наук выступили с предупреждением и призывом не участвовать в преступлениях Гитлера.

22 июня 1941 г. Краснов по неизвестным причинам присвоивший себе право быть официальным представителем казачества России, делает заявление: «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих Русской кровью. Да поможет Господь немецкому оружию и Хитлеру (так в тексте - прим. автора)! Пусть совершат они, то, что сделали для Пруссии Русские и Император Александр I в 1813 году».

В этом обращении Краснов совестливо, пока ещё, обращается от своего имени: «я прошу передать…» и предлагает казакам перед началом мировой трагедии противопоставить себя мировой цивилизации в наиболее яркой и влиятельной её части - еврейской. Далее недвусмысленно заявляет о предложении борьбы против власти в СССР - коммунистической, тем самым бросив ей вызов и дав аргументы для усиления контроля и гонений против казаков в России. Язык Краснова начал помогать фашистам открывать газовые вентили печей-крематориев, предлагая и казакам, взяв в руки оружие, стать соучастниками мирового преступления. Еврейские революционеры – «иудеи плоти», в отличие от «иудеев Бога, Духа» - палка в руках Божиих, наказывающая за отступление от заповедей Его. В Гражданскую войну в России многие согласились временно служить и работать на Ленина, Троцкого, Свердлова, так как необходимо было спасать Отечество от Германской оккупации. Да, еврей может гордиться тем, что всегда доблестно сражался с целым миром, хотя воевать ему пришлось со связанными за спиной руками. Египтяне, вавилоняне и персы наполнили землю шумом и великолепием, но затем растаяли как дым и исчезли. Греки и римляне унаследовали их громкую славу и тоже ушли в небытие. Другие народы приходили на время, высоко поднимая свой пылающий факел, но и он сгорел, и теперь они сидят в глубокой тьме, либо совсем исчезли. Еврей видел их всех, победил их всех, и сегодня он такой же как был всегда: не видно в нём упадка или старческой немощи, ослабление его энергии потускнения его живого и острого ума. Вот, несколько цитат личностей вошедших в историю человеческой цивилизации. Василий Шульгин, политический деятель (1878- 1976 гг.): «Если быть к евреям справедливым, но при этом настолько сильным, чтобы в них не нуждаться, от них не зависеть, то они будут друзьями и полезными согражданами». Уинстон Черчилль (1874-1965 гг.): «В Великобритании никогда не будет антисемитизма, потому, что англичане не испытывают комплекса неполноценности». Антисемитизм - это заболевание порождаемое нищетой и неспособностью достигнуть в жизни, благосостояния, богатства. Отошёл от заповедей Спасителя, согласился грабить и убивать в Смутное время-не ропщи потом, что потерял Родину, семью, жизнь. Сто лет прошло, а всё по прежнему. Трагический пример-Украина! Евреи заставляют насиловать, грабить, убивать, терять неньку?!

Свои планы вождь Германии Адольф Гитлер ни от кого не скрывал, в том числе и от Краснова: «… Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены». («Майн кампф» с. 556).

Краснов, абсолютно не понимающий своей ответственности за судьбы вновь обманываемых десятков тысяч людней, чтобы как можно прочней повязать не могущих влиять на процесс формирования его политики казаков, разработал и требовал публичного принятия следующего рокового для них, кощунственного текста присяги: «Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, перед Святым Евангелием в том, что буду Вождю Новой Европы и Германского Народа верно служить и буду бороться с большевизмом, не щадя своей жизни до последней капли крови. Все законы и приказания, от поставленных Вождём Германского Народа Адольфом Гитлером, начальников отданные, по силе и воле исполнять буду. В нём да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключении сей клятвы целую Слово и Крест Спасителя моего, Аминь». И понесло параноика, бывшего «верховного вождя Донской Армии и флота», бывшего слугу кайзера Германии Вильгельма II, умершего перед самым началом войны 4 июня 1941 г., а теперь холуйствующего провокатора и слугу «вождя германского народа»: «Пока Москва коряжится в судорогах большевизма и её нужно покорять железной рукой немецкого солдата» - примем с сознанием всей важности и величия подвига самоотречения иную формулу, единственно жизненную в настоящее время: «Здравствуй фюрер в Великой Германии, а мы казаки на Тихом Дону».

Несомненно, у читающих заявление Краснова создалось твёрдое убеждение, что казаки, от имени которых он выступал, в едином порыве с ним солидарны, а значит, осмысленно готовы в случае поражения ответить, даже ценой собственных жизней. Ленин повторял: «Враг моего врага - мой друг», Ленин брал деньги у Кайзера, врага русского царя, и Краснов брал деньги и оружие у того же Кайзера в годы Гражданской войны, правда в обмен на товары, а вместе добивали страну.

А.И. Деникин, в своей работе «Мировые события и русский вопрос, Путь Русского офицера» призывал не искушаться самим и не призывать окружающих втягиваться в преступление против народов России.

Как это трагично! Народы Европы, облачившись в фашистскую форму, не задумываясь, под бравурные марши шли оккупировать чужую им страну, чужой для них народ, он шли завоёвывать себе и детям землю. Будущее - красивое, светлое, сытое.

Казаки и русские за любовь к Отечеству, за которое погибали в спровоцированной гражданской бойне и которое превратилось в Советскую Россию, перестало быть для них «Отечеством», ибо большинство жителей её, не потерявших человеческий, облик продолжало жить в страхе, голоде, репрессиях. Жизнь ушла - народ остался.

Кирилл Михайлович Александров, кандидат исторических наук, сотрудник Мемориально-просветительского и историко-культурного центра «Белое дело» (Санкт-Петербург), в своей работе «Русские белые эмигранты – кто они?» указывает: «Россия за период с конца 1917 и до весны 1953 г. пережила демографическую катастрофу. Всего за 35 лет в нашей стране, самоназвавшейся, по выражению А.И. Солженицына, «советской», при этой власти, а зачастую и вследствие её политических и социально-экономических мероприятий, погибло более 50 миллионов человек. Эта чудовищная цифра складывается из суммирования основных категорий погибших. Численность каждой из них по отдельности в целом известна и может быть аргументирована либо демографическими расчётами, либо официальной статистикой, здесь мы их только суммируем:

- 7,5 млн. человек-жертвы Гражданской войны,

- 4,5 млн. человек-жертвы голода 1921-1922 годов,

- 6,5 человек-жертвы рукотворного голода 1933 года,

- 0,8 млн. человек - «кулаки», погибшие на этапах раскулачивания и в спецпосёлках для раскулаченных,

- примерно 1 млн. человек-контрреволюционеры (так называемая «58» статья), расстрелянные по политическим обвинениям в 1917-1953 годах,

- 27 млн. человек - жертвы локальных войн, конфликтов и Второй мировой войны,

- 1,3 млн. человек-жертвы голода 1947 года и послевоенной борьбы с повстанцами.

Некоторые категории установить до сих пор проблематично. Например, неизвестны оценки смертности от голода в сталинских колхозах в 1930-1940 годы по СССР, численность погибших при подавлении антиколхозных восстаний начала 1930 годов, численность «сактированных» заключённых-доходяг, умерших сразу же после формального освобождения и в статистику смертности в ГУЛАГе не включённых, и т. д. В целом это разве не катастрофа? В какой стране мира всего за 35 лет произошло что-то подобное?». Возникает вопрос: как могли «виновные» евреи физически уничтожить такую массу лучших, часто сословных людей? Нет на них вины. Вина на нас - «гоях-баранах», отошедших от заповедей Спасителя, и предавшимся власти «скотских похотей» данными Всевышним для надёжного сохранения «по образу и подобию» созданного творения Своего.

С начала очередного нападения на нас, уставшие, опустошённые, вымученные, помнившие ту светлую Святую Русь, были вынуждены невольно защищать серую, подлую, шайку, воровски захватившую власть, которая уничтожила основные свободы, разрушила семейные и религиозные принципы, все естественные ценности, лежащие в основе человеческого достоинства.

Посмотрите на кадры советской хроники первых дней войны, показывающие ополченцев в местах сбора: растерянные, угрюмые лица. Нет сил просто жить в коммуно-большевистском лагере, а надо идти умирать. За что?! За семью, за землю Русскую, свой дом, поля, горы, степи… может, когда-то они вновь заиграют красками Божественного света и примут Человека вольного, красивого, гордого, созданного и поставленного Всевышним, чтобы восхвалять Создателя и быть рачительным Хозяином всей этой созданной Творцом-Художником красоты.

Ни экономика, ни материальные блага не являются первичными. «Все дела его для рта его, а душа не насыщается…». Первична жизнь духа человеческого, его устремление к Богу, к Всевышнему, откуда Человек пришёл и куда он уйдёт на суд Божий после краткой жизни своей… Честь, Совесть, Воинская доблесть России - казаки, были раздавлены, осмеяны, глумливо низведены до крепостных рабов-колхозников. Трагедия казаков состояла в том, что пройдя все муки изощрённого ада большевистских пыток, когда на чаше весов находилась Родина, нельзя было выступать на стороне силы, которая изначально провозгласила уничтожение страны и её народов.

Но преступник, грешник в этой ситуации тот, кто в силу своего ума, образованности, владения информацией, осознавая это, вёл народ, в частности казачий, на очередное заклание.

25 июля 1942 года немцы входят в Новочеркасск.

В сентябре с санкции немецких властей собрался Казачий собор, на котором был избран Штаб Войска Донского (С ноября 1942 г. именовался Штабом Походного атамана). Начальником Штаба стал полковник Сергей Васильевич Павлов, начальником военного отделения был назначен войсковой старшина П. Духопельников, начальником политического отделения - есаул А. Сюсюкин.

Главным историческим документом организации стала, так называемая, Декларация Войска Донского от 15 ноября 1942 г.

С 5 на 6 июня есаул А. Сюсюкин, был переброшен через линию фронта к немцам, в руках которых уже был Таганрог. Попав к немцам, рассказав им о подполье, он попросил их направить его к Краснову, которому он обещал рассказать о возможности организации широкомасштабного восстания казачества. Сюсюкина, в сопровождении офицера немецкой разведки Кубоша, доставили в предместье Берлина - Далевиц, где представили Краснову. Сюсюкин в дальнейшем описал убранство дома Краснова и беседу с Красновым, которую закончил словами: «Пётр Николаевич просил меня передать донцам, что они всегда останутся для него самыми близкими, дорогими братьями и что сейчас спасение казачества зависит от немецкого народа и его вождя Гитлера». На прощание 31 июля Краснов передал для «размножения и распространения» на Дону специальное воззвание к казакам, в котором призывал к сотрудничеству с немцами и терпению, в случае если после введения германского самоуправления будут возникать какие-либо недоразумения.

Кстати, организатор и вдохновитель к поверившим ему и обречённым так на Дон и не приехал. Проездом был его племянник Семён Николаевич Краснов.

Управляющий иностранным отделом Казачьего национально-освободительного движения П.К. Харламов (не путать с Василием Акимовичем Харламовым, - прим. автора), после посещения Берлина в строго конфиденциальном письме к руководителю КНОД Василию Глазкову от 10 апреля 1942 г. сообщает, что для германских властей:

«а) казачьего народа нет и быть не может,

б) казачьего вопроса нет, и поставлен к разрешению он не будет,

в) казаками совершенно не интересуются те, от кого зависит будущая судьба Востока,

г) наконец, отношение к казакам скверное, т. е. совершенно такое же, как к остальной части русской эмиграции. Ни в одном правительственном учреждении отдельного особого референта по казачьим делам не существует… Являясь не фантазёром, а реальным политиком, я с очевидностью понял, что наше национальной дело стоит на мели и с неё сдвинуть дело нет никакой возможности».

Для одного из лидеров, изредка посещающего Берлин и кабинеты, в которых разрабатывалась и вершилась политика Третьего рейха, как настоящая, так и перспективная, уже 10 апреля 1942 г. чётко вырисовывалось отношение к казачеству Советской России, а Краснов, постоянно живущий в тихом предместье Берлина и обладающий более обширной информацией, продолжал бодро призывать казаков под свои и Гитлера знамёна.

В Новочеркасске к организации казачьих частей приступил Штаб Войска Донского во главе с Павловым. С октября 1942 г. была введена мобилизационная система. Под ружьё ставились все казаки от 20 до 45 лет. В ноябре Краснов призвал Павлова к формированию казачьих частей для вермахта общей численностью до 100 тысяч человек.

Возрастающий напор Красной армии после завершения Сталинградской битвы вызвал у определённой части казачьего населения состояние безысходности. Видимо, не надеясь на победу уже 2 января 1943 г. Эвальд фон Клейст образовал Кавказский штаб по эвакуации беженцев. Казаки и горцы Терека, Ставрополья и Кубани начали отступление. Написал слово «отступление» и ужаснулся: отступление откуда? С Родины! Вот как описывает это Евгения Борисовна Польская (урождённая Меркулова), родившаяся в Ставрополе, происходила из казачьего рода Ильиных станицы Суворовской, писатель, журналист. Зная о возможных преследованиях, покинула Ставрополь и семья Польских. «С Северного Кавказа с отступавшими немцами ушли тысячи и тысячи советских подданных. Уходили и те, кто действовал и те, кто понимал, что само их пребывание на оккупированной территории уже чревато Сибирью в будущем. В числе таких оказалась и я сама. Мы уходили не от своей страны, а от правительства, основной системой которого были репрессии…Кубань и Ставрополье - «русская Вандея» - уходили за немцами добровольно. Десятки сотен бричек заскрипели по степям в направлении Украины, Белоруссии и по указанию немцев спустились в Италию. Это был великий и последний в истории казачества «Отступ». ( Е. Польская, «Это мы, Господи, пред Тобою…»). Я, рождённый через 13 лет после окончания войны, будучи не причастный ни к чему, обязан был вплоть до 80-х годов заполнять в огромном бланке анкеты графу о нахождении на оккупированных территориях

Страна, вечно виноватых перед властью. Население бежало от коммуно-большевиков не воевать, против не менее звериной, чем гитлеровцы власти. Увидев обрушенный кусок колюче-бетонного забора, часть населения, женщины, старики, дети бросились в брешь, чтобы осмотреться, вздохнуть и, возможно, просто пожить обычной человеческой жизнью - увидеть небо голубое и траву зелёную. Но обречённо бредущих по пыльным дорогам бескрайних степей, умирающих от голода, зноя и жажды «врагов народа», «…предателей коммунистической Родины» бомбили с самолётов, давили прорывающимися танками. Согласно регистрации Казачьего комитета Дона, Кубани и Терека, созданного в конце июля 1943 года по председательством полковника Г.П. Тарасенко, с 25 января по 20 февраля 1943 года с Дона и Северного Кавказа эвакуировались 312550 человек (мужчин, женщин, детей), в том числе 135850 донских казаков, 93957 кубанских, 23520 терских, 11865 ставропольских, 15780 калмыков-казаков и 31578 горцев. По прибытии в Германию они попадали в руки патриотов-прохвостов, которые подводили идеологическую базу прибывшим и никому не нужным голодным людям.

А что Краснов?

Продолжает в Берлине писать книги и редактировать «казачий сборник», в котором восторженно комментирует успехи германского оружия, организует выход новых казачьих газет, свои публикации бессовестно, подписывает «Доской атаман генерал от кавалерии П. Краснов». В этот период печатает исторический очерк «История Войска Донского», выступает перед советскими пленными в лагерях, призывая их переходить на сторону Вермахта. Составляет «Декларацию Казачьего правительства». Напомню, что 16 мая 1918 г. на «сером» не полноценном Круге спасения Дона, Краснов был избран атаманом, через месяц начались возмущения преступными действиями Краснова и после уничтожения им Донской армии, а значит и Православной Родины, поняв что «заигрался» и пора бежать - 2 февраля 1919 г. демонстративно отказывается от должности атамана, сбежав в Батум (Зелёный Мыс) с целью переложения на бумагу содеянного. Атаманом он скандально пробыл около 9 месяцев, для периода принятия активных судьбоносных решений и боевых действий это большой срок. Но в безграничной подлости своей продолжал представляться «атаманом».

10 ноября 1943 г. германское имперское правительство объявило Декларацию о казаках за подписями начальника штаба верховного командования В.Кейтеля и рейхминистра восточных областей А. Розенберга. Проект её подготовили референт политического отдела Министерства по делам восточных территорий доктор Н.А. Гимпель и Краснов. В которой, в частности, указывалось: «…Германская армия нашла в вас честных и верных союзников...».

31 марта 1944 г. в Германии создаётся Главное управление казачьих войск, начальником поставили Краснова. В рамках ГУКВ Краснов пытается, по крайней мере, формально, объединить всех казаков. Дальше - больше, Краснов объявляет ГУКВ - Казачьим правительством, а себя, не дождавшись законного избрания атаманом, провозглашает: «Верховным атаманом-президентом». Вот откуда пошла мода на сегодняшних «Верховных». Ждём в ближайшее время «Верховного атаман-президента», но боюсь Наш Президент не поймёт и у «Атаман-президента» возникнут проблемы. 2 августа 1944 г. Верховный атаман-президент Краснов издал приказ №8 об объединении всего казачества в одно целое. Это он считал верхом своих достижений в эмиграции. Однако сформировать правительство Краснову не удалось. При активном влиянии начальника штаба ГУКВ генерал-майора Семёна Краснова и референта Восточного министерства и немецкого представителя в ГУКВ доктора Николая Гимпеля соглашение было аннулировано приказом №6 от 29 августа 1944 г. Возможно, отказ от создания «казачьего правительства» был обусловлен тем, что германские власти (или часть их) в то время уже сделали ставку на Власова, а не на Крснова.

На мой взгляд, племянник Краснова Семён Краснов понимал: старческий маразм крепчает и надо спасать невольных подчинённых от навязанного им «Верховного атамана-президента». 17 июня 1944 г. в стычке с партизанами на территории Белоруссии погиб походный атаман Казачьего Стана С.В. Павлов. Ещё в январе 1944 г. из Проскурова (Западная Украина) в Новогрудок отправилась боевая группа полковника Медынского (до 4000 казаков) для организации и приёма казачьих семей и локализации партизан. Необходимо подчеркнуть, немецкое командование всегда прокладывало маршруты движения и расположение Казачьего Стана по местам наибольшей концентрации партизан. 22 мая 1944 г. Казачий Стан прибыл в Новогрудок из Каменец- Подольска. Командование Вермахта предоставило для размещения казаков 180 тысяч гектаров земельной площади в районе городов Барановичи-Слоним-Ельня-Столицы-Новогрудок. Штаб расположился в Новогрудке. Не взирая на скудный запас стрелкового оружия, которым снабдили их немцы, имеющегося добытым в боях советского оружия, казаки сумели держать партизан на расстоянии. Не смотря на сохранение традиционных полков и чинов, казацкие формирования были не более чем отрядами самообороны. Вскоре после гибели Павлова началась наступательная операция «Багратион» и Казачий Стан был вынужден переместиться в Польшу, а позже по направлениям с наибольшей концентрацией партизан в Северную Италию. Но как не приняв участия в Степном походе, не появившись на Царицынском фронте, ни в захваченном немцами в 1942 г. Новочеркасске, Краснов не появился и здесь. Без встречи с Красновым люди пребывали в неведении, посланный В. Науменко, не обладал полномочиями принятия серьёзных решений. Участники событий того времени утверждают, что, только увидев на возвышенности красноармейцев люди бросились спасаться в Беловежскую Пущу. В скором времени от голода погибли многие лошади, так как девственный лес был настолько густым, что под деревьями без солнечного света не росла трава, являющаяся кормом. По Лиенцу и окрестностям, есть примерные данные, но сколько погибло при неорганизованном спасении бегством в лесах Белоруссии данных нет. Это внутреннее дело и тайна Родины, и архивов НКВД. После Польши Казачий Стан с 29 августа по 30 сентября 1944 г. стал прибывать в Северную Италию.

К слову, когда говорят о жестокости казаков в отношении итальянцев, в частности партизан, это ложь. 5 мая 2005 г. в городе Верценьисе, на севере Италии, была открыта мемориальная доска с изображением, Краснова, как человека олицетворявшего, на тот период, по определению итальянцев, казачество. Этим поступком народ Италии отделил истинных оккупантов, немцев, которым мемориальные доски никто никогда открывать не будет, от мучеников-казаков России - жертв коммунистической и нацистской диктатур…

20 июля 1944 г. на Адольфа Гитлера было совершено неудачное покушение. Сразу же после попытки покушения Краснов издал специальный приказ по казачьим войскам (№5 от 22 июля 1944 г.) в котором подчеркнул, что: «Господь спас нашего вождя», а заговорщиков назвал «слабыми, трусливыми, бесконечно подлыми, гнусными людьми».

Одновременно он направил телеграмму самому фюреру, текст которой был опубликован в приказе: «Казачьи войска, перешедшие на сторону Германии и вместе с ней сражающиеся против мирового еврейства и большевизма, с глубоким негодованием и возмущением узнали о гнусном и подлом покушении на вашу жизнь. В чудесном спасении вашем они видят великую милость всемогущего Бога к Германии и казакам, вам присягнувшим, и залог полной победы вашей над злобным, жестоким и не стесняющемся в средствах борьбы врагом. Казаки усугубят рвением своего служения для спасения Германии и Европы от большевистской заразы. Живите многие годы, наш вождь Адольф Гитлер». Поражает провокационная подлость Краснова. Европа и Россия в руинах, десятки миллионов убитых и замученных. Любой здравомыслящий человек только за выражение здоровья и поддержки мировому главарю убийц Гитлеру готов был разорвать в клочья «добродетеля», не посчитав это за грех. Но это не Краснов выражает сочувствие, а видите ли, «казачьи войска» обязали его.

Многие национальности принимали участие в войне на стороне Гитлера и в этот период их лидеры, видя несомненное поражение Германии и совестливо, национально-ответственно понимая свою ошибку перед поверившими им, дали команду: «растекаться по миру». Спустя месяц в приказе №10 от 20 августа 1944 г. Краснов пишет: «12 августа… получена следующая телеграмма: «…Фюрер и главнокомандующий армией поручил мне передать вам его сердечную благодарность за ваши пожелания счастья по поводу неудавшегося покушения. Подписал полковник Шухардт». «Казаки! Внимание к нашему общему искреннему и сердечному пожеланию счастья фюрера заставляют нас всех заедино слиться в одну несокрушимую стену казачьей семьи». Необходимо отметить, что, в отличие от Краснова периодика Русской освободительной армии ограничилась формальными дипломатическими заявлениями. Власов воздержался от изъявлений верноподданических чувств.

6 июня 1944 г. мощный десант США и Англии пересёк Ламанш ,положив начало открытия Второго фронта против Германии на севере Франции. Нацистская Германия вползала в состояние краха. Третий рейх разваливался на глазах.

И вновь как в далёком 1918 г., когда рушились Россия и Дон, отряхнувшись от пышной словесной мишуры Краснова, прозрев, казаки судорожно предчувствуя погибель свою, стали самостоятельно искать выход, искать лидера, который выведет их и их семьи из безысходности и уже явно осязаемой смерти. Но сейчас им противостоял победивший Дьявола смерти весь цивилизованный мир. И выбор был невелик - идти под командование «русского» Власова. И как когда-то Краснов бросает остатки уничтоженной им Донской армии, так и теперь он плавно профессионально уходит в сторону, не пытаясь принципиально удерживать казаков от ухода к Власову, как когда-то преступно запоздало к «русскому» Деникину. Власов являлся не менее преступной фигурой, на головой которого уже незримо раскачивалась петля возмездия.

В декабре 1944 г. теряя ощущение реальности под страхом надвигающейся расплаты Краснов опубликовывает свою статью «Где Россия?», наполненную антисемитизмом и злобой. Приведу из неё только одну строку: «Россия и русские уплыли с Врангелем на корабле в эмиграцию…». Но, за полгода до организованной Врангелем спасительной эвакуации войск и гражданского населения обезумевшей России из Крыма, Краснов в разгар Гражданской войны, когда ещё можно было организовать сопротивление, изменив идеологию войны, покинул Россию. Его «генералы» - командующий Донской армией Денисов и начальник штаба Поляков уже, в феврале 1919 г. сбежали в Турцию, «наслужив» каждый по «вагону-салону». Польша в 1921 г. смогла разгромить Красную армию, под руководством Тухачевского, который в отместку за поражение безжалостно «победил» в подавлении матросов Кронштадского мятежа, а позже, летом 1921 г., одержал сокрушительную «победу» в военной кампании, уничтожив посредством применения газовых атак восставших от голода и зверств Тамбовских крестьян.

Генералы П. Врангель, А. Кутепов, Е. Миллер, И. Романовский, А. Дутов, Я. Слащёв-Крымский, А. Бакич, Р. Унгерн, А. Колчак, в ходе различных тайных операций были уничтожены советскими спецслужбами, а ярый «антисемит» и «активный борец с большевизмом», Краснов оставался невредимым до определённого момента, когда выработал свой ресурс и стал не нужным…

Видя стремительное наступление Советской армии, 9 февраля 1945 г. чета Красновых спешно покидает Берлин и отправляется в Италию, город Алессо.

Положение Краснова становится шатким, соратники-казаки стали открыто выражать недовольство и обеспокоенность своим неопределённым положением. 25 марта 1945 г. в городе Вировитице состоялся съезд казаков-фронтовиков, которые решили ликвидировать ГУКВ и присоединится к Русской освободительной армии (РОА), влившись в состав Вооружённых сил Комитета освобождения народов России (КОНР) Русской освободительной армии А.А. Власова. История со сдачей Крсновым остатков Донской армии «русскому» Деникину, а теперь остатков казачьих частей «русскому» Власову, «борца» за казачьи интересы и самостийность, зеркально повторилась.

Теперь надо было выдержать сценарий начала 1919 г. в России, обиженно-возмущённо и красиво уйти, обвинив всех в непонимании величия замыслов и недостойности их, бывших подчинённых Краснова. 16 марта 1945 г. (менее двух месяцев до подписания Акта о капитуляции Германии - прим. автора), в газете «Казачья земля» Краснов публикует открытое письмо Власову, но, как когда-то, в далёкой России, для несчастных, заболтанных, одураченных и брошенных на произвол победителей людей, вновь «Аннушка уже разлила масло». С 4 по 11 февраля 1945 г. в Ялте, в Крыму, состоялась конференция «Большой тройки» - Сталин, Рузвельт, Черчилль. Среди них также находился министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден, сыгравший зловещею роль в судьбе русской эмиграции. Краснов, навязавший себя в лидеры, не заботясь о спасении казачьих семей мигрантов, как когда- то с Деникиным, а теперь с Власовым, вступает в ненужную полемику, преследуя одну цель - оправдать себя. Не буду приводить полный текст данного письма, вот его часть: «Нашей кажущейся размолвкой воспользовались большевики. Через своих агентов и заблудших казаков, авантюристов, личное самолюбие и выгоды ставящих выше блага Родины, они сеют смуту, говоря, что казакам следует отойти от своих вождей и начальников, идущих с немцами, и перейти к Вам, делающему Русское дело без немцев.

Они возбуждают ненависть к немцам, подрывают доверие к Германской армии.

Они говорят, что в Штабе Казачьих Войск и в станицах засели заскорузлые старики, которые только и думают подвести Казачество под протекторат Германии, и одновременно распространяют волнующие казаков слухи об успехах Вашей армии, подошедшей к самой Москве?!... Казаки сознают, что после победы Россия останется под наблюдением и покровительством Германии. Казачьи Войска, самостоятельно развиваясь, будут пользоваться помощью немцев, как союзники Германии». Разве здоровый человек может такое писать под звуки канонады сравнивающей Берлин с землёй?!

Казаки, видя, что Краснов в критический момент надвигающейся трагической развязки ничего не предпринимает для поиска путей выхода из создавшейся неопределённости статуса казачьих частей, а только занимается демагогией противопоставления казаков русским, просят Власова ускорить процесс вхождения казачьих структур в РОА. Власов отдаёт приказ о формировании при штабе Вооружённых сил Комитета освобождения народов России Управления казачьих войск, назначив его начальником Донского войскового атамана за границей генерала Григория Васильевича Татаркина (1873-1947 гг.). Г.В. Татаркин воевал на фронтах Гражданской войны в России. Эвакуировался из Крыма в ноябре 1920 г. В 1941 г. зарубежный Донской атаман граф М.Н. Граббе предсмертным распоряжением назначил его своим заместителем, но во время Второй мировой войны генерал Татаркин не имел возможности проявить себя в качестве главы донцов и оставался Донским атаманом только по имени. 23 марта 1945 г. Управление казачьих войск при КОНР было составлено «Положение об управлении казачьими войсками», согласно которому руководящим органом казачества становится Совет казачьих войск, состоящий из походных атаманов и начальника штаба Управления казачьих войск, Председатель Совета подчинялся Власову, главнокомандующему и председателю КОНР.

В Положении указывалось, что: «… казачество, являясь одной из составных частей России… входит в подчинение Главнокомандующему вооружёнными силами и председателю Комитета Освобождения Народов России генерал-лейтенанту Власову».

22 марта 1945 г. в выступлении по радио генерал-майор Науменко, официально заявил о подчинении кубанских казаков Власову.

20 апреля 1945 г. А.А. Власов издаёт приказ следующего содержания:

«1. Всеказачий съезд, состоявшийся 24 марта 1945 г. единогласно принял решение об объединении Казачьих войск в ВС КОНР.

2. Все казачьи войска входят отныне в состав ВС КОНР и поступают в моё подчинение как председателя КОНР и Главнокомандующего ВС КОНР.

3. Походным Атаманом Казачьих войск Съезд избрал генерал-лейтенанта Гельмута фон Паннвица.

Приказ объявить всем соединениям, частям и учреждениям ВС КОНР».

Походный атаман Казачьего Стана Т.И. Доманов направил Власову письмо, в котором объявил о передаче Казачьего Стана в его подчинение.

Преступление Краснова ещё и в том, что казаков он бросил даже не «русскому» Власову, а по его безразличию они попали «под занавес» Второй мировой войны под командование группенфюрера СС и генерал-лейтенанта войск СС немца Гельмута фон Паннвица, что во много раз повысило уровень ненависти мировой общественности к казачьему народу-мученику. Воистину казаки не побеждены - они преданы. И предаются они по сей день лукавой «красновщиной».

28 марта 1945 г. последовал ответ на открытое письмо Краснова, опубликованное 16 марта 1945 г. в газете «Казачья Земля», Власову. Подписали это открытое письмо генералы Татаркин и Науменко, а также другие представители казачьей эмиграции. Не буду приводить полный текст этого ответа, но одна фраза обречённых, брошенных всеми говорит о многом: «… в то время как Вы берёте на себя смелость от лица казачьей массы утверждать, что после победы над большевизмом Россия «останется под покровительством и наблюдением Германии». Часто слово, фраза современников, непосредственных участников исторических событий далёких времён по правдивой значимости имеют большую силу и значение для ищущих истину потомков, чем исторический научный труд, либо нескончаемые исторические романы по данному факту. Фраза Татаркина и Науменко, обвиняющая Краснова в том, что он берёт «… на себя смелость от лица казачьей массы утверждать», говорит о многом. Говорит о безответственности и безграничной подлости Краснова в отношении казаков и их семей, находящихся на чужбине, поверивших ему, но не имеющих никаких рычагов влияния на него. И болезненное холуйство Краснова «от лица казачьей массы» перед Гитлером, олицетворявшим боль и ненависть всего человечества, страшной силой мирового возмездия ударит по казачьему народу и всей вынужденной и добровольной русской эмиграции. Брошенные люди скитающегося Казачьего Стана, подвергшиеся нечеловеческим мукам и выданные на расправу Сталинскому режиму - полностью его вина.

Запад, выдавая около 2,5 млн. человек на убийство Сталину, большинство которых никоим образом не участвовало в боевых действиях, а часть являлась признанными Лигой Наций политическими эмигрантами и не подлежащими насильственной выдаче большевикам, уже тогда начал Третью мировую войну, нейтрализуя миллионы потенциального противника и десятки миллионов не рождённых от них патриотов. Маргарет Тэтчер в бытность свою Британским премьером выразила «сожаление» по поводу насильственных депортаций на верную смерть казаков «и других антикоммунистов» из английской оккупационной зоны в СССР в 1945-1946 гг. и принесла за это свои извинения их оставшимся в живых родственникам.

Хочу дать свой комментарий сформировавшемуся штампу: «казаки - фашисты, коллаборационисты, пособники Гитлера...».

30 декабря 1942 г. командование Вермахта отдало приказ о формировании «легионов» из добровольцев различных национальностей СССР, сначала четыре, а затем шесть легионов были полностью интегрированы в Вермахт, получив тот же статус, что и европейские легионы. Размещались они на территории Польши:

- «Туркестанский легион» - казахи, киргизы, узбеки, туркмены.

- «Мусульмано-Кавказский легион» (позже переименованный в Азербайджанский легион), - 40 000 человек.

- «Северокавказский легион» включал в себя 30 различных народов Северного Кавказа. Сформирован в сентябре 1942 г. насчитывал более 5000 тысяч добровольцев в него входили осетины, чеченцы, ингуши, кабардинцы, балкарцы, табасаранцы и другие народы региона.

- «Грузинский легион». Данный Легион существовал ещё с 1915 по 1917 гг. и при первом своём формировании был укомплектован добровольцами из числа грузин, оказавшихся в плену в период Первой мировой войны. Во время Второй мировой войны «Грузинский легион» пополнился из числа советских военнопленных грузинской национальности.

- «Армянский легион» (18 000 человек). Руководил Легионом Драстамат Канаян, ( «генерал Дро»). Канаян перешёл на сторону американцев в 1945 г. Последние годы своей жизни провёл в Бейруте, скончался 8 марта 1956 г. был похоронен в Бостоне. В конце мая 2000 г. тело Драстамата Канаяна было перезахоронено в городе Апаране, в Армении, причём возле мемориала воинам-героям Великой Отечественной войны.

- «Волжско-татарский легион» («Идель-Урал») состоял из представителей поволжских народов (татары ,башкиры, марийцы, удмурты, чуваши). Больше всего было татар. В соответствии с политикой Вермахта, эти Легионы никогда не объединялись. Как только они завершали свою подготовку в Польше их по отдельности отправляли на фронт.

- «Калмыцкий легион». К концу 1944 г. численность данного легиона составила около 5000 человек.

- Крымские татары. В течение января 1942 г. было завербовано более 8600 добровольцев- крымских татар. Летом 1944 г. из остатком крымско-татарских частей в Венгрии был сформирован «Татарский горно-егерский полк СС», который вскоре был переформировав «1-ю Татарскую горно-егерскую бригаду СС», которая была расформирована 31 декабря 1944 г. и 31 декабря преобразована в боевую группу «Крым», влившуюся в «Восточно-тюркское соединение СС». А стоит ли описывать «сотрудничество» СССР и Гитлеровской Германии в экономической и военной области перед началом 2 мировой войны.

В одной из радиопередач к юбилею Международного Трибунала, журналист Лев Израилевич Ройман определённо высказался на тему споров о правомерности репрессий в отношении казаков за участие в вооружённой борьбе с СССР в 1941-1945 гг.: «Нюрнбергский трибунал признал виновными все части, все ответвления СС, за одним редчайшим исключением-это кавалерийские части… Поскольку идея коллективной вины Нюрнбергскому трибуналу была чужда, он допустил возможность для национальных трибуналов в каждом отдельном случае освобождать от ответственности лиц, которые, хотя и были в эсэсовских организациях и частях, но не были там добровольно…». Казаки 15 Казачьего Кавалерийского Корпуса, приписанные против своей воли к войскам СС, которые этого факта никогда не признавали, признаны Международным Трибуналом невиновными. Казаки открыто выражали не признание их передачи в ведение СС. Именно после этого все казачьи части стали демонстративно носить казачью форму. Документы (личная книжка казака) так и осталась у них по общевойсковому типу. Никто из личного состава корпуса не состоял в организации СС. В принятой структуре СС «корпуса» вообще не было. Данные части состояли из дивизий, полков, батальонов, рот и т. д. Если, даже согласиться с фактами причисления 15 ККК к войскам СС, легко увидеть, что фактически и юридически корпус состоял по этому ведомству лишь один месяц. Весьма суровый в отношении к нацистским преступникам Международный Военный Трибунал фактически освободил казаков 15 ККК от ответственности. Для окончательного прояснения вопроса обратимся к документам. Сборник материалов «Нюрнбергский процесс», в восьми томах, издан в 1987 году официальным советским издательством «Юридическая литература». Вот другой документ: «Материалы Нюрнбергского процесса и документы о военных преступлениях в период Второй мировой войны». №10 стр. 298. Итак, в приговоре Международного Военного Трибунала Ю37 – СС как организация однозначно признаётся преступной. И тут же юридически однозначно исключения: «Рассматривая вопрос об СС, Трибунал включает сюда всех лиц, которые были официально приняты в члены СС, включая членов Общей СС, войск СС, соединений СС «Мёртвая голова» и членов любого рода полицейских служб, которые были членами СС.

Трибунал объявляет преступной, согласно определению Устава, группу, состоящую из тех лиц, которые были официально приняты в члены СС и перечислены в предыдущем параграфе, которые стали членами, зная, что эта организация используется для совершения действий, определённых преступными в соответствии со статьёй 6 Устава, или тех лиц, которые были лично замешаны как члены организации в совершении подобных преступлении, исключая, однако, тех лиц, которые были призваны в данную организацию государственными органами, причём таким образом, что они не имели права выбора, а также тех лиц, которые не совершали подобных преступлений». Обращает на себя внимание фрагмент решения Трибунала о непризнании виновности тех, кто был вовлечён в СС таким образом, что не имел фактически права выбора. Безусловно, это исключение в полной мере относится к казакам 15 ККК - их причислили к войскам СС вопреки их протестам. Речи обвинителей от СССР по делу преступных организаций печатаются подробно, но обвинение ещё не есть приговор. Советские официальные лица от юстиции обвиняли во многих «преступлениях» своих граждан, на протяжении десятилетий... И сколько потом пришлось оправдывать, реабилитировать... посмертно. Если даже ребёнок, находившийся на оккупированной территории, вызывал подозрение у власти, которая своими репрессиями по отношению к населению и уничтожение основной части командного состава в 1937 году, спровоцировала Германию на нападение. В официально вступившим в силу приговоре Международного Трибунала по 15 ККК как участнику преступлений нацистов нет ничего. В разделе «Обвиняемые организации», статья 10 Устава Международного Военного Трибунала, гласит: «Решение о признании преступного характера обвиняемой организации является окончательным и не может подвергаться оспариванию на любом последующем процессе по делу отдельных членов организаций». Несравненно большее количество казаков мужественно сражались в рядах Красной Армии, не только против Гитлеровской Германии, но и против примкнувшей к ней Европы. Но… погибали казаки, а в списках погибших считались «русскими». Погибали вынесшие основную тяжесть войны славяне, а в списках значились безликими «советскими». Надеюсь, что наша казачья интеллигенция рассмотрит данный юридический факт более подробно. Только, желающие гибели России, а значит и всей её многонациональной семьи народов, могут продолжать глумиться над державным, сословным, а значит привилегированным, казачьим народом. Наше многонациональное Отечество спасут Христианская любовь и Исламское серьёзное отношение к жизни. В официально оформленных документах по численному и национальному составу военнопленных в СССР за период с 22 июня 1941 г. по 2 сентября 1945 г. немцев 2 389 560, и к удивлению - представителей еврейского народа 10 173 человека. В данном списке почти все государства Европы. Правда, не имеющих государства цыган 383 человека. У «советских» добровольцев, возможно, была обоснованность и аргументация - репрессии коммуно-большевиков, но участие еврейского народа на стороне нацистов в разгар Холокоста, двойное преступление перед своим народом и народами спасающими мир от психопата-убийцы Гитлера. Участие европейских народов не может быть оправдано, ибо цель одна: за счёт убийства обвинённой в наличии «жидов и коммунистов» России, обеспечить себе и своим детям спокойное, сытое будущее. Но в который раз повторю: не соблюдение миром «спасительных» заповедей Спасителя приведёт к гибели человеческой Цивилизации, а может быть и Мира: Господь, Всевышний, Бог, Абсолютный Разум закроет неудавшийся проект с сотворением «по своему образу и подобию» Человека.

Казаки России пережили страшное время. Покинутые императором, не отказались от борьбы за общечеловеческие идеалы свободы и демократии. Вынужденно превратились в изгоев, отчаянно сохраняя Веру в Господа, воинские традиции и личную храбрость. Без Родины, без флага. Их предали все. Жизнь воздала им сверх всякой меры. «Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот диявол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас... Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни» (Откр.2:10). Эту заповедь Спасителя в полной мере можно отнести к казачьему народу моей многострадальной Родины, заслужившего вечную жизнь с Богом и Венец признания - Венец Божий.

Подробно об этом в моей книге.

8 мая 1945 года побеждённая гитлеровская Германия подписала Акт о безоговорочной капитуляции. Война в Европе была окончена. 12 мая 1945 года подписан приказ о роспуске Русской освободительной армии (РОА).

Я прошу читателя обратить внимание на один документ. Казаки и иные граждане Советской России, рождённые свободными, руководствуясь выработанным столетиями человеческим принципом: если у тебя не хватает сил выстоять, пусть хватить гордости не покориться, уходили в открывшуюся дверь на Запад. В большинстве своём не воевать, а избавиться от противного духу человеческому безбожного, рабского существования под игом богоборческой власти.

А как вёл себя в эти роковые дни, решающие судьбы миллионов эмигрантов, главный проповедник нацизма, неистово восхвалявший международного преступника Гитлера, Краснов?

Вот выдержка из письма-воспоминания жены Краснова, Лидии Фёдоровны, написанного 6 ноября 1957 года и опубликованного Вячеславом Григорьевичем Науменко в своих мемуарах «Великое предательство». Из письма Л.Ф. Красновой от 6 ноября 1947 года:

«Случилось это ужасное 28 мая. Пётр Николаевич за несколько дней до этого подал в отставку, и мы наняли маленький домик под Лиенцем. Переехав туда П.Н. с тоской сказал: «Кончено! Ничего во мне не осталось…». Я ему сказала: «И совсем нет! Ты за это время видел и испытал так много, что у тебя новый громадный материал для романа».

Он задумался и сказал: «Может быть…». Я велела людям внести в его комнату чемодан с его вещами, письменными принадлежностями и портретами, и он всё это по своему разложил на столе и в столе, и как будто бы мысль его стала собирать нужный ему материал. Духом был он так силён, что в самые тяжёлые минуты всегда находил достойный выход. К ночи мы с помощью людей прибрали комнату, и у нас оказалась маленькая, но очень уютная квартирка.

На другой день к нам приехали знакомые. Был чудный и тихий день, всё было так красиво, природа так хороша. Решили, что запрёмся в этом уголке. П.Н. начнёт писать что-нибудь большое и прекрасное, а я наконец успокоюсь от всех треволнений жизни, и буду жить только для П.Н. и оберегать его покой.

На другой день утром приехал от Доманова адъютант с просьбой Д. приехать на «конференцию» в Лиенц к часу дня. П.Н. поворчал, что не дают спокойно писать, но я чуяла, что грядёт что-то большое, ужасное. Такая мучительная, беспредельная тоска налегла на сердце.

Нам доложили, что подан экипаж. П.Н. меня обнял, перекрестил, взглянул мне в лицо и сказал: «Не надо грустить!». Я улыбнулась, перекрестила, проводила до экипажа. Когда он тронулся, П.Н. закричал мне: «Вернусь между 6-8 часами вечера». И не вернулся…

Это было в первый раз, что он, обещав, не приехал и не предупредил, что опоздает. За 45 лет в первый раз он не исполнил, что обещал. Я поняла, что беда нагрянула…».

То есть Краснов, как всегда, вовремя «подал в отставку» и, не теряя времени, приступил к освоению «нового громадного материала для романа». Главной его заботой была «мысль», которая «стала собирать нужный ему материал», из которого во множестве, на сколько хватит остатка жизни, обязательно должно получится «очень большое и прекрасное», а главной фигурой этих нескончаемых романов, вождём, учителем, пророком, судьёй, конечно же, будет он… Не состоялось. Самоуспокоенность Краснова зиждилась на отсутствии у него советского подданства и на международную известность как писателя.

Вот как описывает поведение Краснова в Лиенце, непосредственный участник Александр Константинович Ленивов, описавший это в своей книге: «Под казачьим знаменем. 1944-1945 гг. Материалы и документы». Издание автора. Мюнхен 1970 г.

Стр. 219. «3 мая 1945 г. Краснов с супругой прибыли в австрийскую деревню Кетчах где остановились в гостинице «Банчхоф…».

Стр. 232. «Англичане очень внимательно наблюдали за действиями казаков в Лиенце, где кажущийся казачий дуализм - Походный Атаман Казачьих Войск ген. Т.И. Доманов (эмигрант с 1943 года) и Начальник Главного Управления Казачьих Войск ген. П.Н. Краснов (эмигрант 1920 года), внушал вне всякого сомнения явное беспокойство английскому военному командованию. Оснований для указанного беспокойства было очень много, в частности главным основанием такого служило 40.325 казаков, казачек и казачьих детей на положении английских военнопленных в районе города Лиенца, к вечеру 23 мая 1945 года переехавший из села Кетчах в Лиенц, (по настоянию англичан), ген. Краснов со своей супругой Лидией Фёдоровной (урождённой Грюнейзен, дочерью действительного статского советника и в прошлом солисткой придворной Оперы в С. Петербурге) которая умерла в Мюнхене 12 мая 1949 года, первоначально занимал квартиру в частном особняке в переулке соседственном с Штабом Походного Атамана Казачьих Войск, в отдалённости 100 метров. Ген. П.Н. Краснов с прибытием в Лиенц, отстранившись от всякого участия в казачьих делах и проживал в непосредственной близости со зданием Штаба, ежедневно совершал свою обычную прогулку по утрам. Подходя близко к зданию Штаба, ген. П.Н. Краснов опершись на палку, (одна нога почти высохла из-за старого ранения), пристально созерцал, как бы стремясь понять, что происходит внутри помещения Штаба».

Мы видим, что Краснов взят под особый контроль англичанами, знавшими о дальнейшей судьбе казачьих мучеников Лиенца. Да и, возможно Сталин попросил о контроле над своим оппонентом на Царицынском фронте 1918 года, когда решалась судьба Октябрьского переворота. Видим, что так, смертельно запоздало поняв сущность Краснова, Доманов изолировал его от всех дел, да он и сам отстранился от «от всякого участия в казачьих делах». Документы, впечатления собраны. Казаки с семьями отработанный материал…

А вот описание А.К. Ленивовым кульминационного момента-загрузки англичанами 29 мая 1944 г. в грузовики казачьих офицеров, арестованных под предлогом проведения «конференции» 28 мая 1944 г.

Стр. 243-244. «Замешательство в среде англичан, производивших эвакуацию… на лицо нет ген. П.Н. Краснова, он исчез?! Был произведён повальный обыск в бараке и в одной из комнат был обнаружен ген. П.Н. Краснов, распростёртый на полу. Сердечный припадок!..».

Далее вскочив, открыл оконную раму, но удерживаемый солдатами смог только в припадке психоза разрывая белую нательную рубаху прокричать в открытое окно: «На выдачу в СССР не иду!...Вас не боюсь!!! Стреляйте в грудь казачьего генерала…».

На мой взгляд, когда происходит сердечный приступ, люди ищут людей и помощи, а не тёмный дальний угол, чтобы спрятаться от них. А если действительно это происходит, то не будешь преодолевая сопротивление солдат вскрывать раму, сбрасывать китель и разрывать рубаху…

После приведения в исполнение приговора Военной коллегии Верховного Суда СССР 16 января 1947 г. на виселице сооружённой во дворе Лефортовской тюрьмы. Прах казнённых после кремации был сброшен в ров на Донском кладбище, по иронии судьбы недалеко от памятника на могиле прадеда Красновых - героя Отечественной войны 1812 года генерала И.К. Краснова…

Уважаемый Владимир Петрович,

повторяю, что с искренним почтением отношусь к Вашему заслуженному авторитету, но не могу продолжать безучастно наблюдать продолжающееся вековое глумление над моим народом. Алексей Константинович Келин, Атаман Всевеликого Войска Донского за рубежом, давая Вам, в начале января текущего года интервью, сказал: «Нужно знать правду, которая не всегда может быть приятной». Я полностью с ним согласен. И в частности роль Краснова в судьбе казаков, Дона и России должна быть раскрыта без субъективизма и мифического героизма- «борца с большевизмом».

Необходимо избавить мой народ от обязанности оправдываться за безответственные поступки Краснова, вся жизнь которого политический и писательский «вымысел», с убийственным трагизмом для казачьего народа, к которому он всю свою сознательную жизнь навязывался в атаманы.

Нависание данного Идола над музеем и Мемориалом Казачьей Славы вызывает у общественности, мягко говоря, непонимание и нежелание посещать данное место с целью поклонения Великому подвигу Казачьего народа-Воинства Христова, на костях которого как на фундаменте прочно стояла Россия в веках.

Не надо посыпать наши головы пеплом сожжённого Краснова, пусть он покоится там куда его определили.

И в данный Пантеон Казачьей Славы будут приходить люди всех возрастов со всех уголков нашей Родины и мира. И сегодня, глядя как инстинктивно, чувствуя смертельную опасность, люди всех уголков бывшей Российской Империи, в поисках общественной формы спасения, организуются в казачьи общества, понимаешь величие и глубокий смысл фразы Льва Николаевича Толстого: «Вся Россия казаками желает быть!»

Уберите его, Владимир Петрович.

Атаман Станичного казачьего общества «Ростовская Станица»

Есаул Фаустов

18 января 2018 года

E-mail: ser.faustow@yandex.ru

__________

Статья публикуется с разрешения автора.