Два мнения: моё и неправильное

19 May 2018
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

О чём не сказали учителя "иностранного", потому что не знали сами. Зато скажем мы.

Нытьё полилингвы: посиделки вторые.

[^o^]

Самый страшный вопрос, который вы можете задать школьному учителю иностранного языка — это зачем вообще в школе изучается иностранный язык? Зачем этот предмет изначально введён в программу? Половина учителей в ответ огрызнётся, вторая половина начнёт рассказывать что-то о том, что мы с вами живём в 21-м веке, в эпоху глобализации; что английский — это международный язык, и его все должны знать. Короче, что мы изучаем иностранный язык для того, чтобы его знать. За этим логично следует второй страшный вопрос. Тогда почему девять из десяти выпускников средних школ, получив аттестат, не могут связать на этом языке и двух слов?

Вы будете неправы, если скажете, что это проблема российских школ. Уверяю вас, та же самая ситуация и в американских, и во французских, и в японских школах. Япония — это вообще гротескный случай. В программе японской общеобразовательной школы самое большое в мире количество часов иностранного языка. Но при этом именно её выпускники знают иностранный язык хуже всех в мире, это признаёт само японское министерство образования. Результатом стало лишь то, что японская молодёжь к месту и не к месту вставляет в речь отдельные иностранные словечки вроде «халлоу» или «санкъю», а учителя английского стали любимыми персонажами школьных анекдотов.

Однако вернёмся к вопросу номер один. В чём же смысл изучения иностранного языка в школе? Даже одного, а ведь ещё лет сто назад изучали не один язык, а несколько, причём часть из них — древние, вроде латыни. Современные преподаватели «иностранного» ответ не знают, а он, между тем, прост. Всё познаётся в сравнении.

Да, уважаемые! Главная цель изучения иностранного языка — помочь студенту глубже понять язык родной; показать ему, что родной язык не является высшей истиной, что возможна другая структура, другой подход к передаче информации. И в конечном счёте — другая модель мышления. Уроки иностранного языка должны высветить те особенности родного языка, которые для его носителя как бы сами собой разумеются, но способны вогнать в ступор любого иностранца. Но для того, чтобы это понятие у студента сформировалось, у него должно быть правильное отношение к предмету. В чём же оно состоит?

Во-первых, следует уяснить. Изучаемый вами иностранный язык, будь то английский, французский или корейский, для его носителей такой же родной, как для вас русский. И придумали его не для того, чтобы усложнить вам жизнь, а для того, чтобы общаться. Поэтому, если при изучении какого-либо языка вы столкнулись с неким положением, которое радикально расходится с установками вашего родного, примите его, как данность, не сопротивляйтесь ему. Гоните прочь все мысли о «лишних» словах, «нелогичных» правилах и глупых иностранцах. Ваша задача — научиться думать как они. Только тогда вы сможете овладеть языком по-настоящему.

Во-вторых, нужно чётко себе представлять, что слова изучаемого языка привязаны к предметам, отношениям и действиям, а не к словам вашего родного языка. В этом одна из главных ошибок наших школ. Наши ученики не учат язык, они заучивают словарь. Но словарь — штука хитрая. С точки зрения носителя языка «А», некое слово языка «Б» может иметь несколько близких (а иногда и совсем не близких) значений. Не потому, что носители языка «Б» смешали всё в одну кучу. Просто носители языка «Б» подошли к определённому явлению с другой стороны, по-иному его классифицировали. И перед вами не слово с десятью значениями, перед вами значение, которое в одинаковой степени подходит для десяти различных предметов. И разобраться во всём этом вы сможете только тогда, когда начнёте мысленно привязывать изучаемые слова к предметам. Только тогда вы поймёте самую главную семантическую истину: слова языка «Б» относительно слов языка «А» — не тождества, а эквиваленты!

Эквивалент может быть близким, даже буквальным. Может быть приблизительным. Может существовать один общий эквивалент на несколько понятий базового языка, а равно и наоборот. Наконец, эквивалента может не быть вообще. Такие случаи имеются, и мы с вами обязательно их рассмотрим в ходе наших будущих посиделок.

А на сегодня я с вами прощаюсь. До скорого!