Про дочь-грабительницу

Сплошные потери: болит нога, украли помаду за 5 тысяч. Помаду украл не кто иной, как моя собственная дочь Елизавета. Вытащила ее у меня из косметички, откусила кусок, после чего расписала ею стены в ванной.

Глядя на Лизу, в жизни не скажешь, что она способна хоть на какое противоправное действие. Она – рыжеватая блондинка с огромными синими глазищами, и когда она на вас смотрит, кот из Шрека ревниво скулит в углу. Кажется, что эту девочку доставили к нам ангелы верхом на пушистом облачке, поэтому, когда в первый раз видишь, как она пожирает кошачий корм, не очень веришь своим глазам.

Этот ребенок с ангельской внешностью лопает все, что не приколочено, и тащит все, что плохо лежит. Так, кроме косметики, канцелярии, белья и украшений, она украла моего мужа. Да-да, на полном серьезе! Когда я подхожу к Димке, она меня отталкивает и скандальным тоном заявляет: «Уйди, папа мой!». Она искренне считает, что функция папы – носить, баловать, укачивать Лизоньку, покупать ей подарки и валять с нею дурака. Последнее у них получается особенно хорошо.

Я с умилением вспоминаю реакцию мужа на результаты УЗИ, когда я сказала, что у нас будет девочка. Он растерялся. Он сказал: «Правда, девочка? Ну…эээ… хорошо. Надо почитать, как ее воспитывать. В футбол же с ней не поиграешь». И все время до самых родов он всячески давал понять, что дочка – это моя забота. Но когда она родилась, когда он взглянул на ее льняные волосики, когда она вцепилась рукой в его палец, он растаял раз и навсегда.

Пока она была маленькая, мой сладкий соня (муж), по пять раз вставал ночью на каждое ее мяуканье и требовал немедленно ее кормить, невзирая на график. «Плачет – значит, голодная!». Наверное, именно в тот момент она прониклась к нему такой огромной

любовью. Он ее укачивал, он ее кормил смесями, а я блаженствовала, освобожденная от обязанности постоянно быть при дочке.

Поэтому сейчас я без всяких претензий принимаю тот факт, что к нему она привязана больше, чем ко мне. Только в одном у меня есть приоритет: свою драгоценную попу дочка разрешает мыть только мне. «Я сейчас покакаю, потом мама мне помоет попу, а потом мы с тобой дальше играть будем», - слышит Дима каждый вечер. На фоне остального безрыбья, я даже горжусь своим званием почетного Попонамывателя.

А тем временем эта маленькая грабительница собирается замуж за Димку, когда вырастет. Вкус у нее хороший, нет слов. Смешно сказать, но я каждый день жду не дождусь вечера, когда можно будет лечь в нашу кровать и по-хозяйски обнять мужа, не опасаясь, что маленькая ревнивая засранка укусит меня за ногу.