Города-призраки в Китае

15.05.2018

Бесконечные кварталы высотных домов, в которых никто никогда не жил, заброшенные парки развлечений, пустующие гигантские торговые моллы, безлюдные авангардные театры и музеи, широкие проспекты без автомобилей — за последнее десятилетие в Китае появилось сразу несколько новых городов и районов, где, создается такое впечатление, не ступала нога человека. Что это? Стратегическая ошибка властей страны, раздувших грандиозный «пузырь» на рынке недвижимости, или просчитанные на несколько лет вперед инвестиции в жилую инфраструктуру, которые позволят Китаю в будущем сохранить небывалые темпы роста экономики? Мы попытались разобраться в феномене китайских «городов-призраков» и понять, есть ли у них светлое будущее.

Около 15 лет назад правительство Китая разрешило гражданам страны покупать в собственность дома и квартиры. С тех пор рынок жилой недвижимости вырос в разы, чем попытались воспользоваться девелоперы, причем как коммерческие, так и государственные. Во многих китайских городах началось активное строительство новых жилых районов. Кварталы типовых домов и целые «леса» высоток заняли место «хутунов», малоэтажной исторической, часто трущобной застройки, и пока пустующие городские окраины.

Активное строительство, причем не только жилищное, стало одним из локомотивов экономики Китая. Государство, щедро его кредитуя, «разогревало» и многие смежные отрасли экономики, что в конечном итоге оказывало прямое влияние и на рост ВВП.

Однако щедрое «накачивание» инвестициями строительства в конце концов вызвало и определенный негативный обратный эффект. Китайцы возводят так много жилья, что на рынке появился очевидный его переизбыток. В некоторых городах страны целые районы построены фактически «про запас», с опережением спроса, а квартиры и дома в них не могут на протяжении довольно долгого времени найти своего жителя.

В средствах Китай не ограничен, а потому, на зависть белорусам, строит с истинно азиатским размахом. Любой минский жилой район, даже такой крупный, как пресловутая Каменная Горка, покажется небольшой уютной деревушкой в сравнении с гигантскими «человейниками» нашего главного восточного стратегического партнера. Однако, надо отдать должное, вместе с жильем практически одновременно в эксплуатацию сдается и практически вся необходимая инфраструктура, начиная от дорог, школ, больниц и даже университетов и заканчивая новыми крупномасштабными административными и общественными центрами с правительственными зданиями, музеями, театрами и огромными торговыми моллами.

Так, например, выглядит новый общественный центр города Синьяна в провинции Хэнань. Как хорошо видно на фотографии из сервиса GoogleEarth, вместе с жилыми кварталами был построен и целый комплекс зданий административно-культурного назначения.

Но если инфраструктурные объекты еще кое-как используются жителями расположенных по соседству старых городских районов, то новые жилые дома стоят почти полностью пустыми.

Центральная площадь Синьяна со зданием городской администрации. Территория полностью благоустроена, вот только пользоваться ей некому.

Новые районы мегаполиса Сучжоу на востоке страны в низовьях Янцзы. Размаху градостроительного замысла позавидовали бы и знавшие толк в возведении новых городов советские архитекторы, однако обратите внимание на количество машин на этих широких и полностью безлюдных проспектах.

Китайские строительные компании и местные власти вовсю пользуются «дешевыми» деньгами центрального правительства. Под ключ сдаются инфраструктурные объекты, которые никому оказываются не нужны. Нет, это не парк культуры и отдыха Припяти, города-спутника Чернобыльской АЭС, а заброшенный развлекательный комплекс под романтическим названием «Медовое озеро» рядом с Шэньчжэнем.

В 2005 году в городе Дунгуане на юге Китая открылся New South China Mall, второй по общей площади торгово-развлекательный комплекс в мире после знаменитого DubaiMall. Огромное сооружение, рассчитанное на ни много ни мало 2350 магазинов, с момента своего открытия фактически полностью пустует.

В комплексе, архитектура различных секторов которого стилизована под Амстердам, Париж, Венецию, Египет, Калифорнию и другие города и страны, с репликами парижской Триумфальной арки и колокольни венецианского собора св. Марка, работают лишь несколько сетевых ресторанов быстрого питания и трасса для картинга, занявшая никому не нужный паркинг.

А все потому, что гигантский торговый центр построили на труднодоступной окраине города вдалеке от активно использующихся автомобильных магистралей. Каким образом была допущена подобная градостроительная ошибка и не являлось ли основной целью девелопера простое и такое понятное даже белорусам освоение денег, до сих пор не до конца ясно. Тем не менее комплекс не закрыт и продолжает поддерживаться в работоспособном состоянии.

Недалеко от Шанхая в середине 2000-х годов было построено сразу несколько районов, каждый из которых был стилизован под европейскую архитектуру. Судя по всему, увидеть нашу часть света своими глазами для среднего китайца по-прежнему удовольствие малодоступное, поэтому они создают свою Европу прямо у себя в стране. Например, городок Цяндучен возведен в 2007 году и представляет собой уменьшенную копию Парижа даже с собственной Эйфелевой башней.

Несмотря на живописное архитектурное окружение, столь непривычное для жителей страны, популярностью район, рассчитанный на 100 000 жителей, пользуется разве что у молодоженов, падких на красивую картинку для свадебных фотографий. Большая часть квартир в «парижских» жилых домах шанхайского предместья не нашла своих хозяев.

Та же самая ситуация и в Thames City, китайской реплике стереотипного (с их точки зрения) английского городка.

Впрочем, куда больше в Китае не заселенных пока районов с более традиционной для современной страны застройкой. Чэнгун, город-спутник 6-миллионного Куньмина, рассматривается как основной резерв для расширения соседнего мегаполиса.

Правда, и тут государство опередило реальную потребность в этом жилье. Чэнгун фактически уже готов, а желающих в нем постоянно жить пока немного, хотя сюда уже и вынесены некоторые государственные учреждения, включая администрацию Куньмина.

Но самым широко известным примером китайского «города-призрака» является Канбаши в северокитайской провинции Внутренняя Монголия. Здесь в 2003 году китайские власти объявили о строительстве в черте городского округа Ордос фактически нового населенного пункта, рассчитанного на население в 1 миллион человек.

За прошедшее десятилетие в эту великую стройку китайского социализма, прозванную «Дубаем северного Китая», было вложено, по оценкам агентства Bloomberg, около $161 млрд, сумма поистине фантастическая, учитывая, что жилья пока возвели треть от запланированного (на 300 000 жителей), а живут в новом городе сейчас более 100 000 человек.

Канбаши на картах сервиса Google Earth. В центре города одновременно с жилыми кварталами выстроен общественно-административный центр, от которого широкий бульвар ведет к водоему, где создана рекреационная зона. Китайцам надо отдать должное: в отличие от белорусских реалий, инфраструктурным объектам уделяется столько же внимание, сколько и массовому жилью.

Сюда уже перенесены правительственные учреждения городского округа Ордос из соседнего Дуншэна.

Перед администрацией создана огромная площадь Чингисхана, которую сразу, не откладывая на потом, украсили и произведениями монументального искусства, подчеркивающими этническое своеобразие региона.

А к государственным учреждениям добавились и прочие общественные здания, каждое из которых представляет собой отличный образец современной архитектуры. То, что город расположен в глухой провинции, вовсе не повод лишать его актуального и потенциально интересного даже туристам облика. Городской музей, созданный известной китайской мастерской MAD Architects, своим внешним видом должен напоминать о пустыне, на месте которой выстроен Канбаши.

Рядом с музеем расположилась и библиотека, похожая на стопку огромных книг.

Национальный театр с концертным залом в меньшей пристройке.

Жилые кварталы нового города по-прежнему безлюдны, а дороги пустынны. Целые в привычной для нас терминологии «микрорайоны» не заселены, причем не только многоэтажные высотки, но и индивидуальные дома довольно симпатичного вида.

Так есть ли перспективы у Канбаши и прочих китайских «городов-призраков»? Или они останутся постепенно дряхлеющим памятником искусственно вызванному государственному инвестиционному буму и пресловутому «пузырю» на рынке недвижимости?

На самом деле, как отмечают эксперты, большинство «городов-призраков» не такие уж и призраки. Многие китайцы, получив возможность приобретать недвижимость, используют ее как объект инвестиций. Проживая в уже состоявшихся городах и районах, они часто владеют дополнительной квартирой, а порой и не одной, в районах-новостройках, т. е. значительная часть жилья в безлюдных «призраках» все-таки имеет вполне определенного владельца.

К тому же существование такого количества пустующего жилья легко объясняется тем, что китайское государство по своему обыкновению просто задало грандиозный темп строительству. Имея в своем распоряжении гигантские объемы свободных финансовых средств, оно предпочитает вкладывать их в инфраструктурные проекты и возведение недвижимости, понимая, что рано или поздно отдача от этих безумных, на первый взгляд, расходов будет. Именно поэтому в стране в настоящее время идет такая активная работа по строительству автомобильных и железных дорог, фантастических деловых кварталов, над которыми работают лучшие мировые архитекторы, и зачастую даже новых городов.

И здесь весьма показателен пример вышеописанного Канбаши. Город буквально стоит на богатейших месторождениях природного газа и угля, которые в свое время начнут активно разрабатываться, и чем ближе этот момент, тем больше жителей будет в Канбаши. Если в 2007 году там проживало около 30 тысяч человек, то сейчас уже более 100 тысяч, и пусть город до сих пор производит впечатление безлюдного, динамика увеличения количества его жителей сугубо положительная. Ордос, частью которого Канбаши является — самый богатый город Китая, с ВВП на душу населения в два раза большим, чем в столичном Пекине.

Одной из основ китайской социально-экономической политики является сознательная урбанизация страны. Ежегодно около 10 миллионов человек переселяется там из деревень в город, всем им нужно где-то жить. И если не сегодня, то завтра в абсолютном большинстве местных «городов-призраков» забурлит обычная жизнь. Десятилетие назад и шанхайский Пудун напоминал декорации для какой-нибудь антиутопии, а сейчас это знаменитый на весь мир район с десятками небоскребов, витрина нового Китая.