Моя история

Я — учитель. Напрашивается шаблон « простой учитель», но это не так. Я не совсем обыкновенный учитель. Как я дошла до жизни такой и оказалась учителем, когда эта профессия перестала быть престижной? Вот так и дошла, видимо, школа- моя судьба!


Как многие девочки, в детстве я играла « в учительницу». Будучи старшей дочерью в семье, все время опекала своих младших сестер, а заодно и всю мелкую детвору во дворе. Позже, встретившись с одним из подросших дворовых мальчишек, узнала, что они меня все очень уважали именно как «учителя». Он вспоминал, что я им придумывала какие-то игры, рассказывала истории. Признаться, я давно уже забыла об этом.


Школу окончила с золотой медалью, потом училась в университете. Студенты физико-математического факультета в то время о работе в школе даже не помышляли: нам при поступлении обещали, что мы будем заниматься наукой. Факультет только открыли, это был первый набор, был большой конкурс. Действительно, мы поработали в разных научных лабораториях. Преддипломную практику я прошла Кишиневе, в институте прикладной физики, там же выполнила дипломную работу. Меня пригласили в аспирантуру, но я отказалась, потому что мою подругу не пригласили. Согласиться показалось неэтичным, предательством. В результате нас распределили в Министерство просвещения, то есть в школы! Единственно, мне, успешной студентке, было позволено выбрать: Чувашская Республика или Новосибирская область. Я подумала: «Что я, чувашских деревень что ли не видела?» и выбрала Сибирь. Однокурсники прикалывались: «По ленинским местам», хотя Ленин в тех краях никогда не был.


Вообще-то учеба в вузе — это целая жизнь, можно книгу написать. И год, проведенный в деревне Орловка-2 Убинского района Новосибирской области, тянет на роман: столько там всего происходило. Вспомнить хотя бы, что я была классным руководителем выпускного класса, в котором было семь учеников: два мальчика и пять девочек. Причем, некоторые ученицы выглядели старше меня. Я со своими ребятами посещала уроки машиноведения, научилась водить грузовик и трактор. Весной последнее пригодилось: я самостоятельно вспахала школьный огород ( правда, снесла пару секций забора, когда поднимала гидравликой плуг). Из приобретенных навыков можно отметить также вождение мотоцикла, верховую езду и стрельбу из ружья ( до этого был опыт только мелкокалиберной винтовки). Когда мои ребята оканчивали школу, секретарь парткома совхоза буквально заставила их написать, что все они собираются остаться в селе. Я честно их отговаривала, но они пошли «у партии» на поводу. Про ребят написали в районной газете , до сих пор храню вырезку с нашей фотографией.


Странно устроена наша память: мне точно хотелось скорее сбежать из Орловки, но я помню лишь факт этого желания, а самого ощущения не помню! Наоборот, мне вспоминаются, в основном, приятные события моей деревенской жизни. Через год меня перевели третьим физиком в районную школу, за что я удостоилась ненависти коллег, у которых забрали часы для меня. Я-то этого не хотела, но отпустить меня восвояси почему-то было нельзя. Тогда я вышла замуж и уехала к мужу в Свердловскую область, без официального увольнения. На второй день свадьбы явилась соседка и пригласила меня в школу: у них заболела учительница математики. Трудовую книжку прислали только через несколько месяцев. Меня, как переходящий кубок, целый год переводили из школы в школу города Краснотурьинска, по мере заболевания учителей физики и математики. Поверьте, это было серьезное испытание для начинающего учителя! Между делом меня позвали преподавать математику в вузе, занятия были вечерние, я согласилась. Это был ценный опыт, позволивший мне плавно перейти на основную работу ассистентом кафедры высшей математики общетехнического факультета Уральского политехнического института. Как-то я приехала домой в Чебоксары, зашла в свой университет, встретила заведующего кафедрой, он пригласил меня поработать младшим научным сотрудником, я согласилась. В университете проработала 17 лет, до « лихих девяностых», когда практически прекратилось финансирование научных исследований. Об этом можно написать пару повестей, даже с элементами детектива.


И тут меня опять занесло в школу: случайно встретила знакомую, которая сказала, что в лицее нужен учитель физики. И началась основная школьная работа. То, что было в начале моей трудовой деятельности, можно считать пропедевтикой. Первые два года в лицее я не читала ни газет, ни беллетристики- только методическую литературу и учебники! Потом стали появляться конкретные достижения моих учеников, для чего, собственно, мы и выкладываемся на работе. Еще в нашей работе есть два совершенно замечательных момента: длинный отпуск и постоянное общение с детьми. Мою педагогическую карьеру можно считать вполне успешной: я удостоена почетных званий, трижды получала премию Президента России для лучших учителей.


Что можно сказать в заключение моей истории? Во-первых, она носит спиральный характер: начала со школы и туда же вернулась. Во-вторых, у меня выработалось стойкое ощущение, что не мы выбираем судьбу, а она — нас, школа меня настигла! В-третьих, недаром говорят: «Если не можешь изменить обстоятельства, смени свое отношение к ним». Как бы ни относилось общество к учителям, мы все равно БЫЛИ, ЕСТЬ и БУДЕМ!!! И это супер гуд...