Христианство. Начало.

Любой образованный человек, а тем более – христианин, вам скажет: ну, это же невозможно. Объяснить происхождение такой великой религии в тексте из 2-3 тысяч знаков… да тут тома надо писать – и все мало будет.

Лукавит, ох лукавит наш образованный собеседник.

Причем, что характерно – про то же самое нам скажет, например, собеседник иудейского вероисповедания про иудаизм. И так далее. Между тем – можете проверить – и в серьезных работах, и в интернет-энциклопедиях (если там не цитируются просто фрагменты Нового Завета) примерно столько же или даже меньше о происхождении христианства и говорится.

Между тем, если мы хотим понимать религию, то ничто не может быть более полезно, чем понимать её возникновение – именно оно задает «генетику», все будущее религии.

Но это правда – мы почти ничего не знаем об этом моменте, кроме редких упоминаний в документах той поры (а чаще – более поздних и скорее всего отредактированных при переписке). Ну, и конечно, ту версию, которая изложена в священном писании самих христиан – Библии (вернее, в её второй части – Новом Завете).

Сразу хотим подчеркнуть – мы не можем сказать ничего о том, насколько она истинна или ложна. Её достоверность – это предмет веры. А предметы веры, по нашему глубокому убеждению, вообще должны исключаться из любого серьезного обсуждения.

Итак, мы почти ничего не знаем о христианстве в самом начале его пути. Но о том времени, которое сейчас называется переходом от «старой» эры к «новой» (никто его так конечно не называл тогда) – мы кое-что знаем. И о том, какие правила вообще свойственны религиозным общинам в любое время – тоже.

Ну, на это и можно опереться.

Итак, никто уже даже не спорит, что христианство возникает в среде тогдашнего (то есть, густо политого «европейскими веяниями», в первую очередь – греческими, но не только) иудаизма. Иудаизм на тот момент – это уже вполне себе давно существующая религия со сложным культом и многочисленными приверженцами.

А любое давно существующее объединение множества людей на основе единой иррациональной идеологии (общей веры) – всегда порождает внутри себя отдельные небольшие группы, радикальной направленности. Иногда их называют сектами. У них две основных черты:

- они являются убежденными сторонниками «чистоты веры» (и уверены, что они-то её однозначно соблюдают). Это понятно – они принадлежат к большой группе единоверцев, но их религия уже достаточно давно существует и её лидеры и другие верующие неоднократно шли на компромисс с реальностью.

- они «твердо знают», что существующие внутри «большой группы» правила – не совсем для них. Более того, иногда их вероучение построено именно на отрицании того, что всеми остальными признается за непреложную истину.

Кот спрашивает: то есть, они признают за непреложную истину не-А, тогда как все – А?

Ага, логик кошачий ))) Никакой принципиальной разницы между ними и мейнстримом нет, только количественная.

Впрочем, формы этого отрицания могут быть разными.

Но это – лишь одна из важных составляющих того времени. Вторая – всеобщая накопившаяся усталость. Да, Рим и Малая Азия тогда – это очень усталые от самих себя люди и государства. В первую очередь – речь об усталости духовной, хочется хоть чего-то свежего. Но и в иудейском Храме, и в римских античных святилищах – воздух затхл. Обряды исполняются по обыкновению – но никого уже не трогают. Ровно поэтому, римские поселенцы в других частях великой Империи жадно набрасываются на все новое.

То есть, почва для того, чтобы любое вновь возникшее стройное учение получили популярность – существовала.

Но откуда оно должно было возникнуть? Живущий уже много веков иудаизм приобрел множество «народных составляющих», не имевших никакой опоры в иудейском священном писании, но при том – весьма популярных (как возливание воды на алтарь в праздник Суккот, например – в Торе про это ни слова, но людям нравилось). Эта популярность была во многом вызвана тем, что «основные положения» Закона без их адаптации к реальным условиям были, скажем так, трудновыполнимы в полном объеме. Проще говоря – даже самому истовому иудею требовались послабления. Эти послабления были, во многом, разработаны благодаря…эээ…вольному толкованию священных текстов и поддерживались теми, кого мы знаем под именем фарисеев.

Были и те, кто выступал – внешне – за четкое соблюдение только Торы безо всяких добавлений. Их имя тоже на слуху – саддукеи. Но выступая за полное соблюдение всех правил (например, за применение смертной или жестокой казни по любому поводу или нестяжание) они сами примером для масс не являлись.

Так часто бывает после долгого срока существования религии. Таковы, конечно же, не все – но количество говорящих одно, а делающих другое растет прямо пропорционально времени существования.

Кот спрашивает: и изобретению сложных оправданий, наверное?

Конечно, для них тоже время нужно…

Прервемся, наверное, а то получается уже многовато.

Как говорится – «продолжение в следующей серии» )))