Воин убежал в первый же день.Часть 2

Виталику очень хотелось курить, но толстый лейтенант, несмотря на свою грузность, легко семенил и не думал делать привал. Поднялись по какой-то горке, и впереди замаячил свет из окон. "Куда это мы пришли, на воинскую часть не похоже?" - подумал Виталий. Меж тем у парадной встречал новобранцев какой то парень в халате. Попав в помещение, срочники поняли, что это санчасть, только почему их сюда загнали?

Офицер о чем-то переговаривался в пол голоса с начмедом, и указывал толстым пальцем на притихших солдат. Медик подхватил пару солдат и велел идти за ним в подсобку. Вскоре появились солдаты с матрацами и наволочками, пахнущие дешевой хлоркой. Быстро заправили кровати. Пришел заспанный замполит, спокойно объяснил, что в казарме идет ремонт и пару дней солдаты послужат в санчасти.

Для присмотра приставили к кучке новобранцев щупленького сержанта, который собирался скоро домой. "Везет ему, скоро свалит отсюда" -подумал Виталий, глядя на довольное лицо мелкого сержанта. Сержант не выпускал из рук модный нокиа и постоянно кому-то звонил. Прозвучала команда отбой и 13 новобранцев улеглись на кровать, но чувствовалось, что никому не спится. Только провалился Виталик в сон, как его разбудил громогласный голос мелкого сержанта: "Роооотаааа,подъееееем" Все от неожиданности подскочили, и начали суетиться, не зная что делать и куда бежать.

фото:https://www.flickr.com/photos/ministryofdefenceua/27180142664/
фото:https://www.flickr.com/photos/ministryofdefenceua/27180142664/

Сержантик довольно улыбаясь, минуту смотрел на эту вакханалию и сказал: "Рыльно-мыльное в зубы и в умывальню бегом марш! "Новобранцы как единое стадо ломанулось в сторону раковин, но половина кранов не работала и половина солдат нервно ждала, когда побреются и помоются самые шустрые.

Сержант подошел к Виталику и молча дал по почкам. От неожиданности и боли Виталик чуть не сел прямо на пол. Но сержантик участливо подхватил его за локоть. "Ну как настроение, воин?"- спросил лучезарно улыбаясь, сержант Виталика. Виталика охватила злость и отчаяние, он себя еле сдерживал, чтобы не плюнуть в его самодовольное лицо.