Любишь ли ты себя?

25.06.2018

Лично у меня этот вопрос часто вызывал недоумение. Что значит «любишь»? Любишь также, как маму или котика, а может, как объект вожделения? Все эти варианты не вызывали никакого энтузиазма и, более того, попахивали какими-то нарциссично-онаничными наклонностями. Ко мне это точно не относится. Когда же я слегка брезгливо и уклончиво отвечала-таки на вопрос любопытствующего индивидуума, то получала реакцию негодования и даже жалости: «Как можно себя так не любить?!». Теперь уже мне становилось стыдно и неловко от такого досадного проступка с моей стороны. Все себя любят, а я не то чтобы ненавижу, но и особо нежных чувств тоже не испытываю, критикую себя нещадно и многое в себе изменить желаю. В общем, негоже такой быть. Следующим этапом «развития» было для меня активная себялюбивая позиция. Я бы назвала её «да, я такая! А вам то что?». Предметами гордости становились самые непредсказуемые вещи, которые, как являлись моими реальными достижениями в сравнении с другими и с собой, но также и постоянными переменными, которыми наградила меня природа, жизнь, родители. Когда же меня поздравляли с днем рождения и, помимо общих поздравлений, дали в конце оценку «ты молодец», я недоумевающе спросила «почему?». На что получила ответ: «Ты молодец, что родилась». В этот момент я ощутила всю абсурдность ситуации и попыток впихнуть себя в рамки себялюбивой концепции. Каким-то я не тем путем пошла, и он меня дико смущает и фрустрирует еще больше, чем предыдущий.

Конечно же я понимала, как важна самооценка для зрелой личности и насколько она определяет успешность в жизни. Однако искусственное ее поднятие работает так словно бесчувственное тело пытаются пригвоздить к стене, разукрашенной к празднику и представив это как нечто грандиозное. И ты сама словно хочешь поверить, но тонус собственного тела говорит об обратном. Как же я могу верить самовнушенным убеждениям, если мое реальное восприятие словно вторит о том, что все совсем плохо и нечего тут храбриться, выдавливая из себя гордость. Таким образом, взращивание нарциссических черт пошло прахом.

Теперь настал период развития моего самосознания заключающийся в беспощадной самокритике. Конечно, именно ей была уготована роль беспристрастного судьи и палача, величайшего мотиватора к действию. Да и сколько можно потакать этой безвольной сущности. Отныне действия мои рассматривались детально, вовлеченно и с особым рвением. Особенно «эффективным» было поставить на пьедестал идеальную фигуру и свернуться рядом с ней калачиком самоуничижения. В этой концепции я ощущала свою правоту и действенность метода. Казалось, что так много я могу преодолеть и преодолеваю, и достижения мои растут. Но, как водится, успех мой не был долгосрочным, да и не был успехом. Цели были настолько высоки и далеки, что реальная «я» оказывалась всегда в проигрыше. И эта «я» становилась настолько ненавистной, что спасу от нее не было - от себя ведь не сбежишь. «Внутренний критик» заглотил меня и стал полностью повелевать мною. Ни о какой любви не могло быть и речи.

Пребывая в этом чувстве опустошенности, я наконец решила вернуться к себе и посмотреть в глаза страху собственного несовершенства. И во всей этой мучительной процедуре мне наконец удалось унять «голос разума» и услышать голос сочувствия и принятия. Может он и раньше хотел напомнить о гуманистической направленности моего мировоззрения, которая отчего то не хотел включать самою себя в эту систему взглядов.

Есть ошибка – есть исход, есть особенность – найдется подход. Такой мерой я стала себя мерить. Доброе и сострадательное отношение к себе снизило тревожность, но не снизило активность. Теперь у меня нет головокружительных горок самовосхваления-самоуничижения. Нет ощущения вседоступности ресурсов и всевозможности осуществления задуманного. Но и нет мыслей «я хуже всех и нет мне прощенья». Я могу ошибаться, или поступать не совсем адекватно ситуации, но неужто в этом заключается моя сущность? Мы с поведением теперь не сливаемся в единой мучительной идентификации, но и вражде теперь с нами не по пути. Порой мне кажется, что я смотрю фильм о своей жизни, в котором вполне симпатичная, не всегда успешная, но преодолевающая себя героиня (нытьем) прокладывает себе путь.

Нужно ли любить себя? Хорошо бы, но без идолопоклонничества.