Ляпупа обезвалдела: "От Калуши дудом фурдяет!"

15.05.2018

Ляпупа – персонаж серии лингвистических сказок современного прозаика и драматурга Людмилы Петрушевской. Сказки, написанные на потеху нам, филологам. Уж сколько мы друга друга ими ни кормили, будучи студентами. Я даже взял себе за правило поздравлять друзей с днём рождения в "в стиле Петрушевской": мол, "Киси-миси, кузявая-прекузявая Катюха-Расхочуха! Хвиндиляю с Гандибобелью!". Мне как филологу такие лингвистические безобразия друзья-товарищи, конечно же, прощают.

Самая известная сказка Людмилы Петрушевской "Пуськи бятые" про Калушу, калушат и некузявую Бутявку запомнилась ещё в детстве. Мы всем классом ухахатывались, перечитывая её на переменах. С прочими сказками я познакомился, учась на филфаке. Оказывается, что приключениями Калуши и Бутявки автор не ограничилась. Тут и Ляпупа, и Помик, и Пс с Психой и псятами. Но что самое интересное: всё, что происходит с героями и о чём они говорят (на языке Петрушевской "волят"), становится понятно. Попробуйте сами насладится смыслом и юмором этих сказок. В Интернете вы найдёте их без труда. А здесь, так уж и быть, поделюсь той, фрагмент которой вынес в заголовок этого поста.

Сяпала Калуша по напушке, увазила Бутявку и волит:
— О, бутявище некузявое.
И — тюк Бутявку за сяпалки.
И ну трямкать Бутявку.
Полбутявки у Калуши в клямсах, полбутявки об напушку лепещется.
Но тут Бутявка как заволит:
— Оее, оее!
И подудонилась Бутявка Калуше в клямсы: бздым!
Калуша обезвалдела, в клямсах у Калуши зюмо-зюмо некузяво, а тут Ляпупа по напушке шается, блуки бятые, пши натыром:
— О! Киси-миси, Калушечка! Как калушаточки? Как Помик?
Калуша же клямсы сопритюкнула, не волит ни киси и ни миси (Бутявка-то в клямсах и дудонится и дудонится).
Но тут из клямс у Калуши уже птум-птум, птум-птум (Бутявкино дудо).
— Эска! — волит Ляпупа, — о-по-по, вазьте, о индякие! Калуша подудонилась! От Калуши аж дудом фурдяет!
Калуша Бутявку вычучила, из клямс дудо отбябякала и волит:
— Не Калуша подудонилась, а Бутявка! От Бутявки фурд!
А Бутявка, вычучившись из калушиных клямс, вздребезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки в бурдысья, и волит из бурдысьев:
— Калуша подудонилась, Калуша подудонилась!
А Ляпупа пши аж расткжнула, блуки бятые вымзила и волит:
— И! И! Калушка зюмо некузявая! Фурдючая!
А Калуша бирит:
— С Ляпупой и Бутявкой бирить — дуда натрямкаться. Индякие, не тючьте дудо, не зафурдяет. Ляпупа с Бутявкой волят — у индяких пши сбякиваются!
И усяпала с напушки кузявая-кузявая.