Пути устранения экологических проблем в отдельно взятом Казахстане

В один ясный день, методом гипотетических рассуждений, я вдруг сажусь в удобное кожаное кресло президента такой республики как Казахстан. Конечно же, для меня автоматически архиважным встанет вопрос “Как нам обустроить Казахстан?”. Вопросом конкретно этого текста становятся экологические проблемы, которые в стране набрались достаточно, чтобы каждый наш соотечественник ощущал на своей шкуре это с самого рождения. При этом, по ходу данных рассуждений можно будет увидеть одну невероятную вещь, которая, с первого взгляда, никак в глаза не бросается. Но об этом в самом конце. А сейчас, давайте же наконец начнём!

Политика

В нашей стране, если мы захотим что-либо изменить, и не просто для галочки, в качестве предвыборных обещаний или прочих популистких опусов, а действительно взяться двумя руками за решение проблемы, то придётся провести серьёзнейшие структурные изменения в нашем государственном аппарате. Наше государство в нынешнем своём функционировании обречено на провал любой, даже самой хорошей инициативы, поскольку оно неэффективно. В качестве советского наследия Казахстан получил страшную централизацию власти и отсутствие в ней конкуренции на всех уровнях.

В первом случае имеется в виду, что регионы не имеют никакой автономии и права на инициативу. На низовом уровне никакой деятельности не ведётся, кроме как бумажно-показательной. А ведь именно на таком уровне граждане могут и должны видеть изменения, в первую очередь. Если они с текущей работой не могут и не хотят справляться (“да от нас ведь ничего не зависит”), то и ожидать исполнения предписанных реформ не стоит. Так и происходит, когда у людей отбирают ответственность, которая невозможна без каких-либо полномочий, без права самим решить, как оно будет в конкретном месте. Тому пример целая плеяда реформ в образовании. Сказали сверху: “шоб в каждом кабинете по интерактивной доске”. Внизу отказаться нельзя и пихали их везде (на самом деле четыремя на всю школу обходятся). Как итог, все доски скоро ломались, пользоваться ими невозможно и они просто занимали место на стене. Вступили не в 21 век, а куда-то не туда.

Во втором случае имеется в виду отсутствие на всех уровнях власти какой-либо борьбы. Да, даже президентом я стал не путём проведения грамотной предвыборной кампании. Акимы регионов назначаются, а не выбираются местными жителями из своих. И я не ошибусь, сказав, что везде, просто абсолютно везде, сидят лица, связанные с партией “Нур Отан”. И раз уж мы реалисты, то нам всем понятно, что иной политической силы в стране и не существует, в том числе пресловутые “Акжол” и “КНПК”, которые, по моему личному мнению, не более, чем филиалы “Нур Отан” в Парламенте. Никакой борьбы, инициатива только одна и серьёзных дискуссий ни по какому поводу не ведутся. Ставят только “своих людей”, которые доказали не свою эффективность, а личную преданность нынешнему режиму, а те, идя ниже, ставят “своих” “своих”. Такому назначенному есть вообще дело до вверенного региона? Его цель - собственное благополучие на злачном месте. Натурально, мы с вами наблюдаем старое доброе советское сращивание партийного и административного аппаратов. Такой монстр не может в эффективность и о людях он не думает.

На решение проблем нужны деньги. При таком раскладе, когда менеджеры некомпетентны (а откуда взяться компетенции без конкуренции?) и занимаются личным благополучием, выделенные средства, в лучшем случае, неэффективно растрачиваются, а в худшем просто разворовываются. Казахстан, между делом замечу, по уровню коррупции занимает 122 место из 180, между Джибути и Либерией. Деньги просто не дойдут, сколько их не выделяй. Без политических изменений в нашей стране никакое чудо невозможно, поскольку сама государственная структура и её функционирование порочны, поскольку всё это существует для обогащения правящего режима нашей страны. Поэтому такие изменения я и поставил на самом первом месте.

Города

Системная безалаберность очень сильно бьёт по благоустройству наших городов. Назначенные акимы не занимаются реальным улучшением ситуации в этом плане (показательно-бумажную работу за работу мы считать не будем). А разруха в городах напрямую связана с ухудшением общей экологической обстановки. Город - это огромный загрязнитель и главный производитель различного рода загрязнения: и промышленно-бытовых отходов, и шумового загрязнения, и химического, не говоря о вкладе в усилении парникового эффекта. И ведь это затрагивает более 10 млн. жителей Казахстана, проживающих в городах (57,5%) и с каждым годом, следом за темпами урбанизации, это число будет только увеличиваться. Так какие же конкретные проблемы следует разрешать?

Как было сказано, города генерируют отходы. По данным Департамента управления отходами Министерства энергетики, ежегодно производится около миллиарда тонн мусора, причём на твёрдые бытовые отходы (ТБО), которые мы ежедневно выносим из кухонь на мусорку, приходится только 5-6 миллионов тонн. Всё остальное - промышленность. Миллионы тонн неорганических и органических загрязнителей, фактических ядохимикатов, по своим характеристикам не уступающим своим боевым аналогам. И я это говорю про тот мусор, что мы привыкли видеть у себя дома. Всё отправляется на мусорные полигоны лежать мёртвым грузом, превращая окружающую местность в зону экологического бедствия. Очень показателен недавний случай в подмосковном городе Волоколамске, где в больницы обратились 50 детей. Причиной является выброс свалочного газа из полигона Ядрово, который буквально наступает на город. Среди стран Европы, Россия занимает первое место по запасам отходов, содержащих стойкие органические загрязнители. После неё стоит Казахстан. И представить страшно, сколько по стране таких вот Ядрово. В стране мусор практически не перерабатывается в связи с острым недостатком необходимых центров утилизации (по стране их можно пересчитать по пальцам руки), отсутствием необходимой инфраструктуры. В городах даже в планах не стоит помещение мусорок под землю. Открытые контейнера разносят отходы по улицам, а лужи вокруг ими пропитаны. Особенно остро ситуация стоит в районах новостроек, где недобросовестные застройщики очень часто оставляют строительный мусор.

Усугубляет экологическую обстановку ситуация на дорогах. С каждым годом в городах увеличивается количество автовладельцев, увеличивается нагрузка на дорожный трафик. Городские управленцы делают всё, чтобы сделать хуже. Ложно утверждение, что расширение дорог уменьшит количество пробок, вовсе нет. Освободившиеся места займут новые машины и пробка станет только масштабнее. На месте, где могли быть зелёные насаждения или трамвай/троллейбус, теперь целыми часами будут гудеть сотни двигателей внутреннего сгорания, наполняя улицы смогом. А ведь люди покупают автомобили, сравнивая его с общественным автотранспортом, который некомфортный, медленный, да ещё и дорожает. В Алматы были трамваи, в Актобе были троллейбусы, была какая-никакая инфраструктура, было, над чем работать. Сейчас придётся создавать велосипед с нуля. Покамест же прибыльнее всего будет пилить бюджет на ежегодных ямочных ремонтах, вместо того, чтобы заменить вредный асфальт (продукты нефтехимии, из которого тот состоит, не могут не выделяться в окружающую среду) на более стойкую брусчатку.

Правильное администрирование городов, как в итоге видно, положительно повлияет на экологическую обстановку и качество жизни граждан заметно повысится. Выход имеется в закрытии и утилизации нынешних свалок и развитии, в ближайшем будущем, развитой системы сортировки и переработки отходов. Успокоение автотрафика уменьшит количество выбросов продуктов сгорания топлива в атмосферу, позволит справиться с шумовым загрязнением.

Природоохрана

Наши степи - наше природное богатство, которое мы не используем. Нет, положите обратно свои помидоры и не говорите про поднятие целины, потому что речь пойдёт о несколько другом. Конечно же, о сайгаках. Многие скажут, что причиной их вымирания стало массовое истребление и это так, но первокорнем этому являются их рога, которые ценятся во всём мире. Заметьте, тут акцент стоит стоит на “ценятся”. И тотальный запрет на отстрел усугубляет положение краснокнижного животного. Браконьеров запрет ничуть не пугает. Вовсе нет, это только раззадоривает. Выведя сайгачьи рога в область чёрного рынка и создав ваккум предложения, спрос на них возрос многократно. Никакие штрафы и сроки никого не пугают, поскольку все риски и издержки окупаются разом. С самыми чистыми намерениями запрет никак не предусматривает рыночные механизмы, которые никто не отменял. Не только с сайгаками так происходит.

Есть наглядный опыт с Зимбабве, где популяция слонов с каждым годом возрастает и опыт Кении, где происходит противоположное. В первом случае отсутствуют какие-либо ограничения на отстрел, разведение слонов стало прибыльным бизнесом, от которого выигрывают все, и слоны в том числе, было только нужно удовлетворить спрос. В Кении существует запрет, а слоновые бивни массово изымаются, как это и у нас происходит. Звучит, может, и цинично, но само по себе природное богатство, без его использования, не нужно никому. Также стоит отметить случай, когда семеро егерей Иргиз-Тургайского заказника были пойманы за браконьерство. Те, кто призван защищать сайгаков, сами на них и охотились. Иронично, конечно, но вполне логично, что егеря, получающие, в среднем, 30 тыс. тенге, решили пойти на такое преступление. Это последствие всеобщей разрухи в нашей республике. Это натуральная дыра, куда уходят миллионы бюджетных денег. Потому предлагаю ещё одну радикальную меру: отдать природоохранные зоны в частные руки. Если мы имеем такое богатство, то коммерческое разведение сайгаков, в котором бизнес заинтересован больше, чем бедный егерь, будет хорошим выходом из такой ситуации. Таким же образом во Флориде спасли аллигаторов, например. В Техасе один инициативный человек построил настоящий сафари-парк, где водятся самые разнообразные краснокнижные животные со всего света. Платишь и имеешь возможность совершенно легально повесить голову африканского буйвола на стене своего дома! Браконьеры, как правило, происходят из местных жителей, которые, в силу повальной безработицы на селе, идут на такие меры. Развивая разведение сайгаков, эти же егеря у частника не выживали бы на 30 тыс. тенге.

Как ни крути, запрет только подталкивает людей на браконьерство, делая его очень прибыльным делом. Казахстан имеет опыт мараловодства, благодаря которому на Алтае сохранился благородный олень. С сайгаком произойдёт такая же история, если его разводить на рога и мясо. Нужно также развивать экологический туризм по национальным паркам. Включить природное богатство в экономику и мы и не успеем заметить, как стала из миллионов антилоп вновь заполонят степные пространства, как в провинции появятся новые рабочие места, как каждый из нас сумеет увидеть природные красоты нашей земли. В конце концов, прибыльное дело не будет жаловаться на нехватку бюджетных денег.

Итоги

А теперь про ту самую невероятную вещь, о которой я говорил в самом начале, но решил оставить в самом конце, на закуску. Весь этот текст, по большей части, и не про экологические проблемы вовсе. Тут и про проблемы государственного управления говорилось, и про города, и про экономический аспект браконьерства, но, так или иначе, не так сильно уделяется внимание именно решению экологических проблем. Этим показывается, что они не существуют в вакууме и не появляются из ниоткуда. Не решив вышестоящие трудности, не меняя современный Казахстану политический режим, который является источником патологического разгильдяйства управленческого аппарата, невозможно начать решать экологические проблемы, и не только. Много их таких у нас.