Иррациональность, сверхрациональность и металогика Божественного

Иррациональное понимается в философии весьма многозначно. Сам термин происходит от латинского слова irrationalis, что означает "неразумное". Это следует понимать, как отсутствие закономерности, логичности в поведении объекта, феномена, явления, невозможность их постижения разумом. В логике, которая изначально была подразделом философии термин "иррациональность" понимается похожим образом: нецелесообразность, необоснованность, нахождение, ввиду этого, за пределами постижения, противоречащее рациональности. Стало быть, с точки зрения классической философии и логики, иррациональным может являться хаос, если предположить, что настоящий хаос существует, поведение сумасшедшего, глупого человека, или человека обуянного страстью, опьяненного спиртными напитками, и так далее.

Карл Густав Юнг прилагает данный термин к психическим функциям, которые находятся за пределами разума. Так как за пределами разума находится многое, из того, что существует в коллективном или индивидуальном бессознательном, то можно сказать, что иррациональное не просто неразумное, но бессознательное, подсознательное.

С этим термином возникает целый ряд проблем. Во-первых термин подразумевает то, что может существовать что-то иррациональное, в принципе. То есть, должно быть нечто непостижимое рационально, причем принципиально а не актуально непостижимо. Так, к примеру, хаос должен действительно не подчиняться никаким законам. Под словом "никаким" подразумевается вообще отсутствие каких-либо закономерностей. Но мы не можем сказать, что в мире есть нечто, что не подчиняется вообще никаким законам. Мы можем лишь сказать, что нечто, по видимому, не подчиняется известным нам законам, или мы не можем проследить закономерности. Таким образом возможность иррационального в гносеологическом смысле еще требуется доказать.

Во-вторых, если иррациональное присутствует в нашей психике, как некие флуктуации бессознательного, то возникает вопрос: действительно ли эти глубинные психические механизмы не подчиняются никаким законам.

Предположим, на компьютере установлена программа, являющая собой генератор случайных чисел. Если наблюдатель - пользователь, то с его точки зрения числа действительно случайны. Если же наблюдатель программист, то он видит, что генератор работает на основании системного времени или любых других переменных параметров, так как настоящего генератора случайных чисел не существует. Пользователь может назвать процесс генерации иррациональным, программист же нет.

Если наблюдаемые Юнгом иррациональные явления не подчиняются никаким законам, действующим внутри психики, как таковой, что сомнительно, то значит они закономерно должны возникать из чего-то другого, пусть даже это будут законы вероятностей, законы информации или квантовая механика. То есть, иррационально зачастую теряет свою иррациональность, если меняется масштаб или парадигма. Кроме того, даже если предположить, что психика содержит в себе иррациональные процессы, они должны быть рационализированы Я, если же они влияют на соматический аппарат минуя рационализацию в Я, значит их, вероятно, можно рационализировать на уровне психофизическом.

Несмотря на всю проблемность, термин "иррациональное" все же существует, и употребляется не только в узком, но и в самых широких смыслах. Например, в отношении постижения Бога часто говорится о том, что Бог непостижим рационально, мало того, ratio тут - самый ненадежный помощник. Но если Он непостижим рационально, значит Он, как Сущий, относится к иррациональным явлениям или феноменам, в зависимости от того, что лучше всего употребить, говоря о Нем.

Таким образом, на смену рациональному поиску или постижению Божества приходит иррациональный поиск и постижение, основанный на доверии психофизическим состояниям и ощущениям (называемым непосредственным духовным опытом) более, нежели доводам разума. Возможно, это связано с тем, что разрешить для себя вопрос о существовании или несуществовании Бога довольно сложно. Кроме того личный непосредственный опыт может переживаться, как личная встреча. Указывается также и на то, что вера - нерациональна, что тоже весьма спорно. Вера, как состояние - объяснима, вера как акт - акт обусловленный волей.

И опять-таки, что именно иррационально, Сам Бог, или вера в Него? Неужели в Нем не могут действовать никакие законы? Возможно, что на таком уровне нельзя говорить о законах и Боге отдельно, но если Бог если Благо, или Любовь, или Свобода, то не есть ли это единовременно и Его внутренний закон? По мнению автора данной статьи, Бог непостижим не потому что Он иррационален, а значит непостижим принципиально, но тому, что путь постижения Беспредельного - беспределен.

Можно отказаться от термина иррациональность, в отношении Бога, и ввести термин сверхрациональность. Примерно так поступает Семен Людвигович Франк, говоря о металогичности Бога. Но невозможно провести четкой границы между логикой (всеми ее видами) и металогикой, между рациональностью и сверхрациональностью. А металогичность можно понимать и как сверхрациональность, и как иррациональность. Резюмируя можно сказать, что понятия иррациональности может не существовать вовсе, а металогика и сверхрациональность не могут быть понятыми, покуда не будут сформулированы их отличия от всевозможных видов логики и рациональности, пока же они указуют лишь на превосходную степень или вынесенность за пределы явления.